Владелец Heliopark Group крупно смухлевал

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Владелец Heliopark Group крупно смухлевал

12 Октября 2015

155ff4a8df0c8396a5205bdc5093ff6a.jpeg

В аэропорту Внуково был задержан, а потом и арестован судом по обвинению в особо крупном кредитном мошенничестве Александр Гусаков — президент и владелец группы компаний Heliopark Group, управляющей сетью отелей в России и Европе. Полицейское следствие полагает, что взятые им еще пять лет назад у Промсвязьбанка в кредит $26 млн бизнесмен изначально не собирался отдавать, поэтому и предоставил в качестве обеспечения имущество, стоимость которого не смогла покрыть даже набежавшие по нему проценты. Защита обвиняемого, в свою очередь, считает, что возникший спор относится исключительно к сфере гражданско-правовых отношений.

Александр Гусаков был в прямом смысле снят полицейскими с рейса Москва--Симферополь в аэропорту Внуково. Проходящего паспортный контроль перед вылетом пассажира под каким-то предлогом попросили пройти в спецпомещение для индивидуального досмотра, а там, как выяснилось, его уже ждали оперативники УЭБиПК. Бизнесмена доставили сначала в ИВС на Петровку, 38, а на следующий день отвезли в Таганский райсуд.

В нем следственное управление УВД по Центральному округу Москвы ходатайствовало об аресте бизнесмена. По версии следствия, обвиняемый в особо крупном мошенничестве господин Гусаков нарушил ранее данную им подписку о невыезде из Москвы, решив без разрешения следователя вылететь в Крым.

Интересно, что даже угроза ареста не заставила бизнесмена пересмотреть свои взаимоотношения с Промсвязьбанком. По данным близкого к следствию источника "Ъ", в перерыве между заседаниями представитель потерпевшей стороны напомнил обвиняемому, что банк по-прежнему готов идти ему навстречу — например, предоставить отсрочку или даже снизить сумму долга едва ли не втрое с учетом девальвации курса рубля. Однако должник от переговоров отказался. В свою очередь, суд, согласившись с требованием следствия, арестовал Александра Гусакова до 29 ноября.

Сомнительная финансовая операция между Александром Гусаковым (владельцем 12 отелей в России, Германии и Швейцарии, объединенных в сети Heliopark Hotels and Resorts) и Промсвязьбанком была совершена в 2008 году. Тогда две входящие в Heliopark Group фирмы — ЗАО "Русский уикенд сервис" и ЗАО "Гостинично-туристический комплекс "Ясно-Полянский"" — солидарно с президентом группы Гусаковым взяли в банке кредиты на пополнение оборотных средств соответственно на $10 млн и $16 млн. В качестве обеспечения заемных средств бизнесмен и его фирмы предоставили мебель и технику, якобы хранящуюся в "Ясно-Полянском".

По договору господин Гусаков должен был в течение двух лет выплатить сумму основного долга и проценты, однако сразу после получения кредитов он прекратил взаимоотношения с банком. Как пояснил "Ъ" адвокат бизнесмена Евгений Денисов, у его клиента тогда возникли "определенные финансовые трудности". Уточнить, какие именно, защитник не захотел. Так или иначе, но на первом этапе должнику удавалось добиться отсрочки платежей. Банк несколько раз заключал с ним дополнительные соглашения, а так и не получив назад свои деньги, обратился в Арбитражный суд Москвы. На заседаниях, состоявшихся в 2010 году, суд признал, что два ЗАО и их основной владелец Гусаков должны Промсвязьбанку соответственно $17,6 млн и $11,2 млн.

Тут-то и выяснилось, что вся предоставленная в качестве обеспечения кредита мебель и техника на самом деле господину Гусакову и его фирмам не принадлежит, поскольку была взята им в лизинг у партнеров. Мало что дала и продажа другого имущества обанкротившихся к этому времени "Русского уикенд сервиса" и "Ясно-Полянского", в частности, принадлежавших им отелей "Олд Эстейт" в Пскове, "Эммаус" в Тверской области и "Карусель" в Тульской области. С учетом 1,5 млн руб., изъятых с личного банковского счета господина Гусакова и продажи его яхты, оказавшейся в довольно ветхом состоянии, удалось собрать всего порядка $1,8 млн. То есть Промсвязьбанк не получил в полном объеме даже причитающиеся ему проценты по кредитам.

Подсчитав свои финансовые потери, руководство банка пришло к выводу о том, что господин Гусаков изначально "оформлял свои кредитные обязательства без намерения их исполнения", и обратилось с заявлением в полицию. Там в марте 2014 года возбудили уголовное дело. Его фигурантами, правда, были неустановленные лица, а сам инцидент квалифицировали как крупное мошенничество в сфере предпринимательской деятельности (ч. 3 ст. 159.4 УК РФ). Затем расследование приостанавливалось в связи с истечением 6-летнего срока давности, предусмотренного по этой статье УК, а 24 апреля этого года было вновь возобновлено по настоянию потерпевшей стороны. На этот раз обвиняемым по делу стал лично глава Heliopark Group, а инкриминировали ему совершение преступления по ч. 4 ст. 159.1 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере в сфере кредитования). Это преступление относилось уже к категории тяжких со сроком давности до десяти лет, однако настаивать на аресте фигуранта дела следствие по-прежнему не стало, ограничившись уже данной фигурантом подпиской. Тем более что господин Гусаков, как утверждает близкий к расследованию источник "Ъ", до последнего времени скрупулезно выполнял все взятые на себя перед следствием обязательства.

Планы обвиняемого, по мнению собеседника "Ъ", видимо, изменились на прошлой неделе, когда его известили о скором окончании следственных действий. Участники расследования сейчас ждут завершения двух последних — бухгалтерской и почерковедческой экспертиз, а в ближайшей перспективе планируют предъявление Александру Гусакову обвинения в окончательной редакции и начало его ознакомления с собранными доказательствами. Эта информация, возможно, и подтолкнула фигуранта дела к попытке бегства в Симферополь. "У него просто сдали нервы",— считает собеседник "Ъ".

"Всеми законными методами мы будем добиваться возмещения нанесенного банку вреда и справедливого наказания для обвиняемого",— заявила "Ъ" представляющая интересы потерпевшей стороны адвокат Елена Кабанова. Защитник господина Гусакова Евгений Денисов, в свою очередь, выразил недоумение по поводу принятой следствием квалификации инцидента. "Мне, как адвокату, непонятно, почему спор двух хозяйствующих субъектов перевели в уголовно-правовую плоскость",— заявил он.

Источник: КоммерсантЪ

Ссылки

Источник публикации