Вместо газа - "Мерседесы"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::13.08.2001, "Итера" и "Газпром": возвращаемся к сомнительной деятельности "дочки" крупнейшего монополиста"

Вместо газа - "Мерседесы"?

О появлении и стремительном взлете на вершины российского газового небосклона компании «Итера» написано немало. Официальная история компании начинается в 1995 году с партнерства с «Газпромом» и торговли его газом. Однако при этом, как правило, в тени остаются весьма немаловажные факты возникновения компании и, что самое главное и интересное, непосредственное начало сотрудничества «Итеры» с российской газовой компанией. Чтобы лучше понять всю подоплеку чудесного проникновения «Итеры» в газовую отрасль России, обратимся к истории
       
       «Итера» начиналась с компании «Омрания трейдинг», зарегистрированной на Кипре в 1992 году. Создана она была тремя физическими лицами, одним из которых является нынешний президент «Итеры» гражданин США Игорь Макаров. Основным направлением деятельности «Омрании» была торговля товарами народного потребления и продовольствием.

Газовый бизнес «Итеры» начался в 1995 году с момента образования туркмено-российского акционерного общества «Туркменросгаз», где компания получила 5% участия и право оператора по транспортировке туркменского газа на Украину. По имеющейся информации, на переговорах с Туркменистаном о создании предприятия «Газпром» поставил непременным условием включение туда «Итеры». ([page_10898.htm «КП» и «Новая газета» печатали стенограмму переговоров Туркменбаши и Вяхирева.]) И та получила право оперировать всеми финансовыми потоками предприятия, закупать газ у туркменской стороны, продавать его и распоряжаться средствами, вырученными от продажи газа.

Особо отметим: в то время компания была ничем. В своем активе «Итера» имела лишь две трехкомнатные квартиры в Джексонвилле (США) и на Кипре.

Кстати, буквально за месяц до создания «Туркменросгаза» «Газпром» обратился в крупную консалтинговую компанию Dan&Bredstreet за информацией об «Итере» и ее деятельности.

Получив все вышеперечисленные сведения, руководство «Газпрома» принимает на первый взгляд совершенно абсурдное решение: сотрудничать с компанией, не имеющей никакого отношения к газу и не способной отвечать по своим финансовым обязательствам.

«Туркменросгаз» просуществовал около 2,5 лет. За это время Туркменистан поставил в Россию и страны СНГ около 50 млрд кубов газа на общую сумму более 1,5 млрд долл. Однако «Итера» не спешила расплачиваться с партнером, мотивируя задержки с перечислением средств неплатежеспособностью украинского рынка. (Куда, в свою очередь, продавала газ.)

Итог закономерен. Президент Туркменистана Сапармурад Ниязов, которому надоело поставлять бесплатный газ, весной 1997 года разрывает отношения с «Газпромом» и «Итерой».

Ну а «Итера», создав себе на туркменском газе около 0,5 млрд долл. первоначального капитала, решила развивать собственный газовый бизнес.

С 1997 года с божьей помощью (вернее, с помощью «Газпрома») «Итера» начала осваивать бескрайние просторы России. Первыми шагами в этом направлении стали перепродажа ямальского газа и зарабатывание на посреднической деятельности.

Схема гениально проста: «Газпром» добывает природный газ на территории Ямало-Ненецкого автономного округа и частью его платит налоги в местный бюджет. А власти ЯНАО отдают этот же газ на реализацию компании «Итера — Русь».

Рассчитывался «Газпром» с администрацией округа не по рыночным ценам, а по оптовым, установленным «Газпромом»: около 7 долл. за 1000 кубов. В свою очередь, администрация округа продавала газ «Итере» по той же цене. А «Итера» продавала этот же газ уже по 70—80 долл. за 1000 кубов, имея до 50 долл. прибыли с каждой 1000 кубов газа. Годовые объемы продаж составляли около 40 млрд кубов, а общая прибыль исчислялась сотнями миллионов долларов.

При этом «Итера» не спешила расплачиваться с местными властями, в лучшем случае это были материально-технические поставки по завышенным ценам. В итоге у компании образовался достаточно внушительный долг перед округом, который в конечном счете был продан «Газпрому» (Межрегионгаз-ЯНАО). А тот по прежней схеме расплатился газом с ЯНАО. В свою очередь, этот газ администрация ЯНАО опять же по тем же ценам продала «Итере». Круг замкнулся.

Отметим здесь, что, продавая газ ЯНАО по заниженным ценам, «Газпром» таким образом искусственно завышал объемы газа, которыми в конечном счете оперировала «Итера», увеличивая ее и без того сверхдоходный бизнес. При этом налогов с прибыли компания, как правило, не платила, поскольку, по официальным данным, деятельность компании проходила как убыточная. Так, например, по итогам 1998 года «Итера—Русь», которая занималась перепродажей газа ЯНАО, показала убытки в размере 183 млн рублей, а по итогам 1999 года прибыль составила около 5,5 млн долл.

Параллельно с перепродажей ямальского газа «Итера», обладая неиссякаемым источником «живых» денег, активно приобретает газовые ресурсы региона, причем опять же по совершенно особой схеме с минимальными для себя затратами и рисками.

Начиная с 1998 года к компании (точнее, к дружественным «Итере» структурам) перешло от «Газпрома» порядка 10 месторождений с общими ресурсами более 2 млрд кубов газового эквивалента. На сегодня в копилке «Итеры» значатся такие месторождения, как Ново-Уренгойское, Восточно-Уренгойское, Восточно-Таркосалинское, Губкинское.

Например, передача Ново-Уренгойского и Восточно-Уренгойского месторождений с совокупными запасами более 400 млн кубов газа и 140 млн т нефти и конденсата. Их владельцем являлась компания «Роспан», в которой «Газпром» имел контрольный пакет акций.

В 1998 году компания со всеми ее активами была передана «Итере» за смехотворную сумму — 280 долл., в то время как одни только запасы нефти и газа, по самым скромным подсчетам, тянули на несколько миллиардов долларов. Подобной сделкой были возмущены даже в «Газпроме», за что потом некоторые сотрудники поплатились местами.

С Обской губы во время навигационного периода роспановский конденсат с завидной периодичностью поступал на европейские рынки, где его продавала Energaz United A.G, также принадлежащая «Итере». Пикантность ситуации заключалась еще и в том, что конденсат по большей части добывался из скважин, которые были разведочными и не числились на балансе. Понятно, что и сама разработка велась хищническими методами, главное — успеть как можно больше урвать.

Кстати, именно «Итере» «Роспан» во многом обязан своим нынешним банкротством — еще до совершения сделки «Итера» взяла у компании на перепродажу 2 млрд кубов газа. Газ компания продала, однако, как и прежде, большую часть вырученных средств вернуть «забыла». «Роспан» же в ожидании своей доли набрал долговых обязательств на сумму более 100 млн долл.

Несколько слов об активах «Итеры» — в России их фактически нет, как нет их и в странах СНГ, где работает компания. «Итере» не принадлежит ни одна из лицензий на месторождения, в которые она вкладывает средства. Все они числятся за другими организациями. В том же «Роспане» доли участия «Газпрома» выкупили две никому не известные фирмы ООО «Ланка-промкомплект» и ЗАО «СТИ-Сигма», владельцами которых являлись высшие менеджеры «Итеры».

Все крупные денежные расчеты «Итера» производит через офшорные счета, другими словами, компания живет как фирма-однодневка. В России в случае возникновения у компания каких-либо форсмажорных обстоятельств, например, серьезного столкновения с законом «Итера» практически ничего не теряет: все деньги спрятаны в офшорах. Кроме того, наличие многочисленной и разветвленной сети дочерних, внучатых и просто дружественных компаний позволяет «Итере» легко и быстро перекидывать деньги из одной страны в другую.

Что же касается такого имущества, как офисные здания, представительства, автомобильная и прочая техника, то это просто мелочь по сравнению с ежегодными миллиардными оборотами (в последние несколько лет около 3 млрд долл. в год). Впрочем, и здесь «Итера» подстраховалась. Фешенебельное здание на Севастопольском проспекте, где расположен главный офис «Итеры», находится на балансе никому не известной компании, а «Итера-холдинг» — головная организация компании в России — его арендует.

Подобная ситуация и с другим имуществом — основной автомобильный парк компании (в основном «Мерседесы» последних марок) снабжен дипломатическими армянскими номерами и не может быть арестован, поскольку является собственностью другого государства.

Ситуация с «распихиванием» активов не нова и очень напоминает ситуацию в фильме «Берегись автомобиля» — сцена, когда Анатолий Папанов кричал своему зятю Андрею Миронову: «У тебя ничего нет, дача — на мне, квартира и машина — на жене, ты нищий, голодранец».

Почему же компании так долго удается держаться на плаву? Понятно, что без прикрытия высшего руководства «Газпрома» и его личной заинтересованности в процветании деятельности бизнеса «Итеры» сделать это было бы невозможно.

Главный куратор отношений «Итеры» и «Газпрома» Александр Пушкин — член правления «Газпрома» с 1994 года, именно после его прихода в центральный офис компании начался взлет «Итеры». Сложно представить себе и то, что во всем этом не участвовал и Рем Вяхирев; одни только его росписи на документах при передаче месторождений «Роспана» и сбытового газового рынка Свердловской области: «Отдать по номиналу», «Отдайте область «Итере», чего стоят. Ну и, конечно, в финансовых отношениях двух компаний-побратимов активно участвовал главный газпромовский казначей, управляющий финансовыми потоками первый зампредправления «Газпрома» Вячеслав Шеремет.

А о таких мелочах, как покупка «Итерой» «Мерседеса-купе» сыну Александра Пушкина за 80 тыс. долл., ежегодное спонсирование авторалли, где сын члена правления ОАО участвует штурманом, и говорить не стоит. Подобные подарки делались и делаются регулярно. При миллиардных оборотах «Итеры» — это мелочь.

Непонятно другое: как могла Счетная палата, проверяющая в этом году деятельность «Газпрома» и «Итеры», пройти мимо подобных фактов откровенного участия «Газпрома» во взращивании у себя на шее газового «паразита».

Отметим, что, возможно, именно здесь лежат нынешние финансовые трудности «Газпрома», приведшие к газовому дефициту в России. Очень сложно набивать собственный карман и при этом блюсти интересы государства — поддерживать на должном уровне энергетическую безопасность страны. На то и другое денег никогда не хватит.