Владимир Дубов получил 8 лет заочно

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Владимир Дубов получил 8 лет заочно

Акционера ЮКОСа, сбежавшего от российского правосудия в Израиль, в Москве осудили за хищение 76 млрд неденоминированных рублей

Оригинал этого материала
© "Московские новости", origindate::02.08.2012, Акционер-преступник, Фото: mozgovaya

Марина Лепина

Compromat.Ru

Слева направо: Михаил Брудно, Леонид Невзлин и Владимир Дубов

Восемь лет лишения свободы — такой заочный приговор вынес суд 1 августа Владимиру Дубову, акционеру ЮКОСа, за хищения и мошенничество. Защита утверждает: сделка, которую вменяют в вину Дубову, была законной, никем не оспоренной. Сам Дубов убежден в политических мотивах его уголовного преследования.

Уголовное дело в отношении Владимира Дубова возбуждено по событиям, происшедшим в Волгограде во второй половине 90-х годов. По версии следствия, в результате взаимозачета между ЮКОСом и администрацией Волгоградской области были похищены бюджетные средства, выделенные по федеральной программе на строительство жилья для военнослужащих, уволенных в запас, а также на строительство моста через Волгу и водопровода в городе Михайловка. Бюджетные деньги, перечисленные Минфином администрации области, были переправлены на счета юкосовских фирм «Эмитент» и «Аваль» за поставленные нефтепродукты. Дальше деньги пришли в «Юганскнефтегаз», который погасил свой долг перед бюджетом.

Уголовное дело сначала было возбуждено в 1998 году следователем волгоградской прокуратуры Валерием Алышевым (интересно, что сейчас он занимается делом ЮКОСа в Следственном комитете РФ). Потом тот же Алышев его закрыл, так как не был доказан факт причинения ущерба. Но дело возобновили в 2003 году после ареста Платона Лебедева и за неделю до ареста Михаила Ходорковского.

Следствие утверждает, что сделка была аферой, фирмы — пустышками, документы — фиктивными. По данным следствия, ущерб от действий Владимира Дубова составил около 76 млрд неденоминированных рублей.

Адвокат Дубова Борис Грузд в беседе с корреспондентом «МН» пояснил: ни Минфин, ни администрация Волгоградской области не считали себя потерпевшими, но следствие все равно признало администрацию потерпевшей стороной. Хотя никаких претензий, гражданских или арбитражных исков не было, сделка не была оспорена, а значит, законна, отмечает адвокат. Сам Владимир Дубов ранее в эксклюзивном интервью корреспонденту «МН» заметил, что вины не признает, да и у правоохранительных органов к нему ранее претензий не было: это подтверждалось и в 1999 году, и в 2003-м, когда он избирался в депутаты Государственной думы. Дубов также напомнил в том интервью, что еще в 2002 году Госдума приняла поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, по которым заочные процессы были запрещены, а в 2006 году после событий в Беслане заочно выносить судебные решения разрешили в отношении террористов и «в исключительных случаях».

Вчера Дубова осудили заочно. Еще в 2004 году он получил израильский паспорт и до сих пор числится в международном розыске.

Выступавшие на заседаниях Замоскворецкого суда свидетели говорили, что сделка была законной. Например, замруководителя финансового комитета администрации Волгоградской области Борис Усов сообщил суду: такие сделки в то время не нарушали законов, а дом для военнослужащих действительно построен и существует. Алексей Горшков, представитель потерпевшей стороны — администрации области, хоть и заявлял о причинении ущерба, но не мог не признать: и дом, и мост построены. Значит, деньги дошли до конечного потребителя.

Тем не менее прокурор просил приговорить Дубова заочно к восьми годам колонии. И суд согласился с этим. Владимир Дубов получил восемь лет лишения свободы заочно.

«Я не вижу никаких правовых и фактических оснований для такого решения. Я убежден, что мотивы моего уголовного преследования политические, — говорится в заявлении Владимира Дубова, распространенном сразу же после оглашения приговора. — На десятом году так называемого дела ЮКОСа для всех очевидно, что российская власть поставила перед собой политическую задачу по преследованию и уничтожению компании ЮКОС, ее акционеров и менеджеров. Я был одним из крупных акционеров компании, являюсь другом и партнером Михаила Ходорковского. Именно это является истинной причиной моего преследования, которое ради «приличия» упаковано в обертку уголовных претензий».

Адвокат Грузд заявил «МН», что защита будет обжаловать приговор. [...]

Напомним, что ранее в том же Замоскворецком суде столицы были вынесены заочные приговоры в отношении бывшего заместителя главного бухгалтера ЮКОСа Дмитрия Маруева и начальника управления регионального бизнеса «Роспрома» Натальи Чернышевой (они проходили по тому же делу, что и Дубов), а также в отношении Михаила Трушина, первого вице-президента компании «ЮКОС-Москва». Заочно восемь лет получил и глава подконтрольной ЮКОСу компании «Фаргойл» Антонио Вальдес-Гарсиа. Сейчас заочно идет процесс в отношении еще одного экс-менеджера компании — Алексея Спиричева. А в Симоновском суде Москвы начался процесс в отношении бывшего акционера ЮКОСа Леонида Невзлина. Ранее он уже получил заочно пожизненное заключение за организацию убийств, теперь же обвиняется в хищении акций.


***

"Полезные паразиты" в деле Дубова

Оригинал этого материала
© Izrus.co.il, origindate::08.11.2011, Экс-депутат Госдумы Владимир Дубов: я не скрываюсь в Израиле

Михаил Фальков

[...] "Я ни от кого не скрываюсь, мой адрес всем известен. Еще в июле мы направили официальное уведомление в российскую прокуратуру по этому поводу", — заявил порталу IzRus бывший акционер нефтяной компании ЮКОС, экс-депутат Госдумы Владимир Дубов, с конца 2003 года живущий в Израиле. [...]

Тем самым бывший акционер ЮКОСа опроверг заявления судьи Татьяны Ковалевской, прозвучавшие 27 октября в Замоскворецком суде Москвы. "Дубов находится в международном розыске, у суда не было возможности известить его о рассмотрении дела". На данном основании было принято решение судить экс-депутата заочно. [...]

Насильно "ожившее" дело

Дубов обвиняется в том, что в 1997 году, будучи заместителем председателя управляющей компании ЮКОСа "Роспром", якобы был причастен к подготовке "подложных документов" по оформлению фиктивной задолженности администрации Волгоградской области перед дочерней структурой ЮКОСа на сумму 76 млрд. рублей (76 млн. после деноминации 1998 г.). Этот "подлог", по данным прокуратуры, позволил администрации области получить из госбюджета 76 млрд. рублей и оплатить ими свой долг перед дочерней структурой ЮКОСа.

"Российская система финансирования бюджета в те годы работала так, что ты обязан был поставлять нефтепродукты вне зависимости от оплаты, — пояснил Дубов. — Если какая-нибудь воинская часть сидела в замерзшем регионе, ты обязан был давать ей зимой топливо. Если ты прекращал отгрузку, то приезжала прокуратура и возбуждала дело, но при этом потребитель не платил. Они правда не могли платить, им бюджет не давал денег. И все это продолжалось в течение года, а в конце года объявлялся зачет. То есть, примерно на ту сумму, которую тебе задолжали федеральные потребители, ты удерживал федеральные налоги и в конце года производил зачет. Идиотизм был полный: компании специально не платили налоги, поскольку другого механизма получения денег от федерального бюджета не существовало. Если у тебя не было долгов перед бюджетом, то в конце года тебе говорили: извини, год закрыли, можешь подавать в суд на федеральный бюджет. Но есть специальный указ президента, защищающий бюджет от подобного рода претензий. Поэтому даже списать это на прямые убытки не удавалось. В такой ситуации фирмы формировали задолженности, а регионы в конце года бросались делать зачеты. Минфин всячески стремился усложнить эту схему зачета, т.е. сделать так, чтобы деньги имели какую-то целевую схему. В результате появилось значительное количество компаний, которые, работая вокруг администраций регионов, выстраивали схему, позволявшую произвести зачет. Они выстраивали организацию документооборота так, чтобы его приняло министерство финансов. Это были хорошо известные "полезные паразиты". Администрация региона была не способна даже выверить задолженность: сколько, кому, кто должен. А за очень небольшой процент эту работу за нее выполняли те самые компании. То была абсолютно обычная практика по всей стране".

Дубов напомнил, что первоначально уголовное дело было возбуждено в апреле 1998 года в отношении чиновников администрации Волгоградской области. Причиной тому, по его словам, стало решение тогдашнего первого вице-губернатора Василия Галушкина баллотироваться на пост мэра Волгограда. Как утверждает Дубов, поскольку Кремль опасался утратить контроль над городом, против Галушкина было возбуждено уголовное дело "за неисполнение областных статей федерального бюджета". Однако, как только он снял свою кандидатуру, в марте 1999 года дело закрыли. В любом случае, Дубов тогда проходил лишь в качестве свидетеля. "Единственное на чем мы настояли — это, чтобы Минфин проверил данную ситуацию и дал справку, что никакого ущерба нет. Такая справка была нам выдана и вопрос был закрыт", — заявил собеседник портала IzRus. А в мае 1999 года волгоградская прокуратура постановила, что в рамках "взаимозачетной сделки" не было совершено никаких уголовных преступлений. Как отметил Дубов, и это постановление, и справка, полученная тогда от Минфина, теперь приложены к его делу.

Вскоре после благополучного, как тогда казалось, завершения волгоградской истории, в декабре 1999 года, он был избран депутатом Госдумы, а четыре года спустя вновь стал кандидатом в депутаты. "В обоих случаях меня досконально проверяла Федеральная служба безопасности на предмет причастности к криминальной деятельности и коррупции. Оба раза мне выдавалась справка ФСБ об отсутствии каких-либо "пятен" в моей биографии", — подчеркнул Дубов.

"А в октябре 2003 года, когда в конфликте с Ходорковским начался очень сильный новый виток, вдруг первый заместитель генпрокурора затребовал то волгоградское дело. Он отменил постановление о его закрытии с формулировкой, что не дана юридическая оценка действий Дубова, — отметил собеседник портала IzRus. — Так было отменено постановление о закрытии моего дела. Но прокуратура оставила в силе постановление об отказе в возбуждении уголовного дела против Галушкина. А там содержатся все те же доводы, что имелись в постановлении о закрытии моего дела".

В октябре 2004 года в Лондонском магистратском суде началось рассмотрение запроса об экстрадиции бывшей подчиненной Владимира Дубова Натальи Чернышевой. Российская прокуратура обвиняла ее в хищении 76 млрд. рублей по той же самой "взаимозачетной сделке" 1997 года. "Они представили папку, английский суд рассмотрел, проанализировал все эти зачеты, показал, что нет ущерба. Серьезно разбирались, и это дело закрыли, отказали в экстрадиции", — пояснил собеседник портала IzRus. "Я пришел к очевидному выводу, что президент Путин дал специальное указание о преследовании Чернышевой...", — отмечал в марте 2005 года судья Тимоти Уоркмен. По его словам, инкриминируемые ей действия "не привели к финансовым потерям ни со стороны государства, ни со стороны администрации Волгоградской области". "Степень политической мотивации этого дела настолько высока, что существует значительный риск, что судьи в московском суде поддадутся политическому вмешательству, а это поставит под вопрос их независимость", — заключил представитель британский фемиды.

"А в 2010 году, приехав в Литву на несколько дней, и я попал под процесс экстрадиции. Но литовская прокуратура отказала в удовлетворении запроса, а суд это решение утвердил", — рассказал Дубов.

[...] в мае прошлого года защита двух других бывших акционеров ЮКОСа обратила внимание на следующую выдержку из материалов прокуратуры: "Дубова В.М. следует отнести к разряду членов организованной группы в связи с тем, что он в июне 2002 года получал предложение М.Б.Ходорковского поехать совместно с другими сотрудниками на охоту и рыбалку" (обвинительное заключение по делу Ходорковского и Лебедева). При этом, как отмечала защита подсудимых, "в уголовном деле нет ни одного протокола его допроса..., хотя он сообщил, что готов ответить на любые вопросы, если они будут ему заданы путем направления международно-правового запроса в компетентные органы Государства Израиль".

Что же касается судебного процесса по его собственному делу, Дубов предполагает, что российская прокуратура обращалась в израильские инстанции, но "им ничего не ответили". [...]

Где "скрывается" Дубов

Разыскать Владимира Дубова оказалось несложно. Он дал интервью порталу IzRus в здании собственной винодельни Amphorae, расположенной в живописной гористой местности, неподалеку от городка Зихрон-Яков. Этот комплекс, состоящий из трех каменных строений, включает в себя завод по переработке винограда, погреб для хранения вин, просторную гостиную, кухню, офисы и ряд подсобных помещений.

В конце прошлой недели здесь завершилась переработка последней партии винограда, собранного до начала дождей. Отбор ягод производился вручную с участием почти 40 человек — в основном русскоязычных израильтян и молодых стажеров из Грузии. Всем процессом руководил лично Дубов. "Я стараюсь приезжать сюда минимум четыре раза в неделю", — пояснил он порталу IzRus. В качестве "чернорабочего" в заводском помещении был замечен и другой бывший акционер ЮКОСа Михаил Брудно [...]