Вне зоны доступа

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Вне зоны доступа Капитана Ульмана признали преступником заочно

"Северо-Кавказский окружной военный суд (СКОВС) вчера огласил очередной приговор по скандальному «делу Ульмана» -- группы военных разведчиков, обвиняющихся в убийстве мирных жителей в Чечне. Ранее суд их два раза оправдывал, но на этот раз все же признал виновными. Капитан Эдуард Ульман приговорен к 14 годам колонии строгого режима. Двое его подчиненных, также спецназовцы ГРУ лейтенант Александр Калаганский и прапорщик Владимир Воеводин, получили соответственно 11 и 12 лет лишения свободы. Правда, пока приговор в их отношении исполнен быть не может, поскольку вынесен заочно. Все трое еще несколько месяцев назад скрылись, перестав являться в суд, местонахождение их неизвестно, они объявлены в розыск. До конца «выстоял» суд лишь начальник беглых разведчиков -- майор Алексей Перелевский. Он получил девять лет колонии и был взят под стражу прямо в зале суда. Мнения заинтересованных сторон относительно приговора разделились. Одни удовлетворены уже тем, что установлен факт вины и убийство мирных граждан в Чечне не осталось безнаказанным. Другие сочли приговор слишком мягкими и намерены требовать его пересмотра в Верховном суде. Тем не менее точку в этом деле ставить рано. Ведь вчерашнему обвинительному приговору предшествовали два оправдательных, вынесенных на основании вердиктов присяжных. И Верховному суду, вероятно, еще предстоит сказать свое слово и по данному приговору. Да и удастся ли найти беглых осужденных, тоже пока непонятно. Дело это осложнено еще и тем, что к нему приковано повышенное внимание населения и властей Чечни. Именно подобные инциденты все последние годы являются главным препятствием для налаживания более-менее доверительных отношений между федеральным центром и чеченцами. Трагедия разыгралась зимой 2002 года, когда проходила спецоперация по поимке полевого командира Хаттаба в Шатойском районе Чечни. Двенадцать разведчиков капитана Ульмана блокировали дорогу Шатой--Дай, устроив засаду. Но военные как-то упустили проезжавший мимо «уазик» с шестью пассажирами и открыли огонь по удаляющейся машине. Сразу же был убит находившейся в автомобиле директор местной школы Саид Аласханов. Потом, уже на суде, подсудимые уверяли, что капитан Ульман открыл огонь на поражение только после безуспешных попыток остановить автомобиль и двух предупредительных выстрелов в воздух. Но даже убедившись, что в "уазике" находятся мирные граждане, разведчики добили оставшихся в живых и подожгли машину, зачищая место преступления. Спецназовцы ссылались на соответствующий приказ, полученный по рации от майора Алексея Перелевского, который в свою очередь ретранслировал распоряжение вышестоящих командиров. Руководители же спецоперации в суде категорически отрицали показания Перелевского. В том же 2002 году капитану Ульману и его подчиненным были предъявлены обвинения, а сами они арестованы. Спецназовцы потребовали рассмотрения своего дела в суде присяжных и не прогадали -- через два года, оправданные, они вышли на свободу. Верховный суд (ВС) по жалобе потерпевших и прокуратуры приговор отменил и отправил дело на новое рассмотрение в СКОВС. Но подсудимые снова были оправданы присяжными. ВС в ноябре 2005 года в очередной раз приговор отменил. Но новое, уже третье по счету слушание в СКОВС началось не сразу. Ему предшествовало заседание Конституционного суда РФ, созванное специально, дабы разобраться с особой спецификой данного дела -- правомерностью рассмотрения его судом присяжных. Причем этот вопрос лично поставил тогдашний президент Чечни Алу Алханов. И КС удалось разрешить дилемму. В июне прошлого года Конституционный суд признал незаконным рассмотрение дел о военных преступлениях в Чечне с участием присяжных, поскольку данный институт судопроизводства в республике отсутствует (суд присяжных будет введен в республике только в 2010 году). Таким образом, третье судебное разбирательство по делу Ульмана проводили уже профессиональные судьи. Видимо, обвиняемые сразу перестали строить иллюзии относительно возможного приговора и, не дожидаясь заседания, просто исчезли. В середине апреля после очередной неявки в суд Ульман, Калаганский и Воеводин были объявлены в розыск. Об их местонахождении до сих пор ничего неизвестно. На скамье подсудимых остался только один человек -- майор Алексей Перелевский, тот самый, что отдал приказ своим подчиненным расстрелять мирных сельчан. Может быть, он решил, что один должен нести ответственность за то, что совершили спецназовцы по его указанию, может, дело обстояло иначе. Во всяком случае сам он вчера ничего комментировать не стал. Суд же помимо сроков лишения свободы постановил взыскать с осужденных в пользу восьми потерпевших -- родственников расстрелянных граждан -- по 500 тыс. руб. в качестве возмещения морального ущерба и по 50 тыс. руб. в качестве компенсации понесенных материальных затрат. Приговор суда вызвал неоднозначную реакцию. Гособвинение осталось вполне довольно вынесенным решением, хотя и просило для подсудимых несколько большие сроки, нежели в итоге определил им суд. «Приговор обвинительный, то есть такой, какой мы и требовали, -- сказал гособвинитель Николай Титов. -- А в том, что наказание несколько меньше, чем просило гособвинение, я не вижу трагедии, это право суда». Единственное упущение, которое, по мнению обвинения, допустил суд, -- не лишил осужденных званий и наград. «Нас интересовала качественная сторона приговора, его обвинительный характер. Сами сроки заключения не представляют для нас интереса», -- заявил вчера адвокат потерпевших Мурад Мусаев, добавив, что их сторона скорее всего не будет обжаловать приговор. Это подтвердила и одна из пострадавших -- Тока Тугурова. «Тот факт, что приговор обвинительный, нас вполне устраивает. Конечно, сроки минимальные, но это прерогатива суда», -- сказала она. Но не все столь благосклонно отнеслись к решению суда. «Убиты шесть человек. Их тела обезображены, а определенный приговором срок ниже допустимого», -- отметила еще одна представитель потерпевших Людмила Тихомирова, которая теперь изучает документ на предмет обжалования в ВС. В подобном тоне высказался и уполномоченный по правам человека в Чеченской Республике Нурди Нухажиев. «Это несоизмеримо мягкие по сравнению с содеянным приговоры. За совершенное преступление Ульман и его подельники заслуживали наказания на 20--25 лет или пожизненно, -- заявил он. -- Это свидетельствует о том, что суды по-прежнему используют избирательный подход при вынесении приговоров военнослужащим и жителям Чечни. Если судят жителя Чечни, то ему дают на полную катушку -- 20--25 лет и пожизненно, даже при наличии выбитых путем пыток показаний». В Москве решение военного суда в основном было поддержано. «Данный приговор показал, что в нашей стране, несмотря на все промахи и проблемы, существует правосудие и действует принцип неотвратимости наказания», -- заявил депутат Госдумы Павел Крашенинников. «Суд вынес обвинительный приговор -- это важно, -- сказал полпред Чечни в Москве Зияд Сабсаби. -- Самое важное, что у тех, кто хотел политизировать этот процесс, ничего не получилось». «Самое главное -- осуждены не только те, кто отдавал приказ, но и те, кто его исполнял. Исполнение преступного приказа является преступлением, и этот приговор -- серьезный сигнал», -- заявил руководитель российского «Мемориала» Олег Орлов. «Важно, что обвинительный приговор вынесен всем, кто принимал участие в преступлении -- прямое или косвенное. Определенная справедливость состоялась», -- согласился с коллегой лидер движения «За права человека» Лев Пономарев, который, правда, скептически оценил шансы на то, что военные преступники когда-нибудь будут пойманы. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации