Владими Устинов: "Вавилова не трогать!"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Возобновленние дела бывшего первого замминистра финансов Андрея Вавилова стало еще одним ударом по группе Сечина-Устинова

1172126583-0.jpg Зачем вспомнили дело Вавилова? Возобновленное в конце 2006 года дело бывшего первого замминистра финансов Андрея Вавилова особой судебной перспективы не имеет — в апреле по нему истечет срок давности. Однако в межклановой борьбе силовиков накануне выборов оно пришлось кстати. Что стало еще одним ударом по группе Игоря Сечина, ставшим возможным после отставки генпрокурора Владимира Устинова.

Первый скандал

В середине 1990-х годов имя первого заместителя министра финансов Андрея Вавилова фигурировало в скандальных историях неоднократно, поскольку высокопоставленный чиновник от имени своего министерства подписывал очень важные бумаги. Обвинение считает, что именно из-за этих бумаг госбюджет недосчитывался очень крупных сумм. Схемы при этом были задействованы разные, а наибольший резонанс вызвали три истории: операции Минфина и администрации Московской области с облигациями внешнего валютного займа, «газовые взаимозачеты» между Украиной и Россией, а также несостоявшийся контракт на поставку Индии истребителей МиГ-29.

Первый скандал разразился летом 1997 года, когда председатель Центробанка Сергей Дубинин направил премьер-министру Виктору Черномырдину письмо (копия находится в распоряжении редакции). В нем сообщалось, что Вавилов подписал договор, по которому администрация Московской области получала от Минфина на возвратной основе облигации валютного займа (ОВВЗ) на $656 млн. За счет операций с этими ценными бумагами подмосковные власти намеревались погасить долги по зарплате бюджетников. На основе договора областная администрация передала ОВВЗ в доверительное управление Уникомбанку под 3,5-4% годовых (тогда как средние ставки серьезных российских банков равнялись 12-16%). Уникомбанк же отдал облигации по сделкам репо и агентским соглашениям Московскому национальному банку и компании

«МФК — Московские партнеры», а выкупать обратно не стал «из-за отсутствия средств». Когда же подмосковным властям пришло время возвращать Минфину долги, то по их просьбе Уникомбанк для погашения купил у того же Минфина партию украинских гособлигаций, однако их стоимость составила всего $40 млн. Интересно, что платежи проходили через барбадосский банк «Луидор», принадлежавший первому зампреду Уникомбанка Андрею Глориозову. В результате Минфин вместо $315 млн (на тот момент-реальная рыночная цена ОВВЗ) обратно получил только $40 млн (копии договоров и платежных документов находятся в распоряжении редакции).

История получила резонанс, материалы направили в Генпрокуратуру, но в итоге все спустили на тормозах. По словам источников The New Times в банковских кругах, для Вавилова все обошлось потому, что в тот момент он входил в команду Виктора Черномырдина.

Второй скандал

Еще одна громкая сделка при непосредственном участии замминистра Вавилова была осуществлена в тех же 1996-1997 годах. В соответствии с многосторонним соглашением Минфин в счет погашения долга государства перед Минобороны перечислил $450 млн на счет дочерней компании корпорации «ЕЭС Украины» (ее тогда возглавляла Юлия Тимошенко). На эти деньги украинцы должны были закупить у «Газпрома» газ. В ответ украинская сторона обязывалась на такую же сумму направить на нужды российской армии стройматериалы и другие материально-технические ценности. Однако Минобороны получило товары только на $128 млн. Главная военная прокуратура возбудила уголовное дело, предъявив обвинения начальнику Главного управления военного бюджета и финансирования Минобороны генералу Олейнику который курировал в военном ведомстве сделку.

Дела в отношении Андрея Вавилова и Юлии Тимошенко выделили в отдельное производство. Генерал Олейник был осужден.(1) Но дело Вавилова тихо закрыли, несмотря на то, что на суде генерал возлагал вину за срыв сделки именно на него.

«Вавилова не трогать!»

Наконец, в то же время Вавилов санкционировал выделение из госбюджета ВПК МАПО

«МиГ» (ныне Российская самолетостроительная корпорация «МиГ») $231 млн. Это был аванс под готовившийся контракт на поставку Индии истребителей МиГ-29. Из этих денег на $150 млн были куплены ОВВЗ, которые через Уникомбанк и Московский инновационный банк поступили в банк «Кредитный союз», который их и реализовал. Большая часть выручки (около $110 млн) была переведена за рубеж на счет подставной компании «Бент», после чего деньги пропали.

Через некоторое время МАПО «МиГ» получило от Минфина очередные облигации на $81 млн, которые заложило «Кредитному союзу» под некий вексельный кредитный договор. Он не был выполнен, облигации стали собственностью сначала «Кредитного союза», а затем Московского инновационного банка.

Генпрокуратура возбудила было уголовное дело, по которому проходили Вавилов, первый зампредправления Уникомбанка Андрей Глориозов, председатель правления Московского инновационного банка Илья Сташевский, председатель правления банка «Кредитный союз» Александр Баранов, финансовый директор МАПО «МиГ» Максим Ткачев и коммерческий директор этого предприятия, ставший впоследствии главой ВПК МАПО, Александр Безруков. Некоторых фигурантов арестовали, других объявили в розыск. Однако в 1999 году дело начало разваливаться.