Вице-премьер в откате

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Бывший вице-премьер Немцов обманул Deutsche Telecom ради собственной наживы

1107333354-0.jpg [...] Бесспорно, самой яркой фигурой среди младореформаторов был вице-премьер Борис Немцов. Во-первых, Борис Ефимович долгое время ходил в «приемниках» Бориса Николаевича, а это много значит. Во-вторых, среди своих друзей он отличался особенной напористостью и беспринципностью. Если того требовали обстоятельства, г-н Немцов был готов дружить хоть с чертом хоть с коммунистом. Даже если пять минут назад на публике он поносил этого коммуниста последними словами.

Еще в чем нельзя отказать Борису Немцову, так это в коммерческой прозорливости. Только придя в правительство, он тут же поставил под контроль, отобрав ее у Владимира Булгака, одну из «темных лошадок» российской экономики — связь. Немногие в те годы могли предположить, что уже через два-три года она станет очень серьезной, даже можно сказать, одной из самых серьезных отраслей экономики. А вот г-н Немцов предположил, и сделал вывод, что эта отрасль сулит большую отдачу.

Разговор не о том, сколько это в цифрах. Сейчас лишь речь о схеме. Как оказалось для того, чтобы обеспечить приличный куш «на связи», требовалось немного – надо было просто нарушить обязательства, данные предыдущими руководителями Правительства и придумать благопристойную комбинацию.

В 1993 году государство выдало компании «Мобильные телесистемы» (торговая марка МТС) лицензию на работу в стандарте GSM 900 в Москве и Московской области. По условиям лицензии, за компанией закреплялась монополия на столичный рынок сроком на 10 лет. Может быть, сегодня это и кажется странным, но в 98-м с точки зрения развития сотового бизнеса это был абсолютно логичный шаг – молодые компании были не в силах делать сразу два дела: строить инфраструктуру и вести конкурентную борьбу.

Невзирая на это, Борис Немцов решил, что столичный рынок для одной МТС это слишком жирно. И своей волей распорядился выдать лицензию на работу в частотном диапазоне GSM 900 КБ «Импульс» (дочерней фирме компании «Вымпелком»), то есть «БиЛайну». Естественно не запросто так, без всякого конкурса (!), Борис Немцов продал данные частоты. Но удивительна судьба денег, вырученных государством в результате этой сделки.

Четвертого августа (к слову, до дефолта оставалось ровно две недели) выступая на публике, г-н Немцов заявил, что Российское космическое агентство очень нуждается в средствах – срываются сроки, в которые должен быть изготовлен российский сегмент международной космической станции. Борис Ефимович обрадовал общественность тем, что деньги на это найдены – 30 миллионов долларов, которые «Вымпелком» готов заплатить за частоты GSM 900. Вырученные средства пойдут на строительство МКС.

Однако деньги, а точнее их большая часть, как выяснилось позже, на благое дело не пошли. Когда в конце 1998 года у руководителя Российского космического агентства спросили, сколько денег они получили от сделки, которую провернул Борис Немцов, глава РКА честно признался – 7 миллионов долларов. А еще 23 миллиона? – поинтересовались журналисты. Тому лишь оставалось развести руками. При этом президент «Вымпелкома» Дмитрий Зимин не раз говорил о том, что готов подтвердить факт уплаты 30 миллионов долларов с бумагами в руках. И не верить ему нет никаких оснований.

Так куда же девались 23 миллиона? Ответ на этот вопрос давно интересует многих. Безучастными к ней, по непонятным причинам, остаются лишь следственные органы. Понятно, что до этого могли не дойти руки после дефолта. Более того, в то время страна активно «осваивалась» близкими к Семье олигархами типа Березовского и Фридмана. Но сейчас-то наступило время «сбора камней».

Впрочем, может статься, что 23 миллиона не единственные деньги, которые упоминаются всвязи с Борисом Ефимовичем, и интересами «Вымпелкома».

Согласно неофициальным данным, которые приводят финансовые аналитики, услуги высококвалифицированного лоббиста в России стоят в среднем 15% от планируемой прибыли. Предположим, что заплатив 30 миллионов за лицензию, «Вымпелком» собирался заработать за год, как минимум, тождественную сумму. Значит, потенциальные комиссионные могли составить около 4,5 миллионов долларов в год. Что, согласитесь, совсем не плохо.

Что касается западных инвесторов, то тут ситуация выглядит следующим образом. Как заявлял в те дни глава МТС г-н Новицкий «Наши партнеры по предприятию (имеется в виду соучредитель «Мобильных Систем», дочернее предприятие крупнейшего германского телекоммуникационного концерна Deutsche Telecom) в растерянности. До сих пор они не сталкивались с тем, что государство по ходу меняет правила игры, они не знают, что им делать». То есть речь шла о том, что г-н Немцов обманул крупнейшего потенциального инвестора в российскую телекоммуникационную отрасль ради собственной наживы.

Газеты тогда скромно окрестили преференции, свалившиеся на «БиЛайн», «удачей» компании. Дело в том, что стандарт GSM 900 оказался технически совместимым со стандартом GSM 1800, в котором он тогда работал. Сеть GSM-1800 позволяет обслуживать большее количество абонентов, чем GSM-900, но в то же время требует существенно больших затрат. При построении базовых станций для сетей GSM-1800 средств нужно в 4-16 раз больше, чем для сетей стандарта GSM-900. Поэтому возможность работать сразу в двух стандартах позволила «БиЛайн» существенно сократить свои расходы. В центре города, где абонентов больше всего, ставить базовые станции GSM-1800, а за пределами Садового кольца — GSM-900.

Кроме экономии в строительстве, «Импульс» получил возможность отнять у МТС и часть дохода от роумеров — граждан, приезжающих в Москву со своими телефонами стандарта GSM-900 (в 98-м ежедневно в столицу приезжало по 15-17 тысяч пользователей мобильной связи).

В середине октября «Вымпелком» официально объявил о начале работы фрагмента сети GSM-900 на участке от аэропорта Шереметьево до Ленинградского проспекта — именно этот участок на первом этапе и начал «перехватывать» абонентов МТС.

Сегодня Борис Немцов, вылетевший из большой политики, как пробка из бутылки, сидит сейчас на почетной должности в совете директоров финансовой компании. Кстати, компания эта называется концерн «Нефтяной». А учредители у него, поговаривают, те же, что и у «Вымпелкома» – Альфа-групп. Ну что здесь скажешь!

Егор Петровский

Оригинал материала

«Русский курьер»