Власть не поверила в намерение Ходорковского "заняться семьей и гуманитарной деятельностью"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Оригинал этого материала
© solomin, origindate::01.09.2008

Власть не поверила в намерение Ходорковского "заняться семьей и гуманитарной деятельностью"

Где бы ни находился Ходорковский - он может проворачивать дела "ФосАгро" руками Гурьева с тем же успехом, как если бы сам сидел в директорском кресле

«…в животе у Крокодила
Темно, и тесно, и уныло,
И в животе у Крокодила
Рыдает, плачет Бармалей:
«О, я буду добрей…»
«Бармалей», К. Чуковский

«Мало ли что я обещал! Я обещал с Ивана Великого прыгнуть,
коли женюсь на Алимпияде Самсоновне,- так и прыгать?»
«Свои люди – сочтемся», А. Островский

22 августа сего года по рядам российских правозащитников прокатился разочарованный гул – Ингодинский районный суд Читы отказал Михаилу Борисовичу Ходорковскому в условно-досрочном освобождении. Оснований для принятия такого решения у суда было предостаточно. Во-первых, Михаил Борисович так до сих пор и не признал себя виновным в том, что ему инкриминировало следствие. Во-вторых, у него на тот момент имелось непогашенное дисциплинарное взыскание. В-третьих, заключенный Ходорковский за пять лет отсидки так и «не выразил добровольного желания получить профессиональную подготовку по профессии швеи-мотористки». Последнее звучит несколько комично, однако, если этот грех может являться основанием для отказа в УДО проворовавшемуся бухгалтеру, то почему суд должен делать исключение для бывшего олигарха, уличенного в миллиардном мошенничестве? Может быть, наши законы и несовершенны, но dura lex, sed lex – с юридической точки зрения решение судьи абсолютно легитимно. Остается только поразмыслить – а целесообразно ли оно с точки зрения политической?

Отечественные «либералы» (в кавычках – потому что либерализм большинства наших либералов так же сомнителен, как демократические устои г-жи Новодворской, не раз заявлявшей, что «место быдла – в стойле») нет-нет, да проговариваются, что ждут освобождения Ходорковского как прихода Мессии, способного возглавить крестовый поход против «кровавого чекистского режима».

Кстати, лет пять назад западные журналисты откровенно прочили Михаила Борисовича в лидеры Российского государства, и он этой возможности кокетливо не отрицал: «Вполне возможно, что самый богатый человек России когда-то возьмет в государстве власть». «В одном из его кабинетов над письменным столом висит портрет Екатерины Великой, а корреспонденту "Der Spiegel" год назад он сказал: «В 45-ть я больше не захочу быть экономическим руководителем. Я, быть может, уйду тогда в политику». Он пришел бы вовремя, чтобы стать наследником Путина после окончания его второго президентского срока» ("Spiegel", Германия, origindate::24.04.2003). А вот еще одна выдержка из прессы того времени: «Фактическое поглощение «Сибнефти» ЮКОСом знаменует начало конца Российской Федерации, созданной на руинах СССР Борисом Ельциным и унаследованной Владимиром Путиным. В начале 2003 года олигархи послали urbi et orbi внятный сигнал: они намерены изменить государственное устройство России и лично взять власть, избавившись от ненужного посредника в лице всенародно избираемого президента страны» (АПН.ру origindate::25.04.2003).

Так оно и было - намерения Ходорковского сомнений не вызывали. ЮКОС щедро оплачивал думские предвыборные кампании оппозиционных партий, продвигал в Госдуму и Совфед собственных кандидатов, покупал для своих людей должности в госаппарате и региональных властных структурах.

«В сущности, главных акционеров компании, которые по совместительству были и главными менеджерами, уже мало интересовало производство... Они хотели войти в так называемый фининтер - круг международных финансовых организаций, которые и вершат все мировые дела и являются тем самым таинственным «мировым правительством». 

В видимой части спектра были намерения продать американцам 25% акций объединенной компании «ЮКОС - Сибнефть», договориться с Китаем о поставке 30 млн. тонн нефти ежегодно по 5 долларов за баррель на много лет вперед. А был еще проект создания в Крыму второго Израиля. А еще был проект демонтажа ядерного потенциала России» (Издание «Stringer»).
Из всего сказанного выше, четко вырисовывается личностная характеристика Ходорковского – это умный, властный, волевой и чрезвычайно амбициозный человек. Как-то не очень верится в то, что после отсидки он займется выращиванием петуний и разработкой школьных программ по химии. Некоторые аналитики полагают, что оставаться в России ему вообще не имеет смысла – Михаила Борисовича давно уже с распростертыми объятиями ждут на Западе. Борис Березовский как потенциальный лидер внутрироссийской оппозиции не оправдал надежд своих западных партнеров – замешан в слишком многих мутных историях, ненавидим абсолютным большинством населения, да и всеми своими повадками он напоминает не предводителя мятежников, а, скорее, цыгана из анекдота: «Если станешь царем, что сделаешь? – Схвачу корону и убегу!». Но он весьма может пригодиться американским неоконам, останься он в России.

Для осуществления планов Запада по смене власти в России гораздо больше подходит именно Ходорковский. Дело не только в его бешеной популярности среди нашей «либерально-правозащитной» публики, по-прежнему щедро оплачиваемой через структуры Невзлина. Бывший владелец ЮКОСа глубоко эшелонирован в российских властных структурах – сотни людей, когда-то запущенных им на орбиту власти, до сих пор продолжают там вращаться, а многие из них сегодня уже занимают высокие посты и председательствуют в думских комитетах. Просто так отмахнуться от своего бывшего покровителя они не смогут – Ходорковскому достаточно обнародовать историю проникновения любого из этих людей во власть, чтобы вся его карьера пошла прахом.

Это же касается и предпринимательских структур. Напомним, что Ходорковский так и не дал следствию признательных показаний, и тем самым помог уйти от ответственности многим своим подельникам. Сейчас они просто не смогут отказаться помочь Михаилу Борисовичу снова войти в большой бизнес, иначе сами могут из него вылететь в два счета.

В нефтегазовой отрасли Ходорковскому, пожалуй, больше уже не светит, зато он может располагать активами одного из крупнейших агрохимических предприятий России – компании «Фосагро», которой руководит его бывший протеже - сенатор Андрей Гурьев. Кстати говоря, Гурьев активно пользуется теми же методами ведения бизнеса, которые когда-то внедрял на ЮКОСе Ходорковский. Если Михаил Борисович уходил от налогов, продавая за копейки своим дочерним фирмам нефть «от устья скважины», то Гурьев проделывал то же самое с апатитовым концентратом «от ворот предприятия». При этом внутренним потребителям концентрат обходится в три а то и в четыре раза дороже, чем зарубежным.

Конечно, апатитовый бизнес трудно сопоставить с нефтяным или газовым по масштабу. Но знающие люди давно уже скупают акции агрохимических компаний, не считаясь с ценами и коньюнктурой рынка. Сегодня мир стоит на пороге глобального продовольственного кризиса. Первые звоночки грядущего катаклизма нынче уже прозвучали. Европа и США, пытаясь сократить свою зависимость от поставщиков ископаемых углеводородов, частично перешли на производство автомобильного топлива из растительного сырья – главным образом, крахмалосодержащих и масличных культур. А это, в свою очередь, вызвало резкое сокращение поставок продовольствия на рынки стран третьего мира. Сохранение этой тенденции неизбежно приведет к многократному росту нагрузки на обрабатываемые земли, и компенсировать их истощение можно будет только при помощи минеральных удобрений. Поэтому в ближайшее годы сырье для их производства может стать таким же жизненно необходимым товаром, каким сегодня являются углеводороды.

Где бы ни находился Ходорковский – в колонии, за границей или на воле в России, он может проворачивать дела «ФосАгро» руками Гурьева с тем же успехом, как если бы сам сидел в директорском кресле (кстати, недаром Андрей Григорьевич с таким пылом отстаивает «хозяйское добро», не желая отдавать в казну 20%-ный пакет акций ОАО «Апатит», когда-то позаимствованный Ходорковским и Невзлиным у государства – наверное, срабатывает застарелый инстинкт подчиненного: а вдруг Михаил Борисович когда-нибудь с него за это имущество спросит?).

Руками того же сенатора Гурьева и множества иных деятелей, подобных ему, Ходорковский может голосовать в Совете Федерации, подписывать нужные распоряжения и даже раздавать руководительские портфели, как это делал когда-то Борис Березовский. Конечно, прежнего влияния Ходорковскому уже не добиться, но неприятностей от него в случае досрочного освобождения можно ожидать гораздо больше, чем от вышедшего ныне в тираж Бориса Абрамовича.

Разумеется, рано или поздно Ходорковский все равно окажется на свободе. Однако за те три года, которые ему остались до «звонка», должно произойти еще очень много перемен, после которых даже о частичном восстановлении финансово-политической империи Ходорковского не будет и речи.

Государственная власть в России крепнет на глазах, а чиновников и предпринимателей, страдающих склонностью к компрадорству и двурушничеству, с каждым разом все больнее бьют по рукам. Вероятнее всего, к началу следующего десятилетия у них уже закрепятся необходимые рефлексы, а все клинически неисправимые отправятся туда, где сейчас находится Ходорковский, либо будут вынуждены податься в эмиграцию. Именно поэтому и с политической, и с юридической точки зрения Михаилу Борисовичу пока следует оставаться в местах не столь отдаленных.