Владимиру Макарову скостили срок

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Владимиру Макарову скостили срок FLB: Мосгорсуд счел, что «развратные действия» с ребенком заслуживают меньшего наказания, чем педофилия

"« Мосгорсуд снизил до пяти лет срок заключения Владимиру Макарову, который ранее был приговорен к 13 годам за развращение своей семилетней дочери , - сообщила Лента.Ру. - Мосгорсуд, рассмотрев кассационную жалобу, сменил Макарову статью обвинения. Ранее его признавали виновным в насильственных действиях сексуального характера, а теперь - лишь в развратных действиях . В июле 2010 года дочь Макарова упала со шведской стенки и попала в больницу. У девочки взяли анализ мочи, в котором обнаружились сперматозоиды ( по версии защиты обвиняемого, анализ сдавался в нестерильную посуду ). В связи с возникшими подозрениями была проведена психологическая экспертиза , в ходе которой девочка нарисовала "девушку-кошку". Психолог Лейла Соколова сделала вывод, что ребенок подвергался сексуальному насилию, так как у "девушки-кошки" виден "фаллический хвост" . Впоследствии Макаров неудачно прошел тестирование на детекторе лжи (защита обвиняемого утверждает, что эксперт предлагал пройти повторное тестирование за деньги). При этом гинекологическое обследование следов насилия не обнаружило . Дело Макарова вызвало широкий общественный резонанс. Ни дочь, ни жена не стали свидетельствовать против обвиняемого . Тем не менее, осенью 2011 года Таганский суд вынес обвинительный приговор». 21 октября газета "Комсомольская правда", до этого активно защищавшая Макарова, опубликовала материал, в котором высказывалась уже не столь однозначная позиция . «Наша газета не раз писала об этом процессе, ставшем одним из самых громких за последние годы. Владимира Макарова, примерного отца и мужа, приговорили к 13 годам тюрьмы за насильственные действия по отношению к собственной семилетней дочери Карине (имя изменено в интересах ребенка). На защиту подсудимого, считая обвинения абсурдными, встали все члены его семьи. Сама Карина ни словом не обмолвилась об изнасиловании. Но суд принял решение вопреки этому. Весь процесс шел в закрытом режиме. Из публикаций в прессе следовало, что главными доказательствами стали фрагменты неизвестно чьей спермы, обнаруженные в анализе мочи Карины, а также фаллический образ хвоста у кошки, которую девочка рисовала по просьбе психолога из центра «Озон». Неужели этого достаточно?! Может быть, просто баночка для анализов была грязная? В моих руках - пачка документов. Это копия приговора и протоколы судебных заседаний. Кроме вовлеченных в «дело Макарова» людей, эти страницы до сих пор видел только уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов . Сейчас он готовит свое заключение. Но я, даже проштудировав эти страницы, заключения делать не готов. У меня нет цели отстоять позицию одной из сторон или оказать давление на суд. Для нас - я имею в виду себя и читателей «Комсомолки» - это лишь возможность взглянуть на этот судебный процесс изнутри и понять логику судьи, вынесшего столь неоднозначное решение. То, что произошло в ночь на 24 июля прошлого года в Детской городской клинической больнице Святого Владимира, врачи в суде рассказывали подробно. Около половины двенадцатого «Скорая помощь» доставила в приемный покой семилетнюю Карину Макарову. Девочка упала со шведской стенки, были основания подозревать у нее компрессионный перелом позвонков. Дежурный травматолог Светлана Рубель назначила анализ мочи. Рутинная процедура - нужно было удостовериться, не повреждены ли почки. Через несколько минут фельдшер-лаборант Тамара Савельева подошла к травматологу, наклонилась и прошептала: с почками все в порядке, но в моче девочки обнаружены сперматозоиды . Светлана Рубель подняла брови. За 20 лет работы в детской больнице она столкнулась с этим второй раз. Несколько лет назад подобный анализ был у 14-летней пациентки. Но тогда она и не скрывала, что уже живет половой жизнью, причем родители об этом знали. Сейчас же - семилетняя Карина... Светлана Рубель отправилась в лабораторию сама, взглянула в микроскоп: никаких сомнений . Тут же было решено провести повторный анализ. Медсестра принесла стерильный одноразовый контейнер, собранный материал очистили, прогнав через центрифугу, и снова поместили под микроскоп. Следы мужской секреции не исчезли. Мало того, дополнительный анализ показал повышенное содержание белка, что, по словам специалистов, также может говорить только о присутствии спермы . О сделанном открытии тут же сообщили матери девочки Татьяне Макаровой. «Необходимо осмотреть Карину, не повреждены ли органы». К тому моменту девочка уже спала, Татьяна взяла ее на руки и отнесла в перевязочную. Там ждали дежурный хирург и медсестры. Когда Светлана Рубель попыталась развести Карине сжатые ноги, девочка, начав просыпаться, закричала: «Больно, папа, пусти» . Врачи стояли, ошарашенные. Карина, моргая, пыталась понять, где находится. - Карина, что папа делал? - спросила наконец Светлана Рубель. Из глаз малышки хлынули слезы. Уставившись в одну точку, она отрицательно мотала головой и повторяла: «Я ничего не хочу говорить». Врачи позвонили в милицию. Никаких повреждений органов при первичном осмотре обнаружено не было . Поскольку гинеколога в больнице Св. Владимира не было, утром Карину отвезли в Измайловскую ДГКБ № 3. Повреждений не обнаружилось и там. Врач-гинеколог взяла у девочки мазок и вместе с образцами мочи передала прибывшему следователю Дмитрию Лопаеву. Откуда могли взяться следы спермы? Мать девочки высказала следующее предположение: за два дня до падения Карина утром, после того как супруги закончили заниматься любовью, прибежала к родителям и плюхнулась на их постель. Следователь Лопаев методично изъял простыню с кровати, а также трусики и майку девочки, в которых ее привезли в больницу. Позже следы спермы были обнаружены и там… Лейла Соколова из психологического центра «Озон» приехала в больницу 26 июля. Она села у кровати и разговаривала с девочкой два часа кряду. Ребенок быстро вошел в контакт и в какой-то момент даже попросила маму выйти из палаты. На прямой вопрос о том, почему Карина упомянула в перевязочной папу и боль, девочка ответила, что была спросонья, а людям в таком состоянии всегда больно . Это озадачило психолога. В процессе беседы Соколова подметила и другие странности. Например, при упоминании отца Карина начинала волноваться. Каждый раз, когда разговор переходил от общих тем к семейным взаимоотношениям, девочка подбиралась и переходила с обычного детского лепетания на четко построенные, словно заученные, фразы. Когда Соколова задала ей вопрос, как одевается мама, она неожиданно сказала: «Я голой никогда не ходила и не хожу» . Обсуждать различия между мальчиками и девочками Карина отказалась наотрез. На просьбу нарисовать свою семью она изобразила несколько фигур, среди которых папы не было. Вообще ни на одном рисунке не было особей мужского пола, а у женских фигур были хорошо проработаны грудь и талия, стрелочки, вырез на груди. При этом все, что ниже пояса, Карина тщательно заштриховывала. Что касается хвоста женщины-кошки, то, по словам Лейлы Соколовой, девочка рисовала его с остервенением . - Фигура женщины-кошки выполнена в ярких цветовых гаммах, - говорила Лейла Соколова в суде, - но при этом огромный фаллический хвост черного цвета. Пока девочка рисовала фигуру, она успокоилась, а потом взяла черный карандаш и нарисовала этот хвост, что есть силы надавливая на карандаш. Она рисовала хвост дольше, чем всю фигуру, и никак не могла успокоиться. Свои выводы Соколова изложила в экспертном заключении: психологическое состояние Карины косвенно указывает на то, что она вовлечена в сексуальное взаимодействие со значимым взрослым. То есть с тем, к кому она привязана, кому доверяет и кто осуществляет за ней уход . К подобным выводам пришла не только Соколова. Чрезмерная значимость для семилетней девочки сексуальной сферы отмечается и в заключении комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. А психолог Галина Николаева, доцент с более чем 30-летним опытом, пришла к однозначному выводу, что Карина вовлечена в сексуальные отношения с отцом . - С одной стороны, девочка очень привязана к отцу, - сказала в своих показаниях Николаева, - но с другой - она осознает, что отец совершал по отношению к ней какие-то неправильные, противоестественные вещи. Я не исключаю, что Карина, осознавая это, манипулировала отцом, заставляя выполнять ее капризы» . Как ранее сообщало FLB.Ru, « эксперт-психолог Лейла Соколова, по заключению которой отца Эли Макаровой осудили на 13 лет по обвинению в изнасиловании дочери, оказалась завсегдатаем БДСМ вечеринок лесбийской ориентации . В рисунках маленькой Эли Макаровой Лейла Соколова обнаружила сексуальный подтекст. По мнению Лейлы, хвосты кошек – фалосообразны, то есть, напоминают ей мужские половые члены. На основе этих рисунков Соколова обвинила отца Эли, Владимира Макарова, в сексуальном насилии, и его посадили на 13 лет! Теперь маленькая Эля не рисует, а пишет письма Деду Морозу: «Дорогой Дед Мороз! В этом году не носи мне никаких подарков, только верни мне папу. Эля» . А вот чем занимается детский психолог Лейла Соколова после работы . Неудивительно, что ей мерещатся фаллические символы даже в кошачьих хвостах! Как этому человеку позволяют работать с детьми?!» «Сам Владимир Макаров вел себя как минимум странно . Узнав о сперме в моче его дочери, он первым делом устроил скандал дежурному хирургу больницы Святого Владимира из-за его решения отправить Карину к гинекологу , - пишет далее «КП» . - Позже Макаров объяснил это беспокойством, как бы чего не вышло с позвонками во время транспортировки. Однако к тому моменту уже было ясно, что перелома позвонков нет, есть только ушиб. Явившись к следователю Лопаеву, Макаров под конец беседы в жестких выражениях рассказывает историю о швейцарском авиадиспетчере, погубившем два самолета, и о том, как его зарезал Виталий Калоев . На вопрос, к чему это, Макаров не ответил, но потом начал засыпать Лопаева эсэмэсками с напоминаниями о диспетчере. Все это установлено судом - следователь написал рапорт, сочтя все это угрозами, а Макаров позже, уже будучи в СИЗО, извинялся за них . Но самая главная странность - это проверка на детекторе лжи, которую прошел Макаров. Когда Дмитрий Лопаев предложил отцу Карины пройти такой тест, тот отказался. А сам начал искать полиграфолога в частном порядке . И нашел. Игорь Нестеренко, проходивший обучение работе на детекторе лжи в МВД и ФСБ, аттестованный, переаттестованный... Достойный специалист. Когда Макаров рассказал Нестеренко свою историю и попросил помочь, эксперт живо откликнулся. Он поверил в невиновность отца и посоветовал обратиться к адвокату Богданову, охарактеризовав его как жесткого и крайне неудобного для следователей. Адвокат начал строчить ходатайства, требуя официально допустить Нестеренко к обследованию подзащитного. Не добившись в этом успеха, адвокат принял решение провести проверку в частном порядке. Оформили договор - гонорар Нестеренко составил 150 тысяч рублей, Богданова - 100 тысяч. Вот что рассказал Игорь Нестеренко в суде: - Мы были уверены, что Следственный комитет пытается обвинить невиновного, и хотели обеспечить адвоката безоговорочным доказательством. Когда работа была закончена, так получилось, что защитник сидел слева сзади и видел результат полиграфа. Они были настолько явными, что адвокат спросил, правильно ли он понимает то, что видит. Я ответил: «Да». Защитник пошел общаться с Макаровым на улицу. Они долго беседовали, при этом нервничали оба. Волноваться было из-за чего. Результаты независимой экспертизы, проведенной по заказу самого Владимира Макарова, не могли его устроить . Позже подсудимый заявил, что у него вымогали деньги. Дескать, тест «не получился» и надо пройти его снова. Однако Нестеренко утверждает, что результаты получились на редкость ясными и свое заключение он сразу отнес следователю. Иначе сам мог бы угодить под статью об укрывательстве. Я заранее хочу извиниться перед читателями, что привожу заключение Игоря Нестеренко без купюр . Они, конечно, попадают в категорию детям до 16. Но иначе смысл произошедшего во время проверки на полиграфе может ускользнуть. Цитирую по приговору: « 1. В памяти Макарова В. В. присутствует информация о том, что он осуществлял какие-либо действия сексуального характера с дочерью Кариной; 2. В памяти Макарова В. В. присутствует информация о том, что он когда-либо намеренно совершал в присутствии своей дочери Карины любой половой акт; 3. В памяти Макарова В. В. присутствует информация о том, что он в целях удовлетворения сексуальной похоти совершал прикосновение к половым органам дочери Карины; 4. В памяти Макарова В. В. присутствует информация о том, что он совершал обнажение половых органов в присутствии дочери Карины с целью их демонстрации; 5. В памяти Макарова В. В. присутствует информация о том, что он мастурбировал, глядя на дочь Карину ». В суде изучение эпизода проверки Макарова на полиграфе заняло едва ли не больше времени, чем на все остальное. Эксперты продемонстрировали редкое отсутствие единодушия. Кто-то подтверждал правильность выводов Нестеренко, кто-то объявлял его шарлатаном. Такое впечатление, что в среде операторов таинственного прибора идет такая «война методик», что скоро камня на камне не останется. Взяв любое обследование на детекторе лжи, можно без труда найти специалиста, который разнесет его в пух и прах. Только очень трудно оспаривать заключение эксперта, которого сам же нанял. Лично у меня сложилось впечатление, что Игорь Нестеренко - серьезный и компетентный специалист. Он был спокоен и уверен в выводах. Попытки оппонентов объяснить результаты теста волнением и стрессом, испытываемыми Макаровым, полиграфолог отвечал: «Память безэмоциональна. Она работает идеально, как часы». А как же анализ ДНК , спросите вы. Конечно, экспертиза мазка и спермы в моче должна расставить все точки над «ё». И если бы экспертам удалось сделать четкие заключения, я бы сейчас писал какую-нибудь другую заметку. Эксперт Майя Исаенко из бюро Судебно-медицинской экспертизы получила следующие образцы: майку и трусики Карины, простыню с постели ее родителей, два образца мочи и мазок на кусочке стекла. С простыней все было ясно - следы спермы принадлежат подсудимому Макарову . А вот в анализах мочи никаких следов обнаружить не удалось . В суде эксперт объяснила: в такой среде клетки сперматозоидов очень быстро исчезают. Следы спермы удалось обнаружить только на майке и в мазке. Правда, четко определить ее принадлежность не удалось . По словам Исаенко, ей досталось слишком малое количество вещества. Сопоставление генотипов позволило лишь сказать, что принадлежность образцов Владимиру Макарову «не исключается» . В то же время Исаенко смогла однозначно сказать, что эти же образцы не могут принадлежать дедушке Карины Ивану Александровичу, который часто оставался с ней. Такой ответ следствие не удовлетворил. Была назначена повторная процедура. Однако во второй раз в мазке не удалось обнаружить вообще ничего. На кусочке стекла не было уже самого мазка - весь материал был израсходован . Эксперты сделали еще один вывод: в то место, где брался мазок, мужская секреция могла попасть исключительно в результате полового акта или процедуры, описанной в пункте «5» заключения полиграфолога. Никаких иных вариантов . Этот вывод стал переломным для всего судебного процесса. Вот, собственно, и все, чем руководствовался суд при вынесении приговора . Свидетели - члены семьи, родственники и знакомые - в один голос утверждали, что подсудимый - прекрасный человек и семьянин. Сама Карина, которую тоже опрашивали в суде, заявила, что папа никогда не делал ей больно, она по нему скучает и очень его любит. Тем не менее, судья Таганского районного суда Наталия Ларина приговорила Макарова к 13 годам заключения. По совокупности косвенных доказательств. Цитирую приговор: «Суд считает установленным, что на майке Макаровой К. В. и мазке с содержимым из влагалища Макаровой К. В. присутствовали следы спермы, а с учетом совокупности вышеприведенных доказательств и их анализа, у суда не вызывает сомнений, что эти следы принадлежали Макарову В. В., с учетом показаний законного представителя потерпевшей, ее родственников и самого Макарова В. В. о том, что с посторонними лицами мужского пола потерпевшая не общалась и время не проводила». То есть, несмотря на отсутствие четких данных экспертизы, судья не сомневается, что сперма, раз она была, может принадлежать только Владимиру Макарову. Из мужчин она оставалась наедине только с папой и дедушкой, но у дедушки что-то вроде алиби - его ДНК эксперты исключили из числа подозреваемых. Учитывая то, каким единственным путем сперма могла оказаться там, где оказалась; учитывая данные психологов и полиграфа, сомнений в виновности Макарова у судьи не остается. Судья Наталия Ларина не доверяет словам Карины : «Для суда совершенно очевидно, что потерпевшая Макарова К. В. в силу своего возраста и отношения к отцу, не расценивала и не расценивает его действия как сексуальные, с учетом того обстоятельства, что действия не повлекли за собой для нее психологической травмы ». Вот такая логика. Я бы, к примеру, не взялся ответить на вопрос, виновен Владимир Макаров или нет. Я не судья. Я знаю, что говорили участники процесса, но не знаю, как они это говорили. А зачастую именно это знание, ощущение становится решающим. Теперь логику Наталии Лариной предстоит оценить судьям Мосгорсуда. Уже заканчивая работать над материалом, я почувствовал, что мне не дает покоя мысль об исследовании Макарова на полиграфе. Если это оказалось так важно, почему бы не провести дополнительную экспертизу. Решением судьи - ударом молотка. Сколько методик? Десять? Ну, так пусть Макаров пройдет десять тестов за счет бюджета. И тогда его память можно будет изучать, как под микроскопом. А вот если сам Макаров от такой процедуры откажется, все - виновен. Это как в ГАИ: отказался от освидетельствования, значит, пьян. Но судье Наталии Лариной хватило и тех доказательств, которые у нее были. Мнение специалиста Судья выносит приговор по внутреннему убеждению - Приговоры, которые выносятся на основе так называемых косвенных доказательств, не редкость, - сказал «КП» Виктор Запрудский, адвокат Московской коллегии адвокатов «Запрудский и партнеры». - Вообще такого понятия «косвенное доказательство» в уголовно-процессуальном законе нет. И ни одно доказательство не может иметь заранее установленной силы. А судья оценивает улики, цитирую процессуальный кодекс, «по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью». Нередко бывает, что прямых улик нет, но из показаний свидетелей складывается целостная картина. Большое значение имеет поведение участников процесса в ходе судебного разбирательства. Есть даже такое мнение: «Если судья видит, что подсудимый врет, ему никакие доказательства не нужны. Приговор будет обвинительный»."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации