Виталий Смагин атакует "Европарк"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Оригинал этого материала
© "Век", origindate::23.08.2010

Ашот Егиазарян атакует "Европарк"

В борьбе за торговый комплекс рейдеру Егиазаряну, по его словам, поможет аллах и Касьянов

Андрей Бородин

Крупный столичный торговый комплекс «Европарк», расположенный на пересечении Московской кольцевой автодороги и Рублевского шоссе снова оказался предметом разбирательств в правоохранительных органах. Бывший совладелец управляющей «Европарком» компании Виталий Смагин обратился в Генпрокуратуру с заявлением о якобы хищении у него 20 процентов акций этой компании. Между тем, законным собственником комплекса в январе 2010 года стала группа компаний «Ташир», не имеющая отношения ни к одному из фигурантов заявления. Эксперты называют претензии Смагина несостоятельными и при этом не исключают, что данный ход может обернуться для него неприятным бумерангом: органы заинтересуются деятельностью самого заявителя, уже «засветившегося» в рейдерских операциях.

Смена собственника ЗАО «Центурион альянс», построившего и управляющего ТК «Европарк», произошла в результате открытых торгов, на которые актив был выставлен «Дойче банком». До этого немецкий банк долгое время держал 100% акций компании в залоге, взятом под обеспечение кредита в 100 млн. долларов. 20 процентов акций до конца 2006 года действительно принадлежали Виталию Смагину, однако на момент продажи он в число прямых акционеров компании уже не входил. И вот теперь бывший совладелец «Европарка» всеми правдами и неправдами (а скорее, последними) пытается вернуть торговый комплекс под свой контроль — причем не на 20 процентов, а на все 100.

«Европарк» строился в начале 2000-х годов на кредитные средства, взятые застройщиком у «Сбербанка» и из других источников. Сумма инвестиций, по данным руководителей «Центуриона», превысила 100 млн. долларов, при этом условия пользования кредитом «Сбербанка» были весьма жесткими. Поэтому когда в 2006 году «Дойче банк» предложил перекредитовать компанию по более низкой процентной ставке под залог уже построенного комплекса, собственники, недолго думая, приняли это предложение. Собственно, деньги у «Дойче банка» брались именно на реструктуризацию долговых обязательств «Центуриона», и вскоре кредит в «Сбербанке» был полностью погашен.

На тот момент 80 процентов акций «Центуриона» принадлежали напрямую различным юрлицам, а 20 процентов — Виталию Смагину как физическому лицу. Схема передачи актива в залог новому кредитору была, по общему согласию собственников, выстроена следующим образом: акции переходили в собственность специально зарегистрированной на Кипре компании «Доралин», и уже эта компания выступала перед «Дойче банком» в роли залогодателя. В 2006 году, в рамках реализации этой схемы, все акционеры «Центуриона», включая Смагина, передали свои пакеты «Доралину» и все взамен получили эквивалентные доли в новой корпоративной структуре.

Такой расклад полностью устраивал Виталия Смагина вплоть до 2009 года, пока над всем миром и над Россией не разразился финансовый кризис. Собственно, для кого-то он был кризисом, а для кого-то — неплохой возможностью половить рыбку в мутной воде. Что довольно быстро просек и наш герой.

Как только Смагин понял, что у его партнеров по «Европарку» возникли трудности с другим крупным столичным проектом, и их внимание целиком переключилось на этот объект, он решил воспользоваться ситуацией и попытаться полностью захватить торговый комплекс.

Летом 2009 года г-н Смагин появился в российском офисе «Дойче банка» с эксклюзивной инсайдерской информацией и специально подготовленным оригинальным предложением. Руководителям банка-кредитора было доверительно сообщено, что в российском ритейле вот-вот грядет полный дефолт, «Центурион альянс» еле держится на плаву, и уважаемый банк имеет все шансы денег своих никогда более не увидеть. Напугав таким образом немецких банкиров, Смагин немедленно предложил банку свой путь спасения, а именно: выразил готовность выкупить рискованный кредит (а значит, и залог) через принадлежащую исключительно ему оффшорную фирму Inscred. Стоит ли говорить, что партнеры Смагина по «Доралину» ничего об этом таинственном визите и этом деликатном предложении не знали?..

Надо заметить, что до этого момента все платежи по кредиту производились в полном объеме и четко в обозначенные договором сроки. Но ситуация на российском рынке в то время действительно была непредсказуемой, и «Дойче банк» решил воспользоваться возможностью «подстелить соломки», запросив, правда, у Смагина депозит — как подтверждение серьезности его намерений. Пустяки, — ответил Смагин, — и неделю спустя фирма Inscred действительно перечислила на специально открытый счет в «Дойче банке» депозит в размере 5 миллионов долларов США. Но вот после этого процесс остановился — проблемы возникли уже у Смагина.

Как говорят в «Дойче банке», незадачливый скупщик долгов не смог «осуществить комплекс организационных мероприятий», а проще говоря — не нашел ни собственных средств, ни доверчивых партнеров для завершения сделки. Сделка, что называется, повисла в воздухе, но кредитор, видя такие явно нездоровые процессы в недрах компании-заемщика, уже твердо решил избавиться от рискованного кредита. К тому же Смагин параллельно, использовав сделанные на ксероксе подложные документы, подал в Арбитражный суд Москвы иск о признании недействительным того самого договора от 2006 года, на основании которого его пакет акций «Центуриона» перешел в компанию «Доралин». Если бы суд удовлетворил требование истца — чего, к счастью, не произошло — то 20% акций ЗАО «Центурион альянс» оказались бы изящно выведенными из-паод залога «Дойче банка». Кроме того, Смагин сохранил бы за собой 20-процентный контроль над «Доралином».

На языке финансистов все подобные действия называются созданием дефолтной ситуации, а на языке следователей — просто и емко: мошенничеством. Немцы же, устав разбираться с мутными делишками «этих русских», просто и тупо выставили кредит на открытый рынок.

К торгам проявили интерес несколько крупных игроков, в числе которых значился, к примеру, «Альфа-Банк», а также группа компаний «Ташир», предложившая в итоге наилучшие условия. И надо отметить, что как только Смагин узнал о том, что у комплекса появился новый владелец — «Ташир», он сразу же обратился с просьбой продать ему 20% акций по себестоимости, на что получил согласие. Цена, по которой бывший акционер «Центуриона» мог выкупить обратно свои акции, была почти в 5 раз ниже их рыночной стоимости. Но Смагина по каким-то причинам не устроил и этот вариант.

Так появилось на свет заявление в Генпрокуратуру, с помощью которого бывший акционер ЗАО «Центурион альянс» принялся изображать из себя жертву. А роль хищника досталась депутату Госдумы Ашоту Егиазаряну, который, хоть и упоминался ранее в прессе как человек, причастный к структурам управления «Европарком», сегодня не имеет отношения ни к компании «Центурион альянс», ни к торговому комплексу.

Юристы, комментирующие заявление Смагина, в прессе, например, в «Газете.ру», единодушны: никакого обмана не было. Старший юрист компании «Налоговик» Павел Ларин говорит, что в данном случае стоит говорить лишь «об обычной уступке требований по долгу, причем инициатором выступил формально независимый банк». Его позицию разделяет партнер практики по разрешению споров юридической фирмы Goltsblat BLP Рустам Курмаев: «Мне непонятно, где здесь хищение». Аналогичных точек зрения придерживаются и другие эксперты.

Однако Смагина это не смущает. Как говорят менеджеры «Европарка», в офисы которых бывший акционер продолжает наведываться с завидной регулярностью, он рассчитывает на другие ресурсы. Например,высокие связи «наверху».

«Вас всех скоро посадят», — с нарочито зловещим выражением лица пророчествует Смагин в кабинетах администрации «Европарка». В своих монологах он часто упоминает фамилию одного из заместителей генпрокурора, который якобы «находится у него в доле». Также любит бравировать тем, что у него якобы «сидит на зарплате» Префектура Западного округа Москвы, и он, по своему желанию, может в любой момент инициировать любые проверки, передать анонимку на стол мэру или устроить другие проблемы неудобным оппонентам. К тому же, говорит Смагин, у него есть влиятельные знакомства и в Белом Доме, и в Администрации Президента, и даже…