Владимир Владимирович, друг Володи

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Каток стоимостью $1 млн.

Оригинал этого материала
© eStart, origindate::21.02.2001, Фото: hificlub.ru

Артемий Троицкий

Converted 11889.jpg

[...] Еще одна смешная история. Как вы думаете, сколько денег из многострадального госбюджета РФ было выделено на празднование Нового Года на Красной площади? Ответ: один миллион долларов. За эти деньги был сооружен небольшой каток рядом с Историческим музеем. О том, что стало с остальными деньгами после залива воды, должны знать новый президентский управделами Кожин, его подручный Киселев (бывший директор группы "Земляне") и известный лоббист Н.С. Михалков. Наш ответ подлому парижскому клубу.

*** 

Оригинала этого материала
© Общая газета, origindate::30.11.2000

Владимир Владимирович, друг Володи. В Кремле появился свой массовик-затейник

Елена Дикун

На Новый год Москва будет гулять, как не гуляла последние 850 лет. На Лобном месте у Кремля зальют каток, вокруг понастроят ледовых дворцов и горок. Мимо них, с Манежной площади к Васильевскому спуску, поскачут резвые тройки. Будет много всякой еды, музыки, скоморохов и циркачей. Ожидается также несколько мировых «звезд», но имена их пока - тайна. А вечером морозное небо над мавзолеем будет расцвечено фейерверками и лазерными картинами, живописующими славные времена Петра I и Екатерины II.

Этот пир духа устроит москвичам и гостям столицы Владимир Владимирович Киселев. Кто-то, видимо, еще не знает это имя. Но в политических салонах Москвы его уже произносят с многозначительным придыханием: «Обратите внимание - об этом человеке вы еще услышите». На многих высокопоставленных чиновников г-н Киселев произвел впечатление своей манерой знакомства. «Владимир Владимирович, друг Володи», - кратко представлялся он политическим бонзам. Володя - это, как оказывалось, президент Путин. Правда, в последнее время Владимир Владимирович аттестует себя руководителем фирмы «Кремль», но это тоже запоминается.

В более широких кругах Владимир Киселев известен уже довольно давно. Поклонники эстрады знают его как певца и импресарио. В конце 70-х он создал популярный ВИА «Земляне» и, став его солистом, прославился хитом «Трава у дома». Позже, в 1991-м, Киселев организовал в Санкт-Петербурге музыкальный фестиваль «Белые ночи». Тогда же он и перезнакомился со всем руководством питерской мэрии: гг. Путиным, Кожиным, Медведевым, ставшими теперь VIP-персонами всероссийского масштаба.

Старая дружба, как известно, не ржавеет. Весной этого года новый управляющий делами президента Владимир Кожин, энергично расширяющий сферу своего бизнеса, вспомнил о Киселеве. Так в структуре управления делами появилась новая фирма - государственное унитарное предприятие «Кремль», которому поручено проведение всевозможных представлений на площадках УДП. Вот что рассказал мне об этом сам Киселев: «Видимо, Кожин был наслышан о моих больших успехах в «Белых ночах» и попросил, чтобы я ему помог организовать кое-какие культурные мероприятия. К политике это не имеет никакого отношения».

На последнем Киселев настаивал с особенной твердостью. Видимо, не случайно. Если ГУП «Кремль» - всего лишь придворная продюсерская фирма, почему так нервно реагируют на Киселева мастера политического менеджмента, обслуживающие высшую власть? Например, один большой специалист из президентской администрации с нескрываемым раздражением заметил, что Киселев - «нахал и проходимец, претендующий на особые отношения с президентом». Глеб Павловский, которого Киселев, по кулуарным данным, должен заменить в роли главного имиджмейкера Кремля, тоже выразился весьма недружелюбно: «Будет Киселев - будет и соответствующий пиар. Что он может предложить? Танцы Путина на Красной площади?» Правительственные пиарщики приготовились к жестокой обороне: «Пусть только Киселев попробует к нам сунуться - будет горячо».

Но грозя «другу Володи» корпоративной местью и вовсю иронизируя над его претензиями, недоброжелатели тем не менее пристально отслеживают все контакты Киселева. Вот недавно, говорят, в кабинете управделами президента Владимира Кожина он наставлял руководителей ОРТ и ВГТРК Константина Эрнста и Олега Добродеева. Я поинтересовалась у Киселева, правду ли говорят недоброжелатели. Он сказал, что встреча была, но - о другом: «Мы же люди культуры: я, Олег и Костя. Почему наше общение сразу выводят на политику? Мы никогда не переходим рамки дозволенного. Просто наши сердца соединились в кабинете хозяйственника».

К ажиотажу вокруг его персоны г-н Киселев относится с пониманием и без особой тревоги: «Я вылез наверх и, видимо, кого-то сильно напугал. Но, славу богу, пока никто не приходит с ружьем и не требует отдать экспроприированное». «Вылез наверх» означает успех в шоу-бизнесе, а вовсе не приближение к трону. «Сами подумайте: кто такой я и кто - Путин? Ну как один из музыкантов мог знать «серого кардинала» Питера, тем более полковника госбезопасности?»

Шефа президентской администрации Александра Волошина г-н Киселев в порыве самоумаления сравнил с Джомолунгмой. Правда, добрые люди уже предупредили меня, что Киселев стал осторожней после того, как в волошинском ведомстве ему порекомендовали не кичиться знакомством с высокими чинами. В беседе со мной Владимир Владимирович держался таким скромником, что забыл даже упомянуть о своих успехах в области политического PR. Во время предвыборной кампании в Госдуму в 1995 году Киселев руководил «Культурной инициативой НДР», вылившейся в серию грандиозных агитконцертов в поддержку проправительственного блока. На предвыборной сцене в тот год блистали первые красотки мирового подиума Клаудиа Шиффер и Ева Герцигова, чернокожий рэппер Эм Си Хаммер и легендарный музыкант Глен Хьюз. Как потом выяснилось, заграничные кумиры, выступавшие на мероприятиях НДР, ни сном ни духом не ведали, за кого они агитируют. Однако организатора политшоу Владимира Киселева это ничуть не смущало, он заявил тогда, что посвящать артистов или нет в политическую подоплеку концертов - «это уже наша прерогатива» («ОГ», № 48, 1995 год).

Очевидно, что пользоваться этой прерогативой, будучи официально приписанным к кремлевскому хозяйству, намного удобнее, чем продюсеру-частнику. К тому же трудно поверить, что хозяев и покровителей Киселева интересует только устройство массовых увеселительных мероприятий. «Иные формы деятельности» обозначены даже в открытых пресс-релизах ГУП «Кремль». Там черным по белому пишется, что предприятие создано «также для проведения PR и рекламных кампаний, используя собственных специалистов, собственные новые технологии и разработки... Оно занимает активные позиции на информационном и культурно-развлекательном рынке г. Москвы».

Уже одно это способно убедить потенциальных конкурентов Киселева, что он покусился на помеченную ими территорию, и возбудить в них профессиональную неприязнь. Но не от этих людей зависит распределение подрядов на ваяние образа власти. Как ни крути, Киселев - человек со связями. Если «друг Володи» - это звучит рискованно, то «друг Кожина» - в самый раз. Управделами - влиятельный чиновник. Если президент Путин будет ценить его так же, как Ельцин ценил Бородина, то его протеже может рассчитывать на многое. По крайней мере, когда подступит время выборов, госзаказ на агиткампанию типа «Голосуй или проиграешь» Кремль, вероятнее всего, доверит своему дочернему предприятию. Тогда, по крайней мере, не надо будет таскать из конца в конец Москвы коробки из-под ксерокса.