Владимир Вечорко: "Ростовский газ очень плохо пахнет

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Газета журналистских расследований Дело №", #2, origindate::20.03.2004

Владимир Вечорко: “Ростовский газ очень плохо пахнет. В этой истории уже никто разбираться не хочет”

Converted 16548.jpg Один из главных свидетелей по делу “Донгаздобычи” начал давать “показания” газете журналистских расследований.

Мы обещали держать на журналистском контроле тему ЗАО “Донгаздобыча”, [page_14119.htm о которой писали в прошлом году]. Мы обращались ко всем фигурантам дела с просьбой высказать свое мнение о проблеме. И получили эти комментарии. Дмитрий Зеленин, нынешний губернатор Тверской области, через своих доверенных лиц так неофициально прокомментировал наше расследование: “На пятьдесят процентов то, что написано, — правда, причем журналисты копнули очень глубоко. А остальные пятьдесят — это то, что можно назвать технологиями”…

Наш материал вызвал и еще один отклик, которого мы очень ждали, но не надеялись получить.

В редакции раздался телефонный звонок:

— Здравствуйте, вам звонит Владимир Николаевич Вечорко, которого вы в своих публикациях называете “Гной”. Вы хотели получить от меня комментарии?

— Здравствуйте, Владимир Николаевич. Да, мы давно ищем с Вами встречи…

— Что же вам мешает это сделать?

— Вы выбрали для себя режим полной секретности. Ваши доверенные лица говорят, что Вы не доступны, что не будете давать никаких комментариев. Говорят, якобы у них нет Ваших телефонов, что Вы сами связываетесь с ними, когда нужно.

— Кто вам это сказал?

— Генеральный директор “Союзпроминвеста-Москва” Сергей Генералов. Кроме него, мы обращались еще к генеральному директору “Донгаздобычи” Николаю Григорьевичу Сардаку с просьбой передать Вам нашу просьбу. Он обещал сообщить об этом Вашим доверенным лицам.

— Сардак мне ничего не говорил... А Генералов сообщил только то, что вы занимаетесь расследованием по “Донгаздобыче”… Ни о каких вопросах ко мне я ничего не знал.

— Мы передавали Генералову лично официальные журналистские запросы, у нас есть копии… Он говорил, что Вы все получали, но отказываетесь от комментариев.

— Ну, для меня уже не секрет, что Генералов давно общается с людьми, которые втянули меня в эту историю и делают все, чтобы повесить ее на меня…

— Кого Вы имеете в виду?

— Милованова, Безлепкина, некоторых сотрудников “Южной газовой компании”… Это с их подачи [page_13164.htm распространяется информация о моей причастности к криминалу, это они придумали кличку “Гной”]. Спросите тех, с кем я работал, как меня называли за глаза, когда я занимался врачебной практикой. “Доктором” называли…

— Почему Вы никак не реагировали на эти обвинения в свой адрес?

— А как на них реагировать?!

— Есть суды. Можно подавать иски к СМИ, которые это публикуют…

— Ну что скажут о человеке, который говорит: “Я не вор”?! Я перенес тяжелое нервное потрясение из-за этих публикаций. Вот так я прореагировал. А потом перестал обращать внимание. Слава Богу, никто из тех, с кем я работал и работаю, не воспринял всерьез ни одного слова из того дерьма, которое написали обо мне, и никто не отвернулся. Сейчас уже просто ничего не читают, когда очередная гадость выходит.

— А кому и зачем это нужно?

— Затем же, зачем организовывать на меня покушение.

— Вы можете назвать заказчиков покушения на Вас?

— По моему мнению, во всем этом участвовали Станислав Милованов, руководитель “Ресурс-Центра”, Безлепкин из “Южной газовой компании”…

— А цель какая?

— У “Союзпроминвеста”, который я возглавляю, все документы по “Донгаздобыче” с того момента, как меня втравили в эту историю. И из этих документов ясно — кто, кого и как обманул. Вы же в принципе все верно раскопали в своем материале за исключением каких-то деталей. Спросите Милованова, что они делали на “Донгаздобыче”? Со мной все понятно — я строил газопровод. С Пономаревым тоже — у него были права на разработку месторождения. (Хотя они и Пономарева толкнули на обман.) А что там делал Милованов? Что там делал Зеленин, теперешний губернатор Тверской области, на которого Милованов постоянно ссылался? Как туда попал Николай Григорьевич Сардак, которого они обвиняют во всех грехах? Я что ли его привел?! Сейчас никто не хочет разбираться в этой истории, потому что она очень плохо пахнет. Там постарались столько всего навалить, что уже и разгребать не хочется.

— Но Вы в этой теме продолжаете присутствовать?

— Я не участвую в этом скандале. У меня есть официальные документы, из которых понятно, на каком этапе и что мы делали. Вы думаете, можно занести чемодан с деньгами в швейцарскую прокуратуру и остаться на свободе не только в Швейцарии, но и здесь?

— А Вы сейчас где живете?

— И в Украине, и в России. Не знаю, кто придумал, что у меня двойное гражданство. Чтобы стать гражданином Швейцарии, нужно прожить там много лет, а я всю жизнь в Украине работал: сначала в медицине, потом бизнесом занимался, два раза был избран депутатом... У меня действительно есть право на работу и жительство в Швейцарии, потому что у меня там профессиональные интересы.

— Вы говорили, что не участвуете в скандале.

— Да, мне задавали вопросы следственные органы. Насколько я понимаю, мои ответы их удовлетворили... А кто-то все время хочет что-то на меня повесить. Вот вы пишете: “...экспорт металла из Украины тогда осуществлялся по следующей несложной схеме. Металлургический комбинат продает по бросовой цене полуфабрикаты, скажем, слябы, частной фирме. Там болванки распиливаются на куски установленного размера и сдаются в металлолом, который переплавляется на том же комбинате в те же слябы. Отличаются они от изначальных только тем, что принадлежат уже не заводу, а частнику, который гордо отправляет свою продукцию на экспорт”. Это же чушь. Эти слябы уже станут “золотыми” к моменту отправки на экспорт. Такую ахинею могли придумать только те, кто к бизнесу никакого отношения не имеет. А поставки угля, которые я организовал якобы при помощи своего тестя, исполняющего обязанности премьер-министра Украины. Как вы себе это представляете?

— Мы-то этого и не утверждали. Мы опубликовали то, что нам рассказали люди, которые вместе с Вами занимались бизнесом на “Донгаздобыче”. Это простой закон: если не говорите Вы сами, кто-то скажет за Вас… Мы предполагали, что нас вводят в заблуждение. Но, с другой стороны, Генералов — официальное лицо Вашей фирмы “Союзпроминвест”…

— Генералов попался на крючок к Милованову и этой компании. Возможно, он и раньше действовал в их интересах. Я напомнил ему, что до тех пор, пока он является генеральным директором московского представительства “Союзпроминвеста”, он будет нести ответственность, а не те люди, которые дают ему советы…

— Получается, что ответственность должны нести все, кроме Вас?

— Пятнадцать лет я занимался хирургией, поэтому, что такое ответственность и что такое ошибки, я очень хорошо знаю. Наверно, если бы я был плохим хирургом, который бы всего этого не понимал, я бы не смог так долго оперировать людей. Свои ошибки в бизнесе я очень остро осознаю. Главная из них — это то, что не разобрался как следует в людях. Моя большая ошибка, что я допустил к управлению Безлепкина и Воронину, которые закрутили аферу с “Южной газовой компанией”, и не понял, кто такой Милованов. В результате на “Донгаздобычу” пришли люди, которые всех оттуда выкинули, потому что вся эта компания запуталась в собственной лжи.

Владимир Николаевич, давайте сделаем наш разговор менее эмоциональным и коснемся фактов. Каков Ваш нынешний статус в ЗАО “Донгаздобыча”? Вы кто — акционер, соучредитель, партнер, подрядчик?

— В настоящее время ЗАО “Союзпроминвест” является акционером ЗАО “Донгаздобычи”, по окончании строительства газопровода и принятия его государственной комиссией ЗАО “Союзпроминвест” начал реализовывать природный газ по газопроводу.

— Сколько у “Союзпроминвеста” акций ЗАО “Донгаздобыча”?

— Не могу точно сказать. Реестр акционеров находится у Николая Григорьевича Сардака, думаю, если Вы обратитесь к нему с этим вопросом, он скажет... Вообще у “Союзпроминвеста” числилось 50% + 1 акция, а если еще раньше брать, то у него был 61%. У “Русского стиля” — 34%. В нем находились Милованов, Пономарев, Зайцев и Ивченко.

— Кого Вы считаете законным собственником “Донгаздобычи” на данный момент?

— Там есть акционеры, есть реестр у генерального директора, им сейчас является Сардак Николай Григорьевич, у него имеется лицензия на эту фирму (не на ту “Донгаздобычу”, которая была создана искусственно, без печати и действующего расчетного счета). Можно с Николаем Григорьевичем созвониться, он Вам популярно все расскажет, реестр покажет.

Что касается работы, то мы ищем компромисс. У меня очень много вопросов есть по хозяйственной деятельности. Существуют два официальных кредитора — это “Союзпроминвест” и “Ресурс-бизнесцентр”.

— То есть в принципе Вам лично все равно, кто стоит у руля “Донгаздобычи”, лишь бы предприятие развивалось?

— Это где-то близко к истине.

— То есть Вы искать, кто прав, кто виноват в этой истории, не хотите? 

— Станислав Милованов и Виталий Пономарев пытаются показать себя борцами за справедливость, хотя сами, кроме склок, ругани и грязной интернетовской печати и другой дискриминации, ничего придумать не могли, да и не могут придумать. Так, изначально Пономарев сам запутался с Миловановым и с другими лицами, обещал всем акции ЗАО “Донгаздобыча”, золотое светлое будущее — в общем, все, что мог, обещал. Милованов играл с Пономаревым, как хотел, а цель у него была одна — устранить от дел всеми путями меня.

Им активно помогали мои бывшие сотрудники Безлепкин Олег и Воронина, которые, как они говорили, полностью отстаивали мои интересы. Моя ошибка в том, что я им действительно верил.

Безлепкина привела на работу мать, знакомая нашей семьи, которая говорила, что он меня не продаст в тяжелую минуту. Эту тяжелую минуту на несколько лет они сами мне и создали.

Они готовили все под себя, решив меня в одно время устранить, но этого не вышло, и все стало ясно — надо выходить на поверхность. Кто что хотел, кому что обещали — все сводилось к одному: захватить газопровод, “Донгаздобычу”, “Союзпроминвест”. Это все оказалось бы в руках Милованова и лиц, связанных с ним. Милованов везде прикрывался Дмитрием Зелениным и говорил, что скажет Диме и Дима для него все сделает. И делал ужасные вещи, о которых, как мне кажется теперь, Зеленин вряд ли знал. Я думаю, Зеленин сам разберется, что кроется в душе Милованова.

Что касается моей позиции, то спорных хозяйственных вопросов по ЗАО “Донгаздобыча” действительно много, я не со всем согласен, однако мы пытаемся прийти к компромиссному решению. Как акционер скажу, что стиль управления ЗАО “Донгаздобыча” нужно, конечно, менять. Нужно принимать решения коллегиально, тогда будет нормальная слаженная работа.

Я никуда не писал, не заказывал грязных материалов в СМИ, незачем было мне заказывать, я не втягивался в эту грязную историю.

Я много раз просил Милованова умерить свои амбиции, найти положительно нейтральное решение для нормальной работы. Но его алчность, жажда мести оказались выше него и его подручных. Он обманул всех — своих партнеров, покровителей, за деньги публиковал все эти статьи… Он сам мне это рассказывал. Все это я слышал из его уст.

— Связываете ли Вы покушение, совершенное на Вас в Москве, с Вашей деятельностью в бизнесе “Донгаздобычи”?

— Еще раз подтверждаю, что в покушении на убийство я подозреваю Милованова, Пономарева, Воронину, Безлепкина. Все это было на поверхности: к кому они обращались, куда звонили. Они все являлись идеологами клеветы и устранения меня с целью захвата компании. Заведено уголовное дело на Безлепкина — вот улика, два уголовных дела на Безлепкина — одно по факту мошенничества, второе — векселя. Потом он деньги выводил из компании, менял коды КПУ с Ворониной вместе, ну не он подписывал, Воронина подписывала, бухгалтерия практически не знает. Он попросил ему дать бизнес, я ему дал бизнес, он этот бизнес и вел. Это моя ошибка.

— Как Вы видите себе выход из этой конфликтной ситуации для всех ее участников?

— Конфликтная ситуация — это когда люди, которые работают вместе ради одной цели, расходятся в представлениях о том, как ее нужно достичь. А когда с самого начала планируется обман, это не конфликтная ситуация. Я еще раз говорю: я не назначал и не увольнял Пономарева, я не назначал Сардака, это все делалось без меня, руками лично Милованова. Я отстаивал только акции “Союзпроминвеста”. К Пономареву я претензий не имею, и его я призывал к согласию. Нужно сесть за стол переговоров, я Милованову звонил — по сути, проблем с “Донгаздобычей” нет, она искусственно создана. Что мешало Милованову работать? Вот пусть он мне ответит, что мешало ему работать, почему он убрал Пономарева с должности генерального директора, почему он поставил туда Сардака и почему он в атаку пошел не против них, а против меня. Почему? Потому что он эту компанию без меня задушил бы собственными руками, просто бы финансово задушил, блокадой. Я ему говорил, давай будем работать. Он: “Вот Вы мне дайте финансовый отчет”. Я говорю: “Ты акционер, обратись к генеральному директору, я отстаиваю акции “Союзпроминвеста”. Я несколько раз с ним встречался, кстати, Вам Сардак подтвердит, что мы его уговаривали работать 50 на 50. Пополам то есть. Но он заблудился просто или его Пономарев запутал. Ведь мы пришли в “Донгаздобычу” раньше, чем Милованов, а он сказал, что мы у него акции украли... Как я могу их у него украсть? Я что, вел хозяйственную деятельность?! Им нужно было самим изначально договориться в “Русском стиле”, как мы должны работать. У Милованова всего было 25%, а потом 50, а потом оказалось 75% — он у Пономарева забрал. Что у них там, в “Русском стиле”, что они там придумали, как они там друг с другом договаривались — это было без меня. Пономарев говорит, что с Миловановым не общается, а на самом деле общается, докладывает ему. Я не знаю их внутренних распрей.

— Так какой Вы видите выход из сложившейся ситуации?

— Выход? Я говорил Милованову, что надо сесть и разобраться. Проблемы собственно с “Донгаздобычей” нет, они должны разобраться с “Русским стилем” и договориться, как работать. Как бы нам трудно ни было, но мы же работаем. Пусть выскажут свою точку зрения Зайцев, Сардак.

— Готовы ли Вы официально прокомментировать ситуацию вокруг “Донгаздобычи”, обстоятельства покушения на Вас?

— Я готов дать официальные разъяснения в любой форме. И не только для газеты журналистских расследований...

***
Converted 16549.jpg

Converted 16550.jpg