Водка, рейдерство и коммунизм

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Паритет-пресс", origindate::13.06.2011, Фото, видео: via "Паритет-пресс"

Водка, рейдерство и коммунизм

"Черные" схемы североосетинских депутатов от КПРФ Роберта Кочиева и Асланбека Гутнова

Иван Переверзев

Compromat.Ru

Compromat.Ru

Асланбек Гутнов
Роберт Кочиев

В марте текущего года в Москве разгорелся очередной скандал с рейдерским душком. Сотрудники Следственной части СУ МВД Республики Северная ОсетияАлания во главе со следователем Михаилом Мельдзиховым, явно превысив служебные полномочия, изъяли уставные и платежные документы ООО «Дивинус» — крупного российского дистрибутора алкогольной продукции.

Поводом для жестких действий силовиков, которые, по свидетельствам очевидцев, орудовали в духе «ментовского беспредела» 90-х, стало более чем странное уголовное дело о «незаконном присвоении имущества», возбужденное североосетинским МВД.

В этой криминальной истории сам собой возникает вопрос: интересно, что вообще «забыли» в столице России вооруженные до зубов оперативники из далекой южной республики?

Впрочем, эксперты сходятся во мнении, что вряд ли столь сомнительные уголовные дела были бы возможны без «отмашки» и «крышевания» со стороны чиновников и депутатов федерального уровня.

Аферисты под прикрытием

Напомним, подвергшееся атаке силовиков ООО «Дивинус» занималось оптовой торговлей алкоголем и продвигало на рынок известные водочные бренды — «Забава», «ГОСТ ТМ», «Старая сказка», «Русская тройка» и «Родимая». Надо отметить, что эти бренды, принадлежащие ООО «Дивинус», регистрировались на «дочернюю» фирму «Держава» (производителя алкогольной продукции).

Совместный бизнес шел достаточно успешно на протяжении шести лет, пока в 2008 году между акционерами «Дивинуса» и «Державы» не вышли крупные разногласия. Поскольку по итогам аудита выяснилось, что гендиректор ООО «Держава» Асланбек Гутнов регулярно вводил партнеров по бизнесу в заблуждение, «прикрываясь именем ООО «Дивинус» при совершении нелегальных сделок с неучтенной водкой».

Вдобавок к «проделкам» г-на Гутнова, летом 2010 года сотрудниками Следственной части СУ МВД Северной Осетии было возбуждено абсурдное и, судя по ряду признаков, заказное уголовное дело по факту «попытки хищения 2/3 долей ООО «Держава» представителями ООО «Дивинус» путем подделки документов».

Судя по всему, обыск в московском офисе «Дивинуса» и имел целью «выявить» некие подложные документы. Однако, как и следовало ожидать, никакого криминала в деятельности фирмы обнаружить не удалось. Тем не менее, в результате обыска были изъяты абсолютно все документы и печати ООО «Дивинус», что привело к незапланированной приостановке бизнеса и значительным убыткам.

25 апреля 2011 года бывший бизнес-партнер г-на Гутнова (фамилия не приводится из соображений безопасности) написал заявление в ГУВД Москвы с просьбой защитить его от неправомерных действий Асланбека Гутнова и Роберта Кочиева.

«Указанные действия», как утверждает заявитель, выразились в слежке за ним неустановленных лиц и «прямых угрозах физической расправой, неоднократно поступавших лично от Асланбека Гутнова».

По версии заявителя, неприятности у него начались после того, как он «узнал о получении кредитов на незаконных основаниях, подделке документов, подкупе должностных лиц и организации оборота контрафактной алкогольной продукции через ООО «Держава» под прикрытием ООО «Дивинус», что нанесло государственной казне убытки в виде неуплаты акцизных сборов на сотни миллионов рублей».

Несмотря на серьезные обвинения, меры в отношении фигурантов заявления, по невыясненным причинам, так и не были приняты. Ведь недаром в Северной Осетии многие уверены, что г-н Кочиев обладает талантом «договариваться о сотрудничестве» с правоохранителями, вроде упомянутого в начале статьи следователя Михаила Мельдзихова. Надо полагать, подобное «сотрудничество» протекает на условиях, чрезвычайно выгодных для обеих «договаривающихся сторон».

Пикантности ситуации добавляет тот факт, что Асланбек Гутнов и Роберт Кочиев, по оперативным данным, замешанные в масштабных налоговых махинациях, являются депутатами североосетинских парламентов (Кочиев — республиканского, Гутнов — г. Владикавказа). Причем… от фракции КПРФ.

Видимо, совсем не случайно ходят упорные слухи о том, что г-н Кочиев открыто бахвалится покупкой мандата регионального депутата КПРФ за $250 тыс., намереваясь, по его словам, приобрести по сходной цене и место депутата Госдумы — «всего лишь» за $1,5 млн. Поистине, смешные деньги по меркам водочных дельцов, привыкших с барским размахом оперировать миллиардами — правда, пока только в рублях.

Впрочем, как-то не верится, что партия, выступающая с лозунгами «за народ», распродает депутатские мандаты, кому попало. Особенно если учесть, какими именно способами добываются миллиарды, позволяющие совладельцам «Державы» ощущать себя «хозяевами жизни».

"Черные" схемы "красных" магнатов

Минувшей весной было обнародовано письмо (от origindate::06.04.2011) Вячеслава Герасимова — бывшего гендиректора московского ООО «Рассвет», который лишился своего бизнеса в результате рейдерского захвата, осуществленного, по утверждению Герасимова, юридическим поверенным фирмы «Держава» Игорем Тарасовым.

Это письмо, сопровождаемое списком документальных доказательств и адресованное президенту, премьер-министру и руководителям силовых органов РФ, подробно раскрывает «черные» схемы, проводимые осетинскими депутатами Гутновым и Кочиевым в обход налогового законодательства».

Compromat.Ru

Депутат Собрания представителей г. Владикавказа (фракция КПРФ) Асланбек Гутнов (слева) и член пленума Северо-Осетинского республиканского отделения КПРФ Давид Гудиев

По мнению Герасимова, проведшего собственное расследование, в Северной Осетии «создана организованная преступная группировка под руководством депутата Парламента РСО-Алания Роберта Кочиева, в которую входят Гутнов Асланбек, депутат Собрания представителей г. Владикавказа (фракция КПРФ); Гудиев Давид, член Пленума Северо-Осетинского республиканского отделения КПРФ; Алдатов Батраз Константинович, Председатель Арбитражного суда РСО-Алания; некоторые руководители УФНС; следователи СЧ СУ при МВД по РСО-Алания братья Хуриевы Алан и Артур, Мельдзихов Михаил и многие другие. Специализируется группировка на нелегальном производстве алкогольной продукции на ликероводочных и спиртовых заводах».

Так, получая сотни миллионов (!) федеральных специальных марок (ФСМ), фирмы, подконтрольные г-ну Кочиеву, не платят по ним ни одной копейки акцизов, составляя фиктивные акты об… уничтожении якобы бракованных акцизных марок. Разумеется, проворачивая все эти аферы при «деятельном участии» руководителей местной УФНС.

Параллельно используются и другие схемы уклонения от уплаты акцизов, НДС, ЕСН, а также схемы хищения бюджетных средств, с последующим «отмыванием» миллиардных сумм (путем занижения налогооблагаемой базы и обналичивания черного нала) через московские финансовые структуры.

В криминальных схемах задействована целая цепочка предприятий, расположенных на территории Северной Осетии: заводы «Олимп», «Рескоопзаготпромторг», «Юг», «Эликсир-Д», «Берд-Лавера», «Балтика», «Севосреспотребсоюз» и «Держава-ЮГ».

Только на заводе «Севосреспотребсоюз» было официально списано на «уничтожение» порядка 180 млн. ФСМ — из полученных 200 млн. штук.

Кроме того, было виртуально «использовано» около 20 млн. ФСМ на якобы произведенную продукцию заниженной емкости (0,275 литра) и пониженного содержания спирта (настойки 26%).

В дальнейшем эти акцизные марки использовались при производстве водки большей емкости и крепостью 40%. В итоге, нелегальный доход с каждой бутылки емкостью 0,5 литра составил до 35 руб. (общая сумма ущерба, нанесенного государству — свыше 6 млрд. руб.).

Кстати, на заводе «Держава-ЮГ», где производится нелегальный спирт под руководством Эльвиры Ваниевой, было незаконно списано порядка 90% из 150 млн. ФСМ. Нелегальный доход составил 4,5 млрд. руб.

В свою очередь, менеджментом завода ООО «Рескоопзаготпромторг» в прошлом году было заявлено о краже федеральных специальных марок «в количестве 9 880 000 шт., из них 430 000 шт. для оклеивания произведенных вин, и 9 450 000 шт. — для алкогольной продукции с содержанием спирта свыше 25% и ёмкостью до 0,5 л».

На самом деле, «украденные» ФСМ были неофициально реализованы бизнес-структурам г-на Кочиева — для производства «неучтенки» на заводах «Держава-Юг» и «Олимп».

Завод «Балтика», при получении 2 млн. ФСМ в 2009 году, лишь 100 тыс. использовал на официальный розлив водки брендов «Забава», «Русская Тройка» и «ГОСТ». Остальные 1,9 млн. были наклеены на нелегально произведенную продукцию.

В том же году один из заводов Кочиева получил 10 млн. ФСМ на вино «Портвейн» в ассортименте, с содержанием спирта от 17 до 18%, емкостью 0,7 л. Однако по документам проходит розлив продукции в количестве всего лишь 200 тыс. бутылок, на которые был начислен и уплачен акциз. Оставшиеся 9 800 000 ФСМ, по «дружескому» согласованию с контролирующими органами, были списаны и уплата акциза по ним не производилась.

Позднее эти якобы уничтоженные ФСМ, после нанесения штрихкодов, были, по сложившейся практике, наклеены на контрафактную продукцию. Контрафакт реализовывался оптом в различных регионах России через ООО «Горизонт», «Парус», «Триумф», «Орион», «Квадрат», «Каскад», «Эшелон», «Авангард», «Лидер» и другие торговые фирмы, подконтрольные Роберту Кочиеву.

Помимо прочего, на мощностях заводов «Держава-Юг» и «Олимп» сообщество г-на Кочиева нелегально производит продукцию «федеральных» водочных брендов. Так, 19 января 2011 года в целях фальсификации при розливе водок «Путинка», «Казенка», «Зеленая марка» были приобретены поддельные ФСМ высокого качества в количестве 5 млн. шт.

В общих чертах, контрафактная продукция легализуется по двум основным схемам, каждая из которых имеет свои нюансы.

В случае с официально произведенным спиртным, имеет место занижение сумм акциза путем махинаций в базе ЕГАИС с емкостью тары и крепостью напитков; снижение фактической себестоимости путем зачета акциза с налогом на добавленную стоимость, который затем выставляется к возмещению путем виртуальных «закупок» комплектующих от фирм-однодневок; виртуальное «уничтожение» фактически произведенной продукции.

В случае с производством нелегальной продукции, используется применение поддельных ФСМ; закупка ФСМ у других производителей с документами о том, что спиртное якобы произвело продавшее ФСМ предприятие; замена информации на купленных у других производителей ФСМ на диапазоны и емкость «своего» завода; «уничтожение» ФСМ, на которые истек срок банковской гарантии, при фактическом их сохранении.

Готовая продукция для крупных региональных покупателей отгружается во Владикавказе на железнодорожные составы. Для мелко и среднеоптовых покупателей логистика осуществляется московской структурой оптовых компаний.

При этом истинное количество продукции, регулярно отгружаемой из Северной Осетии, не фиксируется в официальной документации, поскольку спиртное вывозится из республики по документам, создаваемым только на время транспортировки груза, либо отражается в липовых декларациях фирм-однодневок.

Во Владикавказе продукция реализуется группировкой через собственные супермаркеты «Забава» и «Сказка», а также нелегальную сеть продуктовых палаток, в в Москве и Подмосковье — через оптовые фирмы «Регион 50», «Город 77», «Компания Алкоторг», «Градус», «Стат Трейд Груп» и «Бизнес-Столица».

Ведущими дистрибуторами контрафактного спиртного в регионах, по оперативным данным, являются «Мишель Алко» (Ростов-на-Дону), «Меркурий» (Ставрополь), «Алком плюс» (Санкт-Петербург), «Галлион» (Великий Новгород), «Кристалл Амур» (Благовещенск), «ТД «Исток» (Якутск), «УралТоргСервис» (Екатеринбург), «Карат» (Псков), «Бонтон» (Петрозаводск), «Вихрь» (Волгоград), «Планета 21 век» (Томск, Новосибирск).

Полученную прибыль, по сведениям инсайдерских источников, группа Кочиева в 2009-10 гг. обналичивала через широкий круг компаний-однодневок (ООО «Парус», «Випторг», «Спектор Трейд», «Арника», «Транс Сервис», «Литрон», «Мегатранс»).

Выглядело это примерно так. На счета «отмывочных» фирм перечислялись денежные средства за покупку несуществующих материалов, а затем обналичивались путем перечисления на банковские карточки физических лиц, либо на счета индивидуальных предпринимателей. «Отмытые» деньги переводились, в том числе, «на банковские карты лично Роберта Кочиева и приближенных ему лиц».

Эти же компании-однодневки использовались и для получения комплектующих по завышенным ценам — в целях выставления НДС к возмещению, который заводы-производители зачитывали в счет погашения обязательств по уплате начисленных акцизов.

Вплоть до 2010 года управляющий центр группы Кочиева находился в Москве, но затем перебазировался во Владикавказ, оставив московское представительство на ул. Верейской, 29. Финансовые потоки из Москвы организовывает и контролирует финдиректор Алексей Шняков, из Владикавказа — бухгалтер Фатима Дулаева.

Как указывает Вячеслав Герасимов, «по самым минимальным подсчетам, за последние годы группировкой Кочиева было похищено из бюджета 15 млрд. руб.».

Что и говорить, неплохая «прибавка к пенсии» скромных народных избранников…

"Борьба с коррупцией" по-российски

О дорогостоящей столичной недвижимости и прочих солидных активах, принадлежащих депутатам-коммунистам Роберту Кочиеву и Асланбеку Гутнову, немало писали в прессе.

Хотя, стоит отметить, отдельные вехи бурной биографии Гутнова и Кочиева особо не афишировались. Например, то, что в середине 90-х годов они оба задерживались сотрудниками правоохранительных органов за незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия. Но потом уголовное дело по причинам, о которых можно только догадываться, было тихо «спущено на тормозах».

В наши дни руководитель «водочной группировки», по некоторым сведениям, не гнушается и сбором закрытой информации, при поддержке «оборотней» из налоговых и силовых структур. Впоследствии на основании собранного компромата инициируются уголовные дела против успешных предпринимателей, которые в итоге закрываются за определенное «вознаграждение».

Поговаривают, что иногда под криминально-полицейский пресс попадают и конкуренты алкогольного магната, равно как и прочие «нежелательные лица». Интересно, не для похожих ли «щекотливых» дел в группировку Кочиева вовлечены следователи СЧ СУ при МВД по РСО-Алания братья Хуриевы и Михаил Мельдзихов?

«Первым помощником» депутата от КПРФ в фабрикации материалов компрометирующего характера конфиденциальные источники называют юриста Игоря Тарасова, который, «уладив» искусственно созданные проблемы с коррумпированными правоохранителями, предлагает попавшимся на удочку бизнесменам своего рода «абонентскую плату» за «решение вопросов» с контролирующими органами. По признанию жертв «ненавязчивого» шантажа, ежемесячная ставка за «покровительство» варьируется от 10 до $30 тыс.

5 июня 2009 года ГСУ при ГУВД Москвы завело уголовное дело №304063 по ст. 171.1 УК РФ («производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции»; наказание — до 6 лет лишения свободы). Главным фигурантом дела стал Роберт Кочиев.

Однако, невзирая на солидную доказательную базу, подробно раскрывающую преступные схемы по виртуальному «уничтожению» акцизных марок, перспективное дело по чьему-то указанию «положили под сукно». Нетрудно предположить, что и на сей раз г-на Кочиева спасла от тюрьмы его поразительная «договороспособность».

Симптоматично: пока шло первичное разбирательство, г-н Кочиев скрывался от следствия не в суровых, но в таких родных и близких кавказских горах, а почему-то на комфортных и обустроенных альпийских курортах. Оно и понятно: когда «пахнет жареным», здесь уже как-то не до патриотизма…

Силовое прикрытие группы Кочиева обеспечивает частное охранное предприятие, укомплектованное полусотней выходцев из Южной Осетии — участников боевых действий, готовых, согласно курсирующим во Владикавказе слухам, «к выполнению любых поставленных задач». Наверняка, включая и самый «отмороженный» криминал.

Можно, конечно, списать все факты, приведенные в настоящей статье, на козни злобных завистников и неудачливых конкурентов. Однако эти факты подтверждаются не только многочисленными письменными свидетельствами, но и видеозаписью криминальных переговоров участников «группировки Кочиева», предоставленной источником из окружения водочного магната.

В принципе, сказанного на этих «переговорах», больше напоминающих сходку махровых уголовников, хватило бы, чтобы их фигуранты надолго загремели за решетку. Правда, при одном немаловажном условии — если за прожженных аферистов в очередной раз не вступится влиятельная «крыша».

Эксперты-аналитики соглашаются с выводами частного расследования, и полагают, что «благодаря» усилиям водочных махинаторов, казна и впрямь не досчиталась, по меньшей мере, 15 млрд. руб. Вопрос не праздный, но что по данному поводу думают правоохранители?

А вот это — полная загадка. Ведь разоблачитель «черных» схем Вячеслав Герасимов на свое письмо, разосланное по «вышестоящим инстанциям» еще два месяца назад, до сих пор не получил ни одного ответа. Вот такая она, «непримиримая борьба с коррупцией» по-российски…

В последнее время многие в России небезосновательно считают, что Кавказ, мол, «гораздо больше забирает из бюджета, чем дает». Между тем, при проведении грамотной политики федерального центра кавказские республики могли бы приносить немалые деньги в российский бюджет.

Но пока в стране зачастую «правят балом» всевозможные авантюристы и проходимцы, которым потворствуют насквозь коррумпированные чиновники и силовики, и при этом всячески «прессуются» добросовестные предприниматели, ни о какой «пользе Кавказа для российского государства» не может быть и речи. И хорошо бы эту немудреную истину усвоить «на самом верху».

Примечание автора. Прошу считать материал «Водка, рейдерство и коммунизм» официальным обращением в Генеральную прокуратуру РФ.


***

Приложение. Расшифровка видеозаписи «деловых переговоров» участников и партнеров группировки Кочиева в его московском офисе (публикуется в сокращении).

Действующие лица:

Роберт: Кочиев Роберт Иванович, водочный магнат, депутат Парламента Республики Северная ОсетияАлания от КПРФ.

Батрас: Хидиров Батрас, партнер.

Алексей: Шняков Алексей, финансовый директор.

Вера: Василенко Вера Константиновна, главный бухгалтер.

Жанна: бывший управляющий директор (не захотела участвовать в криминальном бизнесе Кочиева и вскоре уволилась, после чего в ее адрес посыпались угрозы, которые не прекратились даже после неоднократных обращений в правоохранительные органы и прокуратуру; фамилия не приводится из соображений безопасности).

Роберт. Аслан едет к Тимуру решать вопрос о выдаче марки. Мы сейчас должны посидеть, подумать и придумать, как это сделать.

Жанна. Алексей, объясни, почему изменилась схема. Я так понимаю, что мы очень сильно почистились, «серых» сервисных компаний стало меньше.

Алексей. Да практика показала, что большое количество сервисных (схемных) компаний при том количестве персонала невозможно поддерживать. Возникла необходимость набирать дополнительно людей для того, чтобы они их поддерживали и вели.

Роберт. То есть, было много?

Алексей. Да, их было чересчур много, при этом постоянно использовали только ограниченное число компаний.

Роберт. Вообще, их можно не держать много и долго, а постоянно менять, чем держать весь этот мусор…

Алексей. Да, и юридически, и физически это неудобно, поэтому нужно либо набирать людей и вести всю эту кучу компаний, либо сфокусироваться на реально действующих компаниях, а сервисные использовать по более простой схеме, например, через одну.

Например, вот «Орион» является поставщиком готовой продукции для «Триумфа», а «Триумф» осуществляет взаимодействие с покупателями, при этом тот же самый «Орион» покупает у сторонних поставщиков комплектующих всю комплектацию. Это удобно почему? Потому что «Орион» от заводов фиктивную продукцию получает, и от реальных поставщиков комплектующих комплектацию, таким образом можно проводить зачеты и не показывать по бухгалтерии весь фактический оборот. Для налоговой это важно. Чем компания меньше, тем она менее заметна.

Роберт. Да, чем меньше, тем для них лучше.

Алексей. Когда мы через одну компанию проводим и поставку комплектующих, и поставку готовой продукции навстречу, то можно проводить зачеты, не показывая полностью обороты.

Роберт. Зачет чего? НДС или акциза?

Алексей. Нет, зачет взаиморасчетов. Таким образом, нам не нужно через банк гнать деньги, чтобы закрывать свои взаиморасчеты, нам достаточно провести взаимозачет и, соответственно, через банк эти обороты не видны и внимание не к чему привлекается.

«Ставрополец» (ООО «Русьимпорт-Ставрополье») в этом случае — это компания-фантом, которая делает поставку продукции алкогольной, именно ту разницу между фактически произведенной продукцией и тем, что произведено по бухгалтерскому учету. Получается как… «Орион» купил комплектацию, поставил ее на завод «Держава-ЮГ», «Держава-ЮГ» произвела продукцию и поставила на «Орион». Дальше «Орион» по формальным признакам делает возврат этой продукции на «Державу-ЮГ». Ну, там уже подобраны основания, например, течь колпака… или отклеилась этикетка и т.д.

Под этим условием возвращаем на «Державу-ЮГ», «Держава-ЮГ» утилизирует… эту продукцию, показывая у себя убыток от реализации. И далее точно такую же продукцию «Ставрополец» поставляет на «Орион». Таким образом, общее количество продукции, прошедшее через «Орион», у нас соответствует факту. Дальше мы ее берем и грузим сторонним покупателям.

Хотя числится, что вся продукция прошла через «Державу-ЮГ», по бухгалтерскому учету имеет место быть, что мы имеем два поставщика: «Держава-ЮГ» и «Ставрополец». «Держава-ЮГ», которая произвела много и все забраковали и оставили чуть-чуть, и «Ставрополец», который произвел много и ничего не забраковал.

Жанна. Можно, я вмешаюсь? Что-то я такого не помню. Зачем? Кто придумал эту схему с реализацией? Почему мы не можем показать эту одну бутылку, произведенную, как есть, а все остальное показать, как есть, произведенное от «Ставропольца»?

Алексей. Так оно и есть, но нам нужно показать отгрузку по ЕГАИС, иначе вся эта продукция будет числиться как утилизированная, и не будет биться.

Жанна. Получается, мы каждый раз возвращаем по формальным признакам?

Вера. Да, иначе данные не будут биться с ЕГАИС. Это не очень удобно для оборота, но удобно для того, чтобы данные совпадали с отгрузкой ЕГАИС, первоначальной. Чтобы можно было распечатать и показать.

Жанна. Такая схема работала и раньше?

Вера. Да, это нужно для ЕГАИС. Если она не выпущена вся, не реализована, она в ЕГАИС не попадет больше нигде.

Жанна. По-моему, блудень какой-то. Так нельзя, надо все показывать…

Батрас. Можно еще раз: вот, «Держава-ЮГ» произвела, она показала по ЕГАИС, что все произвела, дальше она выгружает все на «Орион», «Орион» проводит?

Алексей. «Орион» бракует.

Батрас. «Орион» в ЕГАИС проводите?

Вера. У него нет ЕГАИС, у «Ориона».

Роберт. ЕГАИС только у производителей.

Алексей. «Орион» это уже оптовая компания, дистрибутор.

Жанна. Это шито белыми нитками, представляете, такой объем выпустили, и все вернули. Нужно показывать фактическое производство. Мы так не договаривались.

Алексей. По факту остается только небольшое количество, это мы для себя показываем, что получили и вернули, а налоговая этого не заметит.

Вера. На самом деле, мы это разрабатывали и обсуждали, чтобы бухгалтерский учет совпадал с ЕГАИС. На сегодняшний день весь 2009 год отражен по свернутой схеме, в ЕГАИС они отражены, а бухгалтерский учет проведен по чуть-чуть.

Жанна. А если пришла проверка на «Державу», они увидели 100 и возврат?

Вера. Нет, мы предполагаем, что на момент проверки будет совпадать ЕГАИС и возврат в бухучете.

Жанна. Зачем было договариваться с налоговой, платить им деньги, чтобы они в ЕГАИС показывали то, чего нет, если все равно бухгалтерский учет прикрываем? Если каждый месяц будет списание и возврат, что тогда будет? Нет, так нельзя…

Вера. Тогда надо 10% показывать реального производства, остальное приходовать от «Ставропольца». И дополнительного оборота левого туда-сюда не будет.

Алексей. По сути, от этого схема не меняется. «Орион» поставляет на «Ставрополец» товар — в виде комплектующих, далее получает 10% готовой алкогольной продукции от «Держава-ЮГ», остальная, произведенная на «Держава-ЮГ» продукция приходуется от «Ставропольца».

Далее «Орион» приходует все 100% комплектующих, из них 10% отгружает на «Держава-ЮГ», остальные списывает на «Ставрополец». Соответственно по комплектации и по готовой продукции по «Ставропольцу» делаем зачет, остальные дельты делаем цессии на «Каскад».

Поскольку «Ставрополец» у нас неплатежная организация, у нее не указано это все в отчетности и об отгрузке на нас он не знает. Мы остатки долгов перед «Ставропольцем» переводим на наши компании, например, «Эшелон». «Ставрополец» нашу продукцию в отчетности не проводит, он о ней даже и не знает.

Вера. Тогда «Ставропольца» можно было бы поменять уже.

Алексей. Вопрос — в выборе компании. Это должен быть реальный завод, который где-то существует.

Вера. Почему реальный завод? Почему не оптовик, который тоже где-то покупает? Поэтому лучше сюда парочку даже напихать. Чтобы один у этого получал, а тот у другого. Владикавказских парочку компаний.

Жанна. Вы не боитесь, что «Ставрополец» скоро придет к нам с вопросом: каким образом он поставил нам за 2009 год очень много водки? А он и знать об этом не знает!

Роберт. Да, да. Это же чужая компания, не наша.

Вера. Просто в реестре лицензий нашли. Лучше заменить «Ставропольца» на оптовую компанию.

Роберт. Да, поставить обычную, можно даже без лицензии.

Вера и Алексей (одновременно). Нам нужна алкогольная оптовая, нужно, чтобы в начале совсем помоечная была, а ближе к «Ориону» — почище.

Роберт. Сейчас у нас готовых компаний две — «Орион» и «Триумф», сейчас отгрузки идут от них.

Алексей. Нет, «Орион» алкоголь «из воздуха» покупает, он все потом на «Триумф» поставляет, «Триумф» уже — на всех клиентов.

Вера. И он, в принципе, в безопасности, потому что все покупает у «Ориона» и не имеет отношения к заводам.

Роберт. Вы с алкогольными компаниями поаккуратней, потому что их сейчас активно сокращают. Получить новую лицензию будет очень сложно.

Жанна. А нам надо!

Роберт. А из старых мы что, закрыли все?

Алексей. Да, в процессе закрытия.

Роберт. «Горизонт» остается, а остальные уходят?

Вера: Да, мы все почистим, чтобы чисто было.

Роберт. Теперь другой вопрос: почему мы не можем весь бухгалтерский учет вести на удалении? Все сервисные компании у нас теперь находятся во Владикавказе.

Вера. Вопрос в квалификации. Ту часть учета, которую ведут во Владикавказе, я стараюсь контролировать отсюда. Потихоньку прохожусь по каждой компании, но их очень много. Единственный вменяемый человек — главный бухгалтер «Державы-ЮГ», остальные — это проблема.

Жанна. А зачем нам тогда здесь печати, если они учет ведут там, а мы только контролируем?

Вера. Ну, оформлять «Орион» и «Триумф», например. Кроме того, остальные все московские компании. Их очень много.

Батрас. А кто сдает отчетность, и где находится компания?

Вера. Компания сдает отчетность там, но готовят ее здесь. Нам необходимо, чтобы прошли красиво все схемы.

Батрас. Почему не могут все это делать там, это же логично!

Вера. Логично, только большое тяжелое наследие — огромное количество компаний, которые надо вести — «Авангард», «Парус», «Квадрат» и еще куча компаний маленьких.

Роберт. Насколько я знаю, у вас здесь много печатей, около 50-ти. Зачем Вам столько?

Алексей. Это печати всех тех компаний, которые здесь когда-то были, вот они здесь все хранятся.

Батрас. Я не понимаю, почему их нельзя унести отсюда, от проблем подальше?

Роберт. Когда проблемы бывают, люди не успевают подумать.

Батрас. Перевести весь учет во Владикавказ лучше. Там и зарплаты в 2-3 раза меньше, офисные расходы меньше. И со структурами там все решено.

Роберт. Да, у нас больше проблем здесь, там все решено, проблем не бывает.

Вера. Первичку мы здесь не держим.

Роберт. Первичку не держим, но вот печати — это уже бомба. Те 43 печати, которые я видел — это 43 уголовных дела. Последний раз, когда была проверка, на столах бухгалтерии были и печати, и левые документы.

Алексей. Тогда в рамках разговора нам нужен один человек на «Орион», один человек на «Триумф», один человек на сервисные компании.

Батрас. «Орион» — это компания, которая может в любой момент поменяться?

Алексей. Да.

Батрас. На моем опыте, компания, работающая с комплектующими — это белая, чистая компания. На нее идут обороты — она покупает бутылку у завода и на завод продает. Зачем нам терять белые обороты, на них можно брать любые кредиты?

Алексей. У нас «Орион» тоже почти чистая компания.

Вера. Ну, не скажи…

Батрас. А как деньги ходят?

Алексей. С Триумфа они идут на «Орион», а далее на вот эти помойки.

Батрас. А кто сейчас занимается получением кредитов?

Алексей. Никто не занимается. Ситуация с кредитами специфичная. Гарантии рисуем.

Жанна. Сейчас ситуация такая, что нам ни один банк, ни одного кредита и банковской гарантии не дает.

Роберт. Не забудь занести в расчеты Длинного. Мы по 50 копеек посчитали Длинному?

Жанна. Длинному — 16 млн.

Роберт. Ты посмотрела, сколько в месяц мы отдаем структурам? Московским и т.д.

Жанна. 2,5 млн. руб.

Роберт. 2 400 000 — это 80 тыс. долларов. Длинный, еще ЦФО — это милиция по центральному федеральному округу, Москва, область. Длинному не платить ставку. Я с Длинным общаюсь сам, сам ему ношу.

Смотри, если мы посчитаем деньги сейчас, у нас получится 700 млн. Ну, сколько отдадим поставщикам? Ну, 50 млн., 400 отдадим Тимуру и его спиртзаводу, ну не 400, а триста, не триста, а 200, у нас еще очень хорошо останется. Тем более я забыл сказать, я созвонился, ну с этим, Черменом. Он сегодня вечером приезжает. Значит, он приедет, 10 млн. марки мы хапнем, нормально прорываемся. Тимур по спиртзаводу от нас зависит, так что говорим ему так: вот сейчас мы отдаем тебе 200 млн., остальные блокируем и отдаем в течение года...


***