Владимиру Киселеву поправили биографию в "Новой газете"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Владимиру Киселеву поправили биографию в "Новой газете"

Факт задержания шоумена в 1994 г. по делу малышевской ОПГ, признанный питерским судом, не был признан Басманным

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::24.02.2012, Басманный суд взялся за старое, Фото: "ИТАР-ТАСС", Иллюстрации, аудио: "Новая газета"

Нина Петлянова

Compromat.Ru

Владимир Киселев

Опровержение
По решению Басманного районного суда г. Москвы от origindate::12.09.2011 опровергаются опубликованные в газете «Новая газета» в №24 за 9 марта 2011 года в статье Н. Петляновой «С миру по нотке» сведения о том, что «Киселев В.В. в 90-х годах задерживался следственными органами по делу о пропаже крупной партии видеомагнитофонов»; «в фирме Киселева В.В. разнорабочим был оформлен Малышев (один из петербургских криминальных авторитетов, дважды судимый за убийство, сейчас находящийся под следствием в Испании)»; опубликованные в газете «Новая газета» в №42 за 20 апреля 2011 года в статье Н. Петляновой «Кто расплатился за фонд «Федерация»?» сведения о том, что «в ночь с 22 на 23 марта 2011 года в Санкт-Петербурге неизвестными лицами сожжен магазин частного предпринимателя Дмитрия Делова».

В Санкт-Петербурге Владимир Киселев — лицо и член совета скандально известного благотворительного фонда «Федерация» — проиграл судебные баталии со СМИ уже в двух инстанциях. В отличие от Москвы, где также в двух инстанциях — выиграл.

15 декабря прошлого года Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга отказал Владимиру Владимировичу в исковых требованиях к питерским интернет-газете «Фонтанка.ру» и журналу «Город 812».

А 14 февраля уже Санкт-Петербургский городской суд оставил в силе вынесенное решение.

А вот Басманный суд столицы 12 сентября 2011 года вынес решение в пользу Киселева, судившегося с «Новой газетой». И Московский городской суд 22 декабря 2011 года нижестоящую инстанцию поддержал.

Тут вот что любопытно: оба дела начались и рассматривались практически одновременно. Предмет судебного спора (за исключением одного «пожарного» фрагмента — о нем в конце) одинаков. Свидетели и доказательства предлагались одни и те же. А выводы сделаны с точностью до наоборот, и результаты получились похожие друг на друга, как мышь на слона…

Что написано пером

В декабре 2010 года в Питере тысячи зрителей собрал концерт с участием голливудских звезд и премьер-министра Владимира Путина, сыгравшего на рояле и спевшего «С чего начинается Родина». Владимир Киселев называл себя одним из организаторов акции, а ее саму — благотворительной. Однако в марте 2011 года случился скандал: те, кому была обещана помощь (больные раком дети, их родители, врачи), ее не дождались. Почти все телеканалы, журналы, газеты (не только в России) рассказали об инциденте, в том числе «Новая газета» (см. №24 от 9 марта 2011 года — «С миру по нотке»). Естественно, многие заинтересовались личностями устроителей мероприятия. Тут и вскрылись неприятные подробности биографии шоумена.

«Новая» (автор Нина Петлянова) сообщила: «Киселев в 90-х задерживался следственными органами по делу о пропаже крупной партии видеомагнитофонов, а также из-за того, что в фирме Киселева разнорабочим был оформлен Малышев (один из петербургских криминальных авторитетов, дважды судимый за убийство, сейчас находящийся под следствием в Испании]). Но следствие Владимира Владимировича отпустило». Именно эти строки Киселев [http://www.novayagazeta.ru/storage/b/2012/02/24/1.pdf потребовал опровергнуть] [.pdf, 1,7 Мб] в Басманном суде Москвы. А в Куйбышевском суде Петербурга — очень похожие, но написанные интернет-газетой «Фонтанка.ру» и журналом «Город 812» еще в декабре 2010 года: «Владимир Владимирович — человек известный как в Петербурге, так и в Москве. Правда, известность эта разного рода. В начале 90-х Владимир Киселев задерживался следователем Гусаровым по громкому делу Александра Малышева (один из криминальных авторитетов в Петербурге, ныне находящийся под следствием в Испании), в связи с тем, что у следствия возникли вопросы к Киселеву по поводу крупной партии видеомагнитофонов «Акай», а также потому, что Малышев был оформлен в фирме Киселева разнорабочим. Но вскоре Владимира Владимировича отпустили».

Разные судьи

На основании одной и той же статьи 152 ГК РФ, исследуя одни и те же обстоятельства, суды сделали противоположные взаимоисключающие выводы. В Петербурге высказывания журналистов признали «соответствующими действительности и не порочащими истца» и иск Киселева отклонили. А вот в столице на те же вещи взглянули иначе: «Ответчики (то есть «Новая газета» и Нина Петлянова. — Н.П.) не предоставили каких-либо доказательств, подтверждающих, что в 90-е годы Киселев задерживался по подозрению в совершении какого-либо преступления» и что «Малышев был оформлен или работал в фирме Владимира Владимировича». Для председателя Басманного суда Ольги Солоповой, принявшей это дело к производству из-за болезни первоначально назначенной судьи Калининой (другие ее дела, которые должны были рассматриваться в этот же день, просто откладывались), то, что пыталась предъявить в суде «Новая газета», — «не основания», «не доказательства». А автор статьи, по мнению Солоповой, «стремится сформировать у читателей мнение об истце как о человеке, который совершал преступление, задерживался правоохранительными органами и был связан с криминальными сообществами». Что мы представляли и как доказывали свою правоту в судах Москвы, а что и как параллельно в Петербурге — «Фонтанка.ру» и «Город 812», смотрите, слушайте и читайте сами.

Смотрите сами

Сначала по словам. Киселев настаивал, что автор говорила в материале о его задержании по основаниям и в порядке действовавшего в 90-е годы УПК РСФСР, то есть трактовала термин «задерживался» в узком, строго юридическом значении этого слова. Я [http://www.novayagazeta.ru/storage/b/2012/02/24/2.doc доказывала] [.doc, 174 Кб], что употребляла слово «задержанный» только в том смысле, в котором его понимают и произносят обычные люди, не имеющие юридического образования и стажа сыщика уголовного розыска. То есть я писала о том, что Владимира Владимировича «задержали по делу Малышева», доставили в правоохранительные органы, «задали вопросы по поводу него и видеомагнитофонов» и «отпустили» как свободного человека, а не как «совершившего преступление и связанного с криминальными сообществами». Те же аргументы звучали в Санкт-Петербурге.
[page_31825.htm#ankor1 Басманный суд
:
«Доводы ответчиков о том, что автор статьи использовала термин «задержание» в общеупотребительном значении, а не в юридическом смысле <…> суд считает надуманными, поскольку общий смысл и направленность публикации свидетельствует о том, что автор статьи стремится сформировать у читателей мнение об истце…» — и далее по тексту приведенной выше цитаты.

Куйбышевский суд: «Суд полагает, что данное выражение — «задерживался» — употреблено не в уголовно-процессуальном, а в общеупотребительном смысле, предусматривающем возможность, согласно нормам русского литературного языка, существования и такого смысла, как «задерживаться для дачи свидетельских показаний». Позицию истца в данном случае суд расценивает как необоснованно суживающую смысловое значение данного слова».

Теперь по существу.

Уголовное дело №534530 было возбуждено Следственной частью ГУВД г. Санкт-Петербурга и области origindate::30.09.1992 в отношении Малышева Александра Ивановича и целого ряда иных лиц. Приговор по указанному делу был постановлен Санкт-Петербургским городским судом в 1995 году. В настоящее время дело находится в архиве Санкт-Петербургского городского суда под номером 2-95/96.

По нашему ходатайству из архива Санкт-Петербургского городского суда были запрошены и приобщены к материалам дела заверенные копии следующих документов: постановление старшего следователя по особо важным делам 1-го отдела СЧ ГУВД Санкт-Петербурга и области Гусарова И.Б. о выделении уголовного дела №72731 в отношении Драпкина С.Г. от 28 января 1994 г. по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 208 УК РФ; протоколы допросов руководителей Ассоциации «Фестиваль «Белые ночи Санкт-Петербурга» Киселева В.В., Драпкина С.Г., Ворониной М.Н.; договор от 20 мая 1992 г. между фирмой «Ист-Маркет» и Дирекцией Фестиваля «Белые ночи Санкт-Петербурга», накладная №49 от 25 мая 1992 г., договор от 25 июня 1992 г. между Ассоциацией «Фестиваль «Белые ночи Санкт-Петербурга» и фирмой D&K.

Из постановления о выделении уголовного дела в отношении С.Г. Драпкина:

«В мае 1992 года Малышев как главарь банды, действуя совместно с Мустафиным и ее участниками, предпринял действия, направленные на взятие под контроль их бандой ООО «Ист-Маркет» и завладение денежными средствами данного общества в сумме 5 000 000 рублей. <…>

Во исполнение предъявленных Мустафиным требований Аверкин вместо требуемого первоначально перевода 5 000 000 рублей фирме «Инфо-Балт» 20 мая 1992 года был вынужден заключить с Дирекцией Фестиваля «Белые ночи Санкт-Петербурга» договор о передаче последней 111 видеоплееров марки «Акай» стоимостью 4 000 000 рублей якобы за размещение рекламы фирмы «Ист-Маркет» на данном фестивале и 25 мая 1992 года передать указанное имущество представителю Дирекции.

Вышеуказанный договор от имени Дирекции фестиваля был подписан гр-м Драпкиным С.Г.

Будучи допрошен в качестве свидетеля, Драпкин показал, что данный договор подписал по просьбе президента Ассоциации «Фестиваль «Белые ночи Санкт-Петербурга» Киселева В.В., который (с его собственных слов) вел переговоры с представителями фирмы «Ист-Маркет». <…>

Полученные 111 видеоплееров, согласно его показаниям и представленным органам следствия документам, были переданы в дальнейшем для реализации польской фирме D&K.

Допрошенный в Польской Республике З. Пиффель, учредитель фирмы D&K, заявил, что данная фирма договора с Дирекцией «Фестиваля «Белые ночи Санкт-Петербурга» не заключала, контактов с данной дирекцией он не имел, видеоплееры в Польшу не поступали, представленные Дирекцией правоохранительным органам документы являются подложными.

В материалах дела нет доказательств того, что Драпкин являлся участником банды Малышева. Однако следствие имеет достаточные основания полагать, что Драпкин при вышеуказанных обстоятельствах совершил заранее не обещанные приобретения с целью сбыта, хранение с целью сбыта и сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, совершенные в крупных размерах, то есть в его действиях усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 208 УК РФ».

При этом и в показаниях Драпкина, и в показаниях другого руководителя Ассоциации «Фестиваль «Белые ночи Санкт-Петербурга» Ворониной М.Н. указывается, что все действия с вышеуказанными видеоплеерами (составление и подписание договора, получение товара) они осуществляли по указанию президента ассоциации Киселева.

Дальнейшая судьба дела (№72731) в отношении Драпкина, выделенного в отдельное производство 28 января 1994 года, неизвестна. На этапе подготовки к слушанию дела по иску Киселева судьей Калининой по ходатайству ответчиков был направлен запрос в Информационный центр ГУВД Санкт-Петербурга о судьбе данного дела, однако судья Солопова дожидаться ответа не стала. Куйбышевский суд оказался более терпелив. Вот полученный им ответ: «Предоставить сведения по уголовным делам в отношении Драпкина и Киселева не представляется возможным, так как контрольные журналы учета преступлений и лиц, их совершавших, хранятся в ИЦ ГУВД 15 лет, согласно предусмотренным законом срокам».

Что делать суду в таких условиях? Позиция судьи Солоповой незатейлива: нет протокола задержания — нет и не может быть доказательств. Ее питерских коллег: «Суд критически оценивает довод представителей истца о том, что «единственным доказательством задержания истца может быть соответствующее постановление следователя, а следовательно, если такого постановления не предоставлено, то и задержания не было». Суд полагает, что данный довод опровергается другими допустимыми доказательствами», а «отсутствие предоставленных материалов уголовного дела само по себе не может явиться основанием к удовлетворению иска». Какие же это другие, допустимые в Питере и недопустимые в Москве, доказательства?

Первое — СМИ

Еще 18 марта 1994 года заметку под заголовком «Арестован известный шоу-бизнесмен» опубликовал «Коммерсантъ». Цитируем: «Вчера вечером в Санкт-Петербурге Владимиру Киселеву, известному деятелю шоу-бизнеса, президенту Ассоциации «Фестиваль «Белые ночи Санкт-Петербурга» было предъявлено обвинение по статье 208 УК России (приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем). Как сообщили корреспонденту «Ъ» в пресс-службе ГУВД Санкт-Петербурга, 14 марта оперативная группа Управления по борьбе с организованной преступностью задержала Владимира Киселева и генерального директора ассоциации Сергея Драпкина. По сведениям ГУВД, руководители Ассоциации «Фестиваль «Белые ночи Санкт-Петербурга» Киселев и Драпкин в июне 1992 года приобрели у членов так называемой тамбовско-малышевской преступной группировки имущества на сумму 4 млн рублей, которое затем сбыли через свои коммерческие каналы. 16 марта Сергей Драпкин был выпущен из-под стражи. В беседе с корреспондентом «Ъ» он сказал, что считает свое задержание недоразумением и надеется, что в ближайшее время на свободу будет отпущен и Владимир Киселев».

Похожие информационные материалы — со ссылкой на пресс-службу ГУВД — в марте 1994 года напечатали газеты «Санкт-Петербургские ведомости», «Смена» и «Невское время».

В то время — более 15 лет назад! — Киселев почему-то на опровержении не настаивал. Может быть, потому, что тогда журналистам ничего не стоило получить если уж не копии документов из уголовного дела, то минимум справку из архива.

Результат: ни Куйбышевский, ни Басманный суд газеты к делу приобщил. Но Куйбышевский резюмировал: «Суд учитывает, что данные публикации за 1994 год истец (Киселев) не оспаривал; не доверять этим публикациям у суда оснований нет». Басманный суд изрек: публикации прошлых лет — «не основание».

Второе — свидетели

Да, дела нет. За давностью лет уничтожено. Но помимо газет и протоколов остались люди. Мы разыскали непосредственных участников и свидетелей тех событий, которые о них — оказалось — помнят. Поговорили с ними. Передаем самые интересные фрагменты бесед.

Вадим Петрович Глушанин (в 90-е годы следователь следственной части ГУВД Санкт-Петербурга, участник следственной группы по «делу Малышева», сейчас — адвокат Ленинградской областной коллегии адвокатов):


— Вы были следователем, который вел дело в отношении Драпкина, и владеете информацией о задержании Киселева?

— <…> Да, задерживали. Потом отпустили, через три дня, как по закону полагается — 72 часа.

— Вы его видели? Вы с ним общались?

— Видел, конечно. Конечно, допрашивали.

— А формально, если человека привозят на допрос, какие-то бумаги нужно оформлять?

— Конечно, протокол задержания, протокол допроса — обязательно. Это было. <…> Задержали, потому что <…> его фирма купила что-то, что было похищено. Вот и все. Да, да, видеомагнитофоны. Так можно сказать: малышевские у кого-то отняли, а ему по дешевке предложили, он купил. <…> Я так понимаю, что следствие не доказало того, что он знал, что это похищено. Поэтому статья была не доказана — «скупка краденого».

Сергей Георгиевич Драпкин (в 90-е годы генеральный директор Ассоциации «Фестиваль «Белые ночи Санкт-Петербурга», сейчас — вице-президент ЗАО «Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа»):


— Знакомы ли вы с Владимиром Киселевым?

— Как это незнаком, если я был генеральным директором музыкального центра, который мы организовали в свое время, после чего этот центр стал фестивалем «Белые ночи Санкт-Петербурга».

— Я читала протокол вашего допроса 17-летней давности, в котором вы говорили о том, что давали документы Малышеву Александру Владимировичу как коммерческому директору вашей ассоциации?

— Коммерческому директору… ну, не знаю… я не помню, честно… 17 лет назад кем Малышев числился в организации «Белые ночи». Может, дворником, может, кем-то еще. <…>

— Но вы говорите, что Малышев работал в ассоциации?

— Да-да, он работал. Да, ездили. Работали, ездили. Оформлялись там за границу и т.д. Да я не помню, на каких должностях, но работали.

— Можно, я зачитаю вам справку? Вы находились в разработке в 1993 году. Дело было возбуждено 26 мая 1993 года по факту вымогательства имущества «Ист-Маркет».

— Это про меня так написано? По факту вымогательства имущества? <…> Мне попытались предъявить обвинения. На них правоохранительные органы получили соответствующие ответы. После этого на меня даже не заводилось уголовное дело. Были сняты все обвинения. Вот это я точно помню.

— Сергей Георгиевич, вы случайно не помните, как скоро были сняты обвинения?

— Три дня. После того как я был доставлен, Киселева там раньше доставили. <…> После этого, через три дня, меня вызвали в «Большой дом» на Литейном (Управление ФСБ по СПб и ЛО. — Н.П.), после чего с меня сняли все обвинения. Вернее, не то что сняли, мне даже их официально не предъявили. <…>

— Сергей Георгиевич, а эти три дня, они где прошли? В камере?

— Нет. Я только одну ночь там провел, в этой камере. На следующий день я был отпущен. <…>

— А Киселев с вами находился в этой камере?

— Нет. Вы считаете, там курортная зона, чтобы все вместе, еще и шашлыки принесут?

— Но вас в один день в одном месте задержали?

— В разных местах, но в один день.

Андрей Николаевич Большев (в 90-е годы — администратор группы «Земляне», сейчас — заведующий сектором Межрегионального объединения «Федерация профессиональных союзов»):

— В конце 80-х годов Владимир Киселев и Сергей Драпкин основали музыкальный центр при ДК «Невский». Тогда же Киселев создал и стал проводить в Петербурге фестиваль «Белые ночи». Первым председателем жюри рок-фестиваля «Белые ночи» была Людмила Нарусова… Я помню, как смотрел телевизионный сюжет по петербургскому телевидению в марте 1994 года. В тот момент мне было удивительно, какой силой обладало окружение Владимира Киселева. Лично я видел телевизионный комментарий о задержании Киселева и Драпкина в понедельник, 14 марта. Во вторник, 15 марта, по петербургскому телевидению показали, как Киселев дает показания. В среду из Москвы приехал заместитель министра внутренних дел. В четверг сняли с должности Аркадия Крамарева, который тогда являлся главой ГУВД Петербурга и Ленобласти, при нем как раз и был задержан Владимир Киселев. А в пятницу Владимир Киселев уже открывал международный теннисный турнир в СКК им. В.И. Ленина. Все это произошло в течение недели. Я четко это помню, я следил за этой ситуацией. <…> Владимир Киселев <…> был помещен в следственный изолятор. Сюжет с задержанием показывали в новостном вечернем выпуске по петербургскому телевидению. Комментарий ведущего новостей сопровождал видеоряд с задержанием Владимира Киселева, который давал письменные показания. <…> Сотни телезрителей видели этот вечерний новостной выпуск петербургского телевидения.

Результат: председатель Басманного суда Ольга Солопова никого из этих людей вызвать и допросить в качестве свидетелей не захотела. А аудиозаписи разговоров прослушать и приобщить к делу отказалась. Хотя мы просили отложить дело, с тем чтобы, по крайней мере, Большева и Глушанина (петербуржцев) привести в суд. Андрей Большев сделал письменное заявление, однако от приобщения его к материалам дела Солопова тоже отмахнулась.

Третье — видеозапись

По подсказке Андрея Большева мы стали искать видеозапись на петербургском телевидении. Прошло почти 18 лет, но она сохранилась! Это нам подтвердило в своем официальном письме руководство «Телерадиокомпании «Петербург», пообещав официально предоставить материалы из архива по судебному запросу.

Но направлять официальный запрос— по ходатайству «Новой» — Басманный суд не стал. А Куйбышевский — по просьбе адвокатов, защищающих «Фонтанку.ру» и журнал «Город 812», — направил. И сюжет получил. И на заседании 22 ноября 2011 года просмотрел видеозапись, подтверждающую то, что мы доказывали несколько месяцев, — факт задержания Владимира Киселева и Сергея Драпкина.

Результат: Куйбышевский районный суд Петербурга постановил: «Не доверять данной телевизионной записи, предоставленной телеканалом, оснований нет. Она хранится в официальном архиве телеканала. Сюжет является не постановочным, а информационным».

ЧП Делова: расследует полиция

В апреле 2011 года «Новая газета» опубликовала еще один материал Нины Петляновой «Кто расплатился за фонд «Федерация»?» (см. №42 от 20 апреля). Мы не первые пытались разобраться в ситуации. Цитируем оспариваемые строки: «Интерес проявили многие. Тысячи блогеров в сети живо взялись изучать шаги Владимира Киселева и «Федерации». Один из них — петербургский частный предприниматель Дмитрий Делов — продвинулся дальше прочих…

«А в ночь с 22 на 23 марта кто-то сжег мой магазин: разбили окно и закинули бутылку с бензином, заткнутую горящей тряпкой. Я не утверждаю, что это связано. Но мне стало не по себе, и я расследовательскую деятельность прекратил», — рассказал предприниматель в интервью «Новой»

.

Делов подчеркивал, что не связывает одно с другим. А мы не присваивали себе ЕГО слова.

Что сделали мы? Принесли в суд договор аренды Дмитрием Деловым тех помещений, где полыхал пожар 22 марта. Инициировали судебный запрос и получили ответ из ГУ МЧС по Петербургу (публикуем с сокращениями): «По факту пожара проведена проверка… Получены данные, указывающие на наличие признаков преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ («умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенное путем поджога». — Н.П.). Материалы по факту пожара origindate::21.04.2011 переданы в Следственное управление при районном УВД, где и находятся в настоящее время». Предложили судье допросить хозяина магазина в качестве свидетеля.

Что сделал суд? Удовлетворил требования истца, в решении крайне лаконично подытожив: представленные документы, «бесспорно, не свидетельствуют о том, что возгорание имело место именно в помещении размером 2,0 кв.м, арендуемом у ООО «МТК» предпринимателем Д. Деловым, а также о том, что поджог является следствием интереса предпринимателя Делова к фонду «Федерация».


***

Compromat.Ru


***

Compromat.Ru


***

Compromat.Ru


***

Compromat.Ru


***

Compromat.Ru

Compromat.Ru


***

Compromat.Ru


***

Compromat.Ru


***