Владимир Соловьев: Обыкновенный лоббизм

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Я в бешенстве от этого козла." Записи бизнес-переговоров телеведущего. Аудио

Оригинал этого материала
© The Moscow Post, origindate::10.12.2008, В интернете появились записи бизнес-переговоров известного телеведущего

Владимир Соловьев: Обыкновенный лоббизм

Виктор Баринов

Converted 28064.jpg
Прослушать:

Он каждую неделю приходит к нам с телеэкрана. Симпатичное лицо, честные глаза, демократичный прикид без галстука и обаятельная улыбка. Владимир Соловьев, популярный телеведущий. Он, кажется, уже стал членом наших семей, и присутствует во всех наших кухонных спорах о судьбах страны…

Когда диктор телепрограммы «К барьеру!» объявляет: «Господа, Владимир Соловьев!» – страна у телеэкрана замирает. Не только потому, что такого живого и полемического шоу больше нет. Но еще и потому, что нам важно разобраться в сути проблем, в том, как дальше жить. Кого поддерживать, кого из нынешних политических деятелей любить, а кого не любить, в конце концов. Журналист – а тележурналист с миллионной аудиторией тем более – это, по выражению мэтров профессии и философов, «глаза и уши общества», человек, который возвышается над схваткой добра и зла, тот, кто помогает нам отделить зерна от плевел, понять глубинную суть процессов. Словом, Кумир с большой буквы, этот неподражаемый Соловьев…

Как и у всякого вип-лица, узнаваемого с телеэкрана, у Владимира Соловьева имеется своя частная жизнь, свои секреты, в которые порой некоторые залезают без спроса. Век желтой прессы и желтых новостей, что поделаешь. Но нам всё равно интересен и закулисный портрет любимца публики, тем более, какие-то маленькие секреты четче обрисовывают суть телевизионного героя наших семей. Поэтому только что всплывшие в записи конфеденциальных телефонных разговоров любимца публики, уж простите, тоже интересуют нас. И там, в этих разговорах, он местами так же интересен, как в эфире, так же колоритен и неподражаем. Не важно, как эти записи стали доступны общественности. Существует версия, что один из партнеров известного телеведущего записывал свои телефонные разговоры с ним на свой мобильник – то ли ради того, чтобы потом прослушать их еще раз, дабы точнее следовать указаниям журналистского мэтра, то ли с целью использовать эти записи в своих личных целях. Возможно также, что его недруги элементарно поставили на прослушку «соловьиные трели», благо, что данная услуга стоит нынче весьма недорого. Как бы то ни было, в этих телефонных диалогах известный телеведущий предстает перед нами совершенно в ином свете и в ином качестве. Сквозь телефонный мат его собеседника и бизнес-партнера в разговор прорываются совсем другие, незнакомые нам, «соловьиные» интонации: Из телефонного разговора:

Соловьев: - Илья, ты знаешь, я что-то подумал, я в бешенстве от этого козла..

Партнер по PR-бизнесу Илья (И.): - От какого?

Соловьев: - От Мельника просто в бешенстве.

И.: -Почему?

Соловьев: - На самом деле мы делаем самый тяжелый проект с ним, придумываем колоссально тяжелый вариант, не смотря на его противоборство, вытаскиваем Лену (судя по всему, имеется в виду Елена Батурина, супруга московского мэра) из совершенно патовой ситуации, которую не решить на самом деле никакими судами. А он высказывает такую типа наглую заяву. При том он считает, что это дело важное. Оно действительно важное, но это дело, которое конечно ему не дадут выиграть…

Для справки: Мирослав Мельник, от которого «в бешенстве» Владимир Соловьев, это московский ресторатор, который, помимо владения рядом столичных ресторанов, бьется через свои аффилированные структуры за лакомый проект строительства многофункционального гостинично-делового и торгово-развлекательного комплекса на месте снесенной гостиницы «Спорт», что расположен по Ленинскому проспекту Москвы. Кто там и кого кинул, разобраться нелегко – да и неважно для нас. Важно то, что Мельник договорился на неких условиях с телеведущим Соловьевым и его подручным Ильей о продавливании своих интересов – и, разумеется, не за просто так.

В ходе битвы за застройку золотого земельного участка бывшей гостиницы «Спорт» владельцы снесенного здания, которые менялись, как перчатки, «кинули» законных арендаторов из Российской академии наук. В ходе загадочного конкурса, проведенного в 2003 году Минимуществом, победила некая фирма «Эльгида», зарегистрированная за неделю до конкурса и, как считается, аффилированная с Мельником. Пошли суды, невзирая на которые, в прошлом году 30 крепких охранников захватили здание, вытряхнув мебель и сантехнику из номеров. Наплевав на судебные решения по обеспечительным мерам, здание взрывают…

«Эльгида» перепродает комплекс некому ООО «Частное право Н-аудит» и другой фирме Мельника – нидерландской «Адмираль Б.В.», московского представительства которой судебные приставы обнаружить не смогли (как и голладского, впрочем). И хотя этой фирме-фантому кто-то отдал подряд на строительство гигантского объекта, где объем инвестиций оценивается в $1 млрд., нашлись силы, которые позарились на лакомый кусок Мельника. Ну, как тут обойтись без помощи известного на всю страну телеведущего?

Однако для Владимира Соловьева капризный Мельник такая головная боль! Видимо, «заказчику» кажется, что лоббирующая его интересы команда даром хлеб ест…

Из телефонного разговора:

И.: - Он начнёт выёживаться...

Соловьев: - Ну, а чего. Мы сделали для него невозможное. Мы договорились со всеми партнерами. Он что, одурел?

И.: - Ну, он не рад, что у него ничего не двигается, по его словам.

Соловьев: - Ни фига себе.

И.: - Разговоры, разговоры. А толку никакого. Вот так он позиционирует.

Соловьев: - Вот красавец. Я обожаю таких…Пошли его в жопу.

И.: - Да, так и сделаю.

Соловьев: - Разговоры… Ты ему скажи: «разговоры», это когда ты приходишь, говоришь о чекистах, а потом делаешь вид, что вообще ничего не было. Вот это разговоры.

И.: - Да. Надо вообще от него избавляться, б…, опасный какой то кадр.

Да, несладкий это хлеб – ублажать «заказчиков». Владимиру Соловьеву в этом плане не позавидуешь! Это на телепомосте «К барьеру» всё четко, там он король и Бог. А здесь, того и гляди, «кинут», не расплатятся за труды. Вот, к примеру, обаятельный телеведущий взялся помочь компании «Евроцемент». Сколько ходов им подсказал, чтобы они импорт и конкурентов оттеснили, как отпозиционировал тезис о нужности цемента в стране, о том, что цемент – это стратегический материал… А деньги где?

Из телефонного разговора:

И.: –Б…, какие-то охреневшие клиенты, никто не хочет денег платить.

Соловьев: - Ну, нормально…

И.: - Не знаю, значит, я «Евроцементу» уже выставил счет за ту кампанию, которую мы сделали. Причем такой очень скромный, реальный счет. Значит, они его не оплачивают мне. Позвонила его помощница, которая в пресс-службе сейчас работает, она мне говорит: вот Михаил Анатольевич просил меня зайти ещё раз по поводу него. Это продолжается уже три недели, потому что он мне устно обещал оплатить счет, который я ему выставлю по окончанию... Он говорит: вы начинайте работать, а мы потом всё оплатим. Вот я ей сказал сегодня уже очень чётко, что я на момент, пока счет не будет оплачен, работу прекращаю, вы ведёте себя по-хамски. Они нам за рекламу не оплачивали два месяца счет. Мы из-за неё попали на налоги из-за того, что они нам не оплачивали. Ведёт себя просто реально по-хамски абсолютно.

Соловьев: - А напиши официальное письмо… И в счет просто внеси штрафные санкции за наши налоги.

И.: - Просто есть хоть какие-то обязательства, их нужно выполнять. Не, ну устно сказал мне. Да, это на самом деле урок. Нельзя ничего делать, пока не оплатят счет. Ничего страшного, когда им срочно надо, они очень быстро оплачивают.

Соловьев: - Ага, в момент… Учитывая вдобавок, что им грозит немалая опасность, они себя ведут вообще, как идиоты. Но мы не будем пока им ничего говорить.

…И таких неплательщиков попадается, видимо, немало. Когда там тяжкий крест любимца страны нести, Родину учить морали-порядочности, когда что ни «заказ», то одни огорчения!

Из телефонного разговора:

И.: – Ало.

Соловьев: – Спишь, гад?

И.: - Нет.

Соловьев: - По птице ребята вообще исчезли, да?

И.: - Что исчезли?

Соловьев: - Птичники вообще исчезли? То есть мы их вообще забыли? Ну, Лисовского вообще мы забыли?

И.: Да нет еще…Так, что-то я хотел тебе сказать, что-то я видел в мониторинге сегодня. А, во-первых, пресс-служба признала программу твою…

Соловьев: - Ага, да-да, новую.

И.: - Теперь уже не отмазаться.

Соловьев: - Ну да…

И.: - Что-то я ещё хотел... - Да…слушай со Сбербанком, б…, это мне на ближайшие полгода ничем другим можно уже ничем не заниматься .

Соловьев: - Смотря, сколько они будут нам платить.

И.: - Ну, у нас общий контракт получился, наверное, два в год.

Соловьев: - Норма прибыли там нормальная?

И.: - Да там я хочу сделать стопроцентную, сделать. А чё там творится?

Соловьев: - Значит, смотри, очень важный момент, принципиально важный. Я не хочу что бы ты делал что-то по Сбербанку – какие то принципиальные вещи, пока идеологически со мной пунктов какие-то пункты не проговорим, чтобы не дай бог там не попасться…

И.: - Ну да…Поэтому тебе вчера и позвонил, я буду постоянно с тобой связываться. Потому что там, в мелочевке, понимаешь, теряется идея, абсолютно… Они там погружены в эти структурные изменения, которые все, конечно, очень важны, но не промахнуться бы, понимаешь!?

Соловьев: - Мы говорим, что Сбербанк – это государственное банк, не потому что он принадлежит государству, а потому что он думает по-государственному.

И.: - Да вот это в цитате Грефа вчера было. Как крупнейший банк страны, вынужден взять на себя ответственность за малый бизнес. Не, но они реально улучшились. Конкретное улучшение по пяти пунктам. Не три года, а пять лет. Серьёзные вещи.

Соловьев: - Ну, это конечно. Но они и могут себе это позволить на фоне бешеного кризиса, но ты помнишь, наша сфера задачи обеспечить встречу Геры с Шалвой.

И.: - Да, но, с другой стороны, Шалва ведёт себя непорядочно, откровенно говоря. Знаешь, во-первых, деньги у него есть, начнем с этого. Некоторым другим он платит…

Соловьев: - То есть вот так вот? Друзья, вы идите на х...

И.: - Да, а вы друзья подождите, пока у меня станет всё совсем хорошо. Поэтому я больше ему не напоминаю про это, но я прекратил всё делать. Это невозможно уже, хамство. И это знаешь, если человек не платил три месяца, то он уже не заплатит, скорее всего.

Соловьев: - Конечно.

И.: - Поэтому он приедет в понедельник, я к нему во вторник заеду и всё ему честно скажу, как есть.

Соловьев: - Так и надо.

И.: - Извините, скажу, я работать прекращаю, потому что куча дел. Реально вчера в Сбербанке был до двенадцати ночи, и так будет долго. Потому что там реально надо налаживать всё. Знаешь, у них нет базы СМИ, ну о чем говорить! Детский сад, б...

…Вообще, судя по общению Владимира Соловьева, нормальных контор и «заказчиков» в стране совсем не осталось – а те, что есть, так и норовят вырвать горькую горбушку хлеба у первого телеведущего страны. Ну, добро бы с одним Шалвой (как мы догадываемся: президентом Московской нефтяной компании Шалвой Павловичем Чигиринским) у Соловьева и компаньона Ильи проблемы были. А то ведь и тот же Сбербанк вдруг раскрылся с нежданной для творческого тандема стороны. Поневоле понимаешь, почему у Владимира Соловьева рука то и дело тянется к телефонной трубке.

Из телефонного разговора:

Соловьев: - Алло. Я вот чего думаю: знаешь, что нам надо сделать…

И.: - Что?

Соловьев: - Надо сейчас очень жестко сокранить все расходы.

И.: - А какие именно?

Соловьев: - Ну, надо понять какие. Условно говоря, если клиенты не платят, надо вежливо объяснить: идите на х…

И.: - Да это однозначно, я для себя уже решил.

Соловьев: -…Слушай, нам же «Сбер» так и не заплатил ни копейки?

И.: - Пока нет.

Соловьев: - Ну, вообще зае…али реально.

Л.: - Но там 3 месяца всегда проходит любой контракт.

Соловьев: - Ну, понимаешь тогда, в чём сейчас проблема, – я должен отказаться от договора на миллион х.. знает ради чего.

И.: - Володь, ну ты можешь этого не делать. Ну, давай откажемся от «Сбера». Ну чего в этом такого?

Соловьев: - Вопрос в том ,что у нас нет уверенности, что мы со «Сбером» пока работаем. Потому что у нас пока только их слова. А если завтра Геру снимут, то х.. они это исполнят…

И.: - Это правда.

Соловьев: - Вот о чём я говорю. То есть, от нас требуется аху…ный объём работы без всякого слова «спасибо».

Л.: - Да, совершенно верно, ну это так и продолжается пока. А что поделать? У них переписать договор занимает 3 месяца – что я могу поделать?

Соловьев: - Ну, надо нам думать, что с этим делать.

Л.: - Ну, ускорить процесс мы не можем, Я со своей стороны реагирую в течение 5 минут…

А вот еще один разговор, который показывает, насколько тяжело достается хлеб популярному телеведущему.

Соловьев: - Алло. Звонит мне друг в Грузию, который… со мной партнёр.

И.: - Ну?

Соловьев: - Говорит: «Можете помочь нам, чтобы у нас не отбирали кредит в Сбербанке?». Я думаю: вот, б…., дожили! Можем, но за очень большие деньги, я говорю.

И.: - Да, придётся ещё и этой х..нёй заниматься. Да, ты не договорил: у нас какие проблемы начались?

Соловьев: - У нас никаких проблем, денег нет, а так нормально. Ну, это разве проблема?

И.: - Это главная проблема

Соловьев: - Ну, а что делать?

И.: - Пока, к сожалению, тяжело. Может пора армян напрягать?

Соловьев: - Не. На армян, ты понимаешь, я четыре месяца отработал по себестоимости, причём в полной экономии. И причём всячески, чтобы сделать огромный объём работы. Они требовать не требуют, а просят…давайте ещё. Мы с ним как бы договорились на 3 месяца, прошло четыре.

И.: - У нас-то проблема потому, что мы с этим связались по просьбе Сирана. Ну, Сиран ничего не получает, а мы теряем…

Соловьев: - Ну, мы ничего не теряем, мы просто ничего не зарабатываем…

И.: - Как не теряем? Конечно, теряем. Обслуживание-то стоит денег и всё прочее...

…Вот в таких хлопотах и проходит вторая жизнь известного российского телеведущего. Конечно, у всех есть маленькие грешки и большие тайны – даже у великих. Про поэта-демократа Некрасова, к примеру, судачили, что он молодую красавицу-любовницу в карты проиграл. Тайна Владимира Соловьева в том, что он умело сочетает в своей жизни две разные – и даже, можно сказать, диаметрально противоположные профессии. Для миллионов рядовых телезрителей он популярный ведущий и журналист, борец за истину, честь и советь НТВ, где он помогает державе объективно разобраться в её истинных или лже-героях. То есть, те самые «глаза и уши» общества.

А для сведущих деловых людей Соловьев – это расчетливый лоббист. И вот здесь-то, на этой теневой стороне Луны, любимый телеведущий поворачивается для нас очень скользкой гранью. Потому что нет ничего хуже, когда блестящую репутацию «объективного тележурналиста» цинично используют для проплаченного пиара, обманывая всех нас. Грубо говоря, кумир под прикрытием профессии телеведущего подрабатывает наемником, денно и нощно ища, с кого бы деньги взять за лоббирование…

Но этого зрительские массы, далекие от закулисья, конечно, не ведают. И с умилением в очередной раз рассаживаются у экранов своих телевизоров при упоминании популярного имени…