Вне зоны помощи

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Вне зоны помощи Больше половины населения России не имеют доступа к медицинским услугам

"В распоряжении «Газеты» оказался доклад Общества специалистов доказательной медицины о доступности медицинской помощи для бедных и представителей других уязвимых групп в России. Согласно данным экспертов этой авторитетной организации, при выстроенной в России системе здравоохранения медицинские услуги недоступны миллионам инвалидов, пенсионеров, людям с низкими доходами, сельским жителям, заключенным, пациентам с тяжелыми хроническими заболеваниями, бездомным и просто заболевшим вне места постоянного проживания. Речь идет об огромном количестве людей. Ведь россияне с низкими доходами, старики и инвалиды - самые большие группы населения, у которых и самая большая потребность в медпомощи, и самые большие препятствия в ее получении. По данным Росстата, в последние годы доля граждан России, живущих на доходы ниже прожиточного минимума, составляет 15-17%. Среди детей эта доля выше примерно в два раза. СПРАВКА "ГАЗЕТЫ" Межрегиональная общественная организация «Общество специалистов доказательной медицины» (ОСДМ) была зарегистрирована в 2003 году и является самоуправляемым некоммерческим объединением. Осуществляет свою деятельность в области доказательной медицины в субъектах федерации в области образования по проблемам методологии проведения клинических и эпидемиологических исследований, статистического анализа данных, критической оценки научных публикаций и систематизации научной информации, распространения результатов важнейших научных исследований и продвижения научных достижений в медицинскую практику. Проводит экспертизу методологического качества научных публикаций, организует и проводит биомедицинские социоэпидемиологические исследования. В настоящее время общество включает более 300 экспертов из 13 регионов России. Руководители региональных отделений - ведущие специалисты здравоохранения. Президент - доктор философии, доцент кафедры общественного здоровья и здравоохранения факультета управления здравоохранением Московской медицинской академии (ММА) имени Сеченова Кирилл Данишевский. Среди экспертов общества: доктор медицинских наук, профессор, главный научный сотрудник кафедры основ организации научно-исследовательской работы ММА имени Сеченова Василий Власов, кандидат медицинских наук, доцент, магистр общественного здоровья, координатор Программы развития ООН по вопросам ВИЧ/СПИДа Елена Корнышева, президент Лиги защитников пациентов, председатель общественного совета при Росздравнадзоре Александр Саверский. Сложившаяся ситуация кардинально отличается от ситуации во многих других странах мира. Во всех относительно благополучных государствах именно эти группы населения в первую очередь получают привилегии в доступе к медпомощи. Даже в США, где система здравоохранения основана на индивидуальном и коллективном страховании граждан, для всех пенсионеров и больных тяжелыми заболеваниями, прежде всего раком, существует национальная программа финансирования бесплатного доступа к полноценной медпомощи. В России же более или менее всеохватывающий доступ к лечению существует только для больных диабетом, что связано с немедленными летальными последствиями необеспечения их инсулином. До последнего времени даже больные туберкулезом, не только имеющие высокую смертность, но и представляющие огромную опасность для других граждан, не получали полноценной антибактериальной терапии. При этом, как считают авторы доклада, в случае госпитализации больным оказывается помощь, которая обычно не соответствует современным стандартам. Часто помощь недоступна для сельского населения, а его в России почти треть. Неадекватна помощь заключенным в пенитенциарной системе - это еще 1,2 млн человек. К этому надо причислить еще около 4,5 млн, по данным разных источников, бомжей. По мнению авторов доклада, количество людей, испытывающих постоянные затруднения в получении медицинской помощи, очень велико - примерно 50-70% населения страны. Все за деньги В соответствии с частью 1 статьи 41 Конституции медицинская помощь в государственной и муниципальной учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно. Согласно базовой программе госгарантий бесплатной медицинской помощи, утверждаемой ежегодно правительством, почти все виды медицинской помощи являются бесплатными. На практике почти за все нужно платить или доплачивать. Так, например, помощь беременным и помощь в родах гарантирована государством бесплатно, но в каждом родильном доме есть услуги по платным родам, а в женских консультациях часть обязательных исследований также делается за деньги пациенток. По мнению экспертов, введение родовых сертификатов должно было увеличить заинтересованность родильных домов в предоставлении услуг высокого качества, но никак не изменило ситуацию с оплатой родов. Деньги взимаются под видом сервисных или дополнительных услуг, однако в реальности беременные платят за хорошее отношение к себе медицинского персонала. В Москве стоимость родов (без ведения беременности) колеблется от $1,5 тысяч до $5 тысяч. Онкологические заболевания, некоторые заболевания нервной системы, сердца и сосудов, системные заболевания - это заставляет людей продавать жилье, чтобы заплатить за необходимую медпомощь. По различным оценкам, прямые платежи населения составляют от 30 до 60% всех расходов в стране на здравоохранение. «Более 50% пациентов платят за лечение в стационарах, 30% - за амбулаторно-поликлиническую помощь, 65% - за стоматологические услуги», - приводят данные авторы. При этом невозможно установить, какая часть личных средств является платой за услугу, а какая - взяткой за доступ к услуге, предоставляемой на средства, например, федерального бюджета. Эксперты приводят факты, когда медицинские организации, получая деньги с государства на предоставление услуг, получают их и с пациентов за те же самые услуги. При этом до 50% пациентов, которым нужна медпомощь, отказываются от нее из-за отсутствия денег для оплаты лечения, среди бедных таких 60%. Эксперты приводят факты: «В 2006 году отмечен рост на 36,2% числа жалоб по вопросам, связанным с взиманием денежных средств за медицинскую помощь по программе ОМС - 32 058 по сравнению с 23 543 в 2005 году. Из них обоснованными признано 61,4% жалоб (19 691), причем число таковых увеличилось в сравнении с 2005-м в 1,8 раза (10 730)». Как отмечает социолог Сергей Шишкин в "Российском мониторинге экономического положения и здоровья населения", примерно 10% бедных домохозяйств вынуждены тратить до 30% доходов (за вычетом расходов на питание) на лечение, а более 2% и бедных, и богатых домохозяйств затрачивают свыше 50%. Как строили, так и получили Все усилия государства по совершенствованию организации и финансирования медпомощи, в том числе выделение средств на новые проекты развития специализированной и первичной медицинской помощи, создание системы дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО), по мнению экспертов, не улучшили положение уязвимых групп. Причины неудач организаторов здравоохранения кроются в отсутствии координации социальных и медицинских программ, в том числе программы ДЛО, их концептуальной, юридической несостоятельности, их недобросовестной реализации. Эксперты критически оценивают программу ДЛО, поскольку неверен, по их мнению, сам принцип реализации программы лекарственного обеспечения как индивидуального социального пособия, подрывающий возможности солидарного финансирования медицинской помощи. По-прежнему средства федерального бюджета на лекарственное обеспечение в ДЛО пропускаются через каналы ФОМС. По-прежнему рекомендуемые объемы лекарственного обеспечения не согласуются с запланированными в бюджете средствами. Авторы полагают, что программу ДЛО в 2008 году ожидают новые потрясения, а льготников - продолжение проблем. В ряде наиболее бедных регионов, где особенно велика доля льготников, вышедших из программы ДЛО, уже в январе 2008 года оставшимся в программе больным предлагалось доплачивать за лекарственные средства, которые должны быть бесплатными в ДЛО. Несмотря на дополнительные выплаты врачам первичного звена, организаторам здравоохранения «не удалось сделать первичную помощь более доступной и полноценной». По мнению экспертов, лишь масштабные реформы с учетом интересов уязвимых, не способных защитить себя слоев населения позволят сделать здравоохранение России цивилизованным. Концентрация проблем - УИН Несмотря на некоторое улучшение ситуации в последние пять лет, медицинская служба как часть пенитенциарной системы и ее подчиненное звено видит свою основную задачу в обеспечении режима содержания заключенных, а не в охране их здоровья. По мнению экспертов, для экономии средств и в ущерб нуждам заключенных к исследованиям, диагностике и лечению заболеваний редко привлекаются государственные или муниципальные медицинские службы. Необходимость в получении того или иного препарата или медикаментозного лечения очень трудно доказать, так же трудно доказать и непредоставление лечения: действия медицинского работника неконтролируемы. По приблизительным оценкам, в системе УИН только на 20% осуществляется лекарственное обеспечение медицинских учреждений мест лишения свободы от заявленной потребности. Отмечаются и случаи использования просроченных лекарств. Авторы утверждают, что в системе практически не работают нормы закона, согласно которым осужденные, подозреваемые и обвиняемые могут получить дополнительную платную медицинскую помощь. Хуже всего, по мнению авторов доклада, тем заключенным, чье заболевание не относится к социально значимым, так как главной целью для медицинского персонала СИЗО является точная диагностика заболевания у заключенного для предупреждения попыток симуляции в целях смягчения приговора, а также определение и лечение больных с социально значимыми заболеваниями, несущими опасность для окружающих. Даже простые препараты, например болеутоляющие и противовоспалительные, в условиях заключения не предоставляются. Тотальная дискриминация бомжей МВД располагает данными о 300 тысячах бомжей - тех, кого доставляли в милицейские отделения. По данным генерала МВД Андрея Алексеева, в России 4,5 млн бомжей. По данным Константина Казанцева, директора центра социальной адаптации бездомных «Люблино» в Москве, сегодня в России 1,5-4,2 млн бездомных, то есть до 3% наших соотечественников. Среди бездомных доля лиц, имеющих, по их словам, инвалидность, составляет 11,6% от числа опрошенных. 1,7% респондентов сообщили авторам опроса, который используется в докладе, что имеют первую группу инвалидности, 3,9% - вторую рабочую, 4,1% - вторую нерабочую и 1,9% - третью. Среди женщин об инвалидности сообщила почти каждая шестая (18%), среди мужчин - каждый девятый (10,5%). Половину всех бездомных, сообщивших о наличии у них инвалидности, составляют респонденты в возрасте 50-60 лет. Среди бездомных, имеющих паспорт гражданина РФ, сообщения о наличии инвалидности встречаются в полтора раза чаще (17%), среди имеющих полис ОМС - вдвое чаще. Среди имеющих полис ОМС почти каждый третий респондент сообщил о наличии инвалидности. Этим людям обычно отказывают в медпомощи: в среднем каждое пятое обращение за медицинской помощью бездомных, сообщивших о наличии у них инвалидности, завершалось отказом (19,4%). Такая ситуация является одной из причин того, что около трети респондентов (35%), сообщивших о наличии у них инвалидности, за медицинской помощью не обращались. Респонденты, сообщившие о наличии диагноза "туберкулез" или предполагающие его наличие, оказываются в значительно худших социально-бытовых и санитарных условиях. Среди них менее половины (45-47%) имеют возможность еженедельно помыться, в то время как большинство (соответственно 55 и 59%) имеют такие возможности эпизодически - раз в месяц или реже. Регулярно горячую пищу имеет лишь пятая часть больных туберкулезом и каждый десятый из числа предполагающих наличие туберкулеза. Большинство женщин-бомжей не могут получить родовой сертификат. Бездомные либо вовсе не могут быть застрахованы в системе ОМС и получить соответствующий полис, либо процедура их страхования обставлена такими дополнительными условиями, которые невыполнимы для большинства. По мнению экспертов, степень доступности для бездомных разных видов медицинской и медико-социальной помощи на разных территориях различна и зависит от степени понимания властями проблемы и желания ее решать. Стало хуже быть бедным и больным? СЕРГЕЙ КОЛЕСНИКОВ, зампред комитета Госдумы по охране здоровья (фракция "Единая Россия"), академик РАМН: - Нет, не стало. Просто сейчас стоит проблема организации работы, потому что, скажем, по льготникам полномочия переданы в регионы. Но регионы поздно провели конкурсы и, как ни странно, заменили компании. Результат - уже полтора месяца не налажены лекарственные потоки. А ведь деньги в территории отправлены, они есть, причем гораздо большие, чем в прошлом году. Тогда было запланировано 35 млрд рублей, сейчас - 60 млрд рублей. Причем дорогостоящие лекарства отделили от обычного ассортимента. То есть на лекарства от болезней (их ровно семь), на лечение которых тратятся огромные деньги, выделено 33 млрд рублей, а на обычный ассортимент - 27 млрд рублей. Просто надо деньгами рачительно воспользоваться, и прежде всего наладить поставку этих лекарств. Ведь в конце ноября - начале декабря были проведены тендеры, в декабре же подписали договоры, фирмы стали поставлять лекарства только к концу января (если это новые фирмы), и лекарственных запасов, естественно, запланировано не было. Вот и получилось, что в тех территориях, где заменили поставщиков, сейчас до 30-40% отсроченных рецептов. Конечно, все это можно было предусмотреть, но ведь на кону деньги, которые передали в управление регионам. Там, где люди разумнее, и поставщиков сохранили, и не надо было ничего перестраивать. А где поставщиков сменили, там серьезные проблемы. Да, лекарства дорожают, и здесь ничего не поделаешь, поскольку инфляцию нельзя взять и отменить. Кроме того, у нас, к сожалению, не регулируется норма прибыли на жизненно важные товары. А ведь если ее ввести, то это выбило бы массу посредников и цена товара не была бы завышена в несколько раз. Мы ожидали, что правительство внесет такой пакет законов, но его почему-то до сих пор нет. НАТАЛЬЯ КРАЧКОВСКАЯ, народная артистка России: - По-моему, ничего не изменилось. Даются те лекарства, которые можно купить. А вот действительно должных и нужных нет. Я только что вышла из больницы, и все бабушки, которые там лежали, именно это и рассказывают. Какой-то аспирин есть, а на что-то нужное, на что льгота есть, наскребывают за свой счет. ОКСАНА ДМИТРИЕВА, депутат Госдумы (фракция «Справедливая Россия: Родина / Пенсионеры / Жизнь»): - Им стало невыносимо. Я сейчас нахожусь в регионе, и по-прежнему лекарств нет. Скажем, какие-то онкологические заболевания включили в перечень дорогих лекарств, а какие-то - нет. Но ведь помимо лекарств нужно еще и лечение. Так вы попробуйте получить квоту на бесплатное лечение, и я посмотрю, получите ли вы его вообще. Что касается лекарств, то нужно четко определить перечень заболеваний, по которым они должны быть бесплатными. И обязательно это гарантировать. А по сложным случаям надо восстанавливать лечение в целом, потому что у нас человек сейчас застрахован в основном от насморка. Но если он действительно сталкивается с тяжелым заболеванием, то тут все очень сложно. И опять же, финансирование надо давать клиникам в полном объеме, тогда они и будут загружены. А то ведь, как говорят в федеральных клиниках, нам все равно, от кого получать деньги. То есть если госзаказ полностью на весь объем выбирает квоты, тогда у них и все лечение бесплатно для людей. И такие полностью загруженные под госзаказ клиники у нас уже есть. ЛАРИСА РУБАЛЬСКАЯ, поэтесса: - Мне кажется, что сейчас все доступно. В аптеках все есть, а поликлиники нужные лекарства бесплатно выдают. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации