Владислав Сурков уходит в небо

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Владислав Сурков уходит в небо

Оригинал этого материала
© Stringer.Ru, origindate::31.05.2011, Фото: "Коммерсант"

IPO "Домодедово" отменено. По вине "Мастер-банка"?

Павел Хреков

Compromat.Ru

Владислав Сурков

Летом 2011 года международный аэропорт «Домодедово» — крупнейшие воздушные ворота столичного авиаузла — планировал провести публичное размещение своих ценных бумаг (IPO) в Лондоне. Исходя из рыночной капитализации «Домодедово» на уровне $5 млрд, аэропорт намеревался продать около 25% своих акций примерно за $1,2 млрд. Сумма солидная, тем более что часть ее могла быть реинвестирована в инфраструктуру аэропорта. Не получив вопреки экономической логике государственной поддержки для строительства третьей, дополнительной взлетно-посадочной полосы (ВПП), акционеры «Домодедово» готовились вложить в новую ВПП, необходимую для качественного увеличения пассажиропотока аэропорта, около 20 млрд руб. (свыше $700 млн).

И вот — 30 мая пришло сенсационное известие: размещение IPO «Домодедово» отменено. Якобы из-за ухудшения конъюнктуры рынка. Хотя реальные причины скандального шага могут оказаться совсем иными. Попробуем разобраться.

Чем ближе подходила дата запланированного лондонского IPO, тем сильнее становилось давление на крупнейших акционеров «Домодедово» с целью побудить их отказаться от контроля над активом. А если говорить проще — нарастали (и по-прежнему нарастают) попытки банально отобрать у нынешних владельцев московский аэропорт, который считается самым успешным в России: по данным Юлии Латыниной, за последние десять лет, на протяжении которых аэропорт находится в собственности нынешних хозяев, пассажиропоток «Домодедова» увеличился в восемь раз, а рентабельность по показателю EBITDA составила 42% (у аэропорта Франкфурта-на-Майне — около 20%). Лакомый кусок, за который есть смысл бороться.

И вот, в середине мая 2011 года, когда подготовка к IPO аэропорта вышла на финишную прямую, на «домодедовском» горизонте появился некий «эффективный инвестор» — Игорь Юсуфов, бывший министр энергетики РФ и спецпредставитель президента РФ по международному энергетическому сотрудничеству. Он без обиняков предложил владельцам «Домодедова» продать контрольный пакет акций аэропорта … за $1 млрд. Т.е. на 60-65% дешевле рыночной стоимости, высчитанной исходя из текущей капитализации компании.

При этом Юсуфов, по некоторым данным, пообещал в качестве «дополнительного сервиса» (цена сервиса, судя по оценке потенциального покупателя, приближается к $1,5 млрд или даже превосходит этот рубеж), урегулировать все проблемы «Домодедово» и его акционеров с российскими властями. Это значит — прекратить череду «накатов» и откровенных провокаций, жертвой которых аэропорт неоднократно становился с лета 2010 года и по сей день.

Атака на «Домодедово» началась в июне 2010 года, когда коммерческий «Мастер-банк», который к тому времени 5 лет обслуживал аэропорт, подал в суд в связи с собственной же неготовностью исполнять финансовую гарантию, выданную одному из подрядчиков аэропорта — компании «Сивас». Вскоре к «Мастер-банку» присоединились строительная компания ИНГЕОКОМ и аэропорт «Внуково», которые стали требовать от структур «Домодедово» и управляющей компании аэропорта «ИстЛайн» погашения долгов обанкротившегося авиационного альянса Air Union. В эту игру вовлекли даже руководство Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП): глава этой организации Александр Шохин публично осудил «Домодедово», а Комиссия РСПП по корпоративной этике даже попыталась внести аэропорт в некий список ненадежных корпоративных партнеров! Кто еще присутствует в этом списке и существует ли список в реальности, неизвестно. Возможно, так называемый «список» — только политтехнология, задействованная исключительно для очернения одного отдельно взятого аэропорта. Но факт остается фактом: «ненадежным партнером» признали крупнейший столичный аэропорт, ежегодно надежно обслуживающий 22 млн пассажиров!

Дальше — больше. В начале 2011 года Министерство транспорта РФ во главе с Игорем Левитиным и Генеральная прокуратура РФ попытались обвинить «Домодедово» в предновогоднем блэкауте — масштабном отключении в Подмосковье электричества, из-за чего во всех аэропортах столичного авиаузла были задержаны десятки рейсов с тысячами пассажиров. По мнению транспортной прокуратуры, «в аэропорту отсутствует локальный нормативный акт о назначении должностного лица, ответственного за электрохозяйство организации, не соблюдены нормы комплектования по испытанным электрозащитным средствам. Электроустановки основного здания аэропорта введены в эксплуатацию без получения разрешения органа государственного энергетического надзора. … Кроме того, прокладка силовых кабелей на отдельных участках здания аэропортового комплекса и подключение прожекторов в зале автоматической системы сортировки багажа в районе строящейся трансформаторной подстанции выполнена с нарушением правил технической эксплуатации электроустановок потребителей». «Домодедово» и управляющая компания «Ист Лайн» аргументировано ответили на все претензии. «Количество дизель-генераторных установок, обеспечивавших работу аэропорта, указано неверно. Их было задействовано 50, а не 19, как сообщил в своем докладе глава Минтранса. Также Игорь Левитин говорил, что прием и отправка задержанных рейсов из аэропорта возобновились после частичного восстановления подачи электроэнергии. Аэропорт работал на отправку и прием рейсов и до доставки МЧС России трех передвижных дизельных генераторов. Игорь Левитин заявил, что в зарубежных странах электроснабжение к таким объектам подводится под землей, что позволяет избежать подобных ситуаций и минимизировать возможность террористических актов. Все кабельные линии электроснабжения от двух питающих подстанций ОАО «МОЭСК» к аэропорту «Домодедово» также проложены под землей», — было сказано в официальном заявлении аэропорта. Кроме того, в «Домодедово» считают, что «возложение ответственности на администрацию аэропорта за то, что не была объявлена чрезвычайная ситуация и не было произведено оповещение граждан, не имеет под собой законных оснований. Информирование населения о ЧС является обязанностью органов государственной власти и местного самоуправления». Впрочем, уже с началом нового, 2011-го, года стало ясно, что на «Домодедово» ведется последовательная мощная атака с целью забрать успешное предприятие у его собственников по демпинговой цене. Нужно было готовиться к новым ударам. И они не заставили себя долго ждать.

Самый страшный удар прогремел — в прямом и переносном смысле слова — 24 января. В тот день террорист-смертник взорвал себя в зале прилёта аэропорта. Погибли 35 человек, еще 168 получили ранения и травмы различной степени тяжести. Правоохранительные органы с самого начала стали выдвигать различные версии случившегося. В причастности к теракту подозревались самые разные лица — от небезызвестного Доку Умарова до некоего «русского ваххабита» Раздобудько, который исчез еще осенью 2010 г. Но нашелся в стране один человек, который уже на следующий день, 25 января, точно знал, кто виноват. Этим человеком оказался президент РФ Дмитрий Медведев, заявивший, что виновники взрыва — аэропорт «Домодедово» и его владельцы. Заметьте, не только менеджмент, но и владельцы! Они, дескать, не проследили за тем, чтобы не пускать террориста в здание аэровокзала. Президент как будто не знал, что практически нигде в мире (исключения единичны) аэропорты не проверяют входящих в здания терминала и уж тем более не могут нести ответственность за то, чтобы среди входящих не было террористов. Это — задача спецслужб, которые с ней или справляются, или нет. Но, видимо, кто-то тщательно подготовил президента РФ и оперативно положил ему на стол соответствующую аналитическую записку. С предрешенными выводами: во всем виновато «Домодедово», а выход из положения — смена его владельцев. Это случилось за три с половиной месяца до появления на «домодедовском» горизонте экс-министра Игоря Юсуфова.

Подробно проанализировал ситуацию с январским терактом в «Домодедово» известный политолог Станислав Белковский. Он одним из первых публично заявил, что теракт в Домодедово может быть использован в коммерческих «разборках» с собственником управляющей компании аэропорта. Слишком уж быстрой и подготовленной показалась эксперту критика аэропорта президентом Медведевым.

«Стремительное заявление президента Медведева о том, что во всем виноваты владельцы и менеджмент Домодедово звучит, по меньшей мере, странно. Совершенно ясно, что в любой аэропорт мира — даже такой охраняемый, как, например, Бен Гурион в Тель-Авиве, может зайти любой человек, в том числе террорист с бомбой. Как правило, никакого контроля на входе в аэропортах нет — будь Москва, Киев или Нью-Йорк. Даже если вводить обязательную проверку через металлоискатель, и это ничего не даст — это устройство, как правило, не реагирует на взрывчатку. Как бы ни относиться к Домодедово и его управляющей компании «Ист Лайн», их нельзя обвинять в том, что некие злые люди проникли в зал прилета. Предотвращать такие эксцессы должны и могут только спецслужбы», — отметил Белковский в комментарии корреспонденту журнала «Фокус». По словам политолога, Медведев мог так быстро обвинить руководство Домодедово, поскольку сотрудники его администрации уже в день теракта подготовили ему соответствующую справку. «По-моему, дело в том, что в последнее время Домодедово было вовлечено, как минимум, в два масштабных и острых бизнес-конфликта», — рассказал Белковский. Первым, по его словам, был конфликт с «Мастер-банком», который до 2010 года обслуживал аэропорт, затем «Домодедово» отказалось от услуг банка; причем вся история сопровождалась скандалом из-за гарантий, которые банк выдал подрядчикам «Ист Лайна» по строительству и реконструкции «Домодедово».

Вот так снова всплыл пресловутый Мастер-банк. В марте 2011 г. версию Белковского отчасти подтвердили источники в следственных органах: газета «Ведомости» написала, что, согласно одной из версий следствия, теракт мог быть заказан для подрыва коммерческой деятельности Домодедово и иных коммерческих структур, работающих в аэропорту. Тогда же председатель Национального антикоррупционного комитета (НАК) Кирилл Кабанов подтвердил, что следствие отрабатывало все версии, включая «коммерческую». У многих комментаторов и блогеров возникли те же подозрения, что и у Белковского и Кабанова. Например, известный блогер, выступающий в интернете под именем sapojnik, написал в своем дневнике 5 февраля: «Этот теракт — вовсе не то, за что он себя выдаёт. То есть, вполне возможно, что подоплека там — никакая не кавказская и не мусульманская, а вполне себе коммерческая. Вспомним, что произошло сразу после теракта. Еще, можно сказать, пыль не полностью улеглась — а президент Медведев уже обвинил во всем администрацию аэропорта Домодедово, которые "не уследили" и "не обеспечили". Так, может быть, причина как раз в этом, и нет смысла ходить куда-то далеко за версиями. Вполне возможно, что Домодедово взорвали просто для того, чтобы дискредитировать администрацию и, главное, владельцев аэропорта Домодедово. Ведь Домодедово — главный и лучший в стране ЧАСТНЫЙ аэропорт. Лакомый кусок. И при этом у властей давно созрели планы — уже давно озвученные — о создании некоего Единого Аэропортового Узла, говоря проще — о слиянии всех московских аэропортов в одну единую транспортную компанию. Только вот до сих пор было непонятно, как можно слить государственные Шереметьево и Внуково с частным Домодедово».

Любая версия имеет право на существование. Тем более что благодаря лоббизму «Шереметьева» этот аэропорт, тесно зажатый между Ленинградским шоссе и Химкинским лесом, недавно получил гарантии государственного финансирования новой взлетно-посадочной полосы (ВПП). А «Домодедово» в подобной поддержке было отказано — несмотря на то, что географические условия размещения этого аэропорта не в пример лучше «шереметьевских». А генеральный план «Домодедово» допускает потенциальное наличие у аэропорта целых десяти ВПП.

Но вернемся к «Мастер-банку», который стал инициатором системной атаки на «Домодедово» летом 2010 г., отказавшись исполнять собственную же гарантию на 1,091 млрд руб., из-за чего менеджмент аэропорта принял единственно возможное в той ситуации решение забрать из банка расчетные счета аэропорта. С виду этот банк — ничем не примечательный финансовый институт. В различных рейтингах российских банков он занимает позиции довольно скромные: 56 место по сумме чистых активов на конец 2010 года (по рейтингу журнала "Деньги") и всего лишь 63 место — по размеру активов (по данным рейтингового агентства "Эксперт").

Но о политическом влиянии «Мастер-банка», явно превосходящем его место и значение на банковском рынке России, ходят легенды. Не случайно «Мастер-банку» в течение считанных недель после начала конфликта из-за неисполненной гарантии удалось добиться «осуждения» владельцев аэропорта «Домодедово» руководством РСПП, а потом и возбуждения уголовного дела против руководителей аэропорта.

Некоторые наблюдатели связывают влияние банка с личностью Игоря Путина, двоюродного брата премьер-министра РФ, который с марта 2011 г. работает одним из руководителей банка. Но едва ли дело в Игоре Путине, истинный характер отношений которого с главой правительства РФ неизвестен, да и в банке он появился лишь недавно. Согласно одной из версий, с «Мастер-банком» неким образом связан могущественный первый заместитель руководителя администрации президента РФ Владислав Сурков. Куратор всей российской внутренней политики и «партии власти» — «Единой России», которой принадлежит конституционное большинство российского парламента.

Когда и при каких обстоятельствах познакомились Владислав Сурков и президент Мастер-банка Борис Булочник, достоверно неизвестно. Но, по некоторым данным, именно через этот банк ведется финансирования ряда политических и общественных структур, а также СМИ, фактически подчиняющихся Суркову.

Например:

— общественно-политического движения «Наши»;
— политологического предприятия «Центр политической конъюнктуры России» (ЦПКР);
— патриотического проекта «Сталь»;
— инновационного проекта «Зворыкинский проект»;
— холдинга интернет-ресурсов «Правда.ру» (сайты Правда.Ру, Электорат.Инфо, Йоки.Ру, Политонлайн.ру);
— Фонда гражданских инициатив «Стратегия-2020»;
— экспертной группы «Центр модернизационных решений»;
— общественно-политического интернет-издания «Русский обозреватель».

Согласно тем же данным, общий объем финансирования, который проходит через банк в направлении перечисленных структур, достигает $90 млн в год. Не исключено при том, что значительная часть этих сумм выделяется наличными деньгами, которые по-прежнему очень популярны в российской общественно-политической жизни, несмотря на ограничения со стороны ЦБ РФ. Не случайно именно операции «Мастер-банка» с наличными стали объектом особого внимания правоохранительных органов.

Так, в начале февраля этого года сотрудниками ДЭБ МВД была пресечена деятельность организованной группы, которая отмывала денежные средства для финансирования экстремистской деятельности и подкупа чиновников через банкоматы «Мастер-банка», при этом ежедневно обналичивалось более 500 млн руб. Деньги перечислялись через цепь фирм-однодневок на счета индивидуальных предпринимателей. ДЭБ МВД подтверждено, что этой схемой пользовались руководители нескольких крупных ФГУПов. А в декабре 2010 года сотрудники Главного следственного управления обыскивали «Мастер-банк» и производили выемки документов в связи с подозрениями в обналичивании через счета этого банка более 1 млрд руб.

Исходя из тех особых отношений, которые сложились между банком и Сурковым, мы можем предположить, каким образом уже утром 25 января 2011 г. на столе президента РФ Дмитрия Медведева оказалась аналитическая записка, в которой виновником теракта был назван аэропорт. Вряд ли так быстро подобную операцию мог осуществить кто-либо, кроме очень высокопоставленного чиновника, имеющего кабинет в Кремле.

Правда, остается в этой связи еще два вопроса. Первый: как сотрудники Суркова (если это было они) сумели подготовить записку всего за несколько часов, особенно учитывая, что теракт случился вечером, после окончания рабочего дня? Не надо ли понимать, что записка готовилась еще до взрыва в «Домодедово», а после страшной трагедии лишь была пущена в ход? Но и после теракта президент Медведев остался суров к лучшему (по объективным показателям) московскому аэропорту. По его требованию Генеральная прокуратура РФ начала расследование истинного состава собственников «Домодедово» и, хотя эти данные официально были раскрыты аэропортом в ходе подготовки к IPO, неожиданно пришла к выводу: среди управляющих структур аэропорта есть иностранные компании — нерезиденты РФ, а это недопустимо. Почему недопустимо? С каких пор? Каким статьям российского законодательства это противоречит? Почему иностранные акционеры в «Газпроме» и «Роснефти» — это нормально и даже хорошо, а в «Домодедово» — нет? На все эти вопросы главное юридическое ведомство страны ответить не смогло, да и не пыталось.

А тем временем, в канун отмены IPO «Домодедово», случившегося вскоре после вступления в игру Игоря Юсуфова, на рынке возник вопрос: кто стоит за бывшим министром энергетики? Да, он, вероятно, человек состоятельный. Но все же не настолько, чтобы легко выложить за акции «Домодедово» $1 млрд из собственного кармана.

Версий уже несколько. Среди тех, кто может быть фактическим инвестором, от имени которого действует Юсуфов, называют и олигарха Александра Мамута, и банк ВТБ. Но есть еще одна версия. Состоит она в следующем.

В 2012 году, после президентских выборов, Владислав Сурков собирается покинуть Кремль. Собственного крупного бизнеса у него пока нет. Если не считать нескольких небольших предприятий пищевой промышленности, подконтрольных, по данным официальной налоговой декларации чиновника, его супруге Наталье. Хотелось бы, наверное, войти в нефть или газ, но все места в партере уже заняты. Где выход? Аэропортовый бизнес. Тем более что его рентабельность в последние годы не уступает показателям лучших российских энергетических компаний. Достаточно назвать размер прибыли аэропорта «Домодедово» за 2010 год: 7,86 млрд рублей. А по расчетам финансовых аналитиков, в этом году прибыль аэропорта вырастет до 14,27 млрд руб., то есть почти вдвое!

Пока Сурков остается в Кремле, найти $1 млрд, который Игорь Юсуфов предложил владельцам «Домодедово», — не проблема. Ну а финансовым агентом может стать небольшой, но надежный и проверенный «Мастер-банк».

Излишне напоминать, что на одной такой сделке, если она состоится, фактический покупатель аэропорта сразу и единовременно заработает около $1,5 млрд. (Будет из чего отдать кредит). И станет контролирующим акционером актива, чья стоимость, по оценкам Goldman Sachs, к 2015 году может составлять $7,5 млрд. Вот что такое настоящий административный ресурс!

Оговоримся: это — только одна из версий. Хотя и довольно убедительная. Пока же Россия переживает очередной срыв IPO одной из самых успешных компаний последнего десятилетия и связанный с этим международный скандал, который вновь приведет к ухудшению инвестиционного климата в нашей стране, оттоку иностранных инвестиций.

Но, видимо, некоторых слишком крупных чиновников это не пугает. У них другие интересы и другие приоритеты.