Военврачи готовили операцию с летальным исходом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Начальник Главного военного медицинского управления Александр Белевитин арестован за взятку в 100 000 евро

Arrestv-150x100.jpgНачальник Главного военного медицинского управления Минобороны генерал-майор Александр Белевитин и его подчиненный, полковник медслужбы Алексей Никитин обсуждали убийство свидетеля по своему делу – бывшего заместителя министра здравоохранения Алексея Вилькена. Московский гарнизонный военный суд арестовал Белевитина и Никитина, подозреваемых в получении взятки. Уголовное дело о подготовке покушения на них не заводили.Руководителя Главного военного медицинского управления (ГВМУ) Министерства обороны России генерал-майора Александра Белевитина и начальника лечебно-профилактического управления ГВМУ полковника Алексея Никитина задержали в Москве накануне, а днем в четверг в наручниках доставили в Московский гарнизонный военный суд (МГВС). Следователи главного военного следственного управления СК России ходатайствовали об аресте подозреваемых в получении взятки. Белевитин прятал лицо от фотокамер, пока его вели в зал заседаний по коридору шестого этажа. Оказавшись в клетке, генерал-майор медслужбы успокоился и прятаться перестал. В соседнем зале решался вопрос об избрании меры пресечения его предполагаемому сообщнику Никитину.

Задержанным предъявлено обвинение п. п. «а, г» ч. 4 ст. 290 УК РФ («получение взятки группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, в крупном размере»). По версии следствия, Белевитин в сговоре с Никитиным получил взятку в размере 4,7 млн рублей.

В обвинительном заключении говорится, что начальник ГВМУ и его подчиненный-полковник получили взятку через посредника в апреле 2009 года. За этот «откат» военные медицинские чиновники должны были закупить у индийской фирмы «Био интернешнл» медицинскую технику – магнитно-резонансные томографы – на сумму 120 млн рублей.

Дело о получении взятки только что возбуждено, отметил в суде представитель следствия: соответствующее постановление подписано 1 июня 2011 года. В четверг эти материалы объединили с еще одним уголовным делом – о мошенничестве, возбужденном еще 8 апреля 2011 года. Срок следствия по объединенному делу продлен до 8 октября этого года, обвинение в мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ) ни Белевитину, ни Никитину пока не предъявляли – в деле фигурируют «неустановленные лица».

Военные следователи обратились в суд с ходатайством об аресте подозреваемых, несмотря на то, что они, как ранее сообщалось, признали свою вину. Никитин не возражал против того, чтобы его интересы представлял адвокат по назначению Александр Обозов. Защитника Алексея Шварева для Белевитина наняла супруга.

Gen1.jpg

Александр Белевитин (фото: Кирилл Лебедев)

Основным аргументом следствия в пользу ареста было то, что генерал и полковник могут оказать давление на свидетелей. В материалах дела есть аудиозаписи, сделанные оперативниками ФСБ. Прослушка свидетельствует о том, что Белевитин и Никитин обсуждали возможность убийства человека по фамилии Вилькен. Это посредник, передававший военным медикам деньги, а теперь – ключевой свидетель обвинения, пояснил следователь.

Как сообщил «Газете.Ru» источник в органах следствия, речь на записи идет о бывшем заместителе министра здравоохранения Алексее Вилькене. Белевитин якобы предлагал организовать его убийство «под видом оказания медицинской помощи».

Алексей Вилькен, напомним, ранее был тоже задержан и заключен под стражу. Бывшего высокопоставленного чиновника (Вилькен был замминистра здравоохранения в 1992 году и в период с 1996-го по 1999 год) арестовал Останкинский суд Москвы в ноябре 2010 года. По версии следствия, он выступал посредником при передаче другой взятки: от столичного представительства фирмы Toshiba сотруднику администрации президента Андрею Воронину. Вилькен вместе с руководителем представительства компании «Рослинмедикал» Леоном Зильбером и директором ФГУП «Дирекция единого заказчика-застройщика Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» Вадимом Можаевым вымогали у Toshiba $1 млн для Воронина. Получив эти деньги, сотрудник администрации президента обещал московскому представительству компании участие в тендере на поставку медтехники, а в противном случае угрожал «черным списком». Воронин после ареста признал свою вину и уже осужден на три года. Вилькен до сих пор под следствием.

По замыслу Белевитина и Никитина, Вилькену, страдающему хроническими болезнями, должны были передать в СИЗО какие-то медикаменты, приняв которые, он мог умереть. О планах военных медиков следователи узнали из прослушки, информацией о готовящемся покушении обладали и сотрудники изолятора. Обвинение в подготовке покушения Белевитину и Никитину не предъявлялось, хотя бывший замминистра здравоохранения 26 мая 2011 года написал в правоохранительные органы заявление о том, что опасается за свою жизнь.

В деле Белевитина и Никитина Вилькен тоже фигурирует как посредник, сообщили в суде следователи, но находится в статусе свидетеля, а не обвиняемого или подозреваемого. Помимо вопроса его устранения, военные медицинские чиновники заранее – еще в марте 2011 года – обсуждали, что будут говорить на допросах, если их поймают. Об этом свидетельствуют те же материалы прослушки.

Gen2.jpg

Алексей Никитин (фото: Кирилл Лебедев)

Продолжая выступать в суде, следователь перешел к описанию обстоятельств задержания фигурантов дела. И Белевитин и Никитин живут и работают в Петербурге, но задержаны были в Москве. К генерал-майору оперативники пришли в квартиру (в столице у него есть жилье в собственности). «Он сначала не открыл», – начал было следователь. Но судья прервал выступление, объявив, что дальнейшее заседание будет закрытым – в материалах дела есть сведения о личной жизни подозреваемых. Таким образом, вопрос об аресте обсуждался за закрытыми дверями. Известно, что сторона защиты просила не оставлять Белевитина под стражей, ссылаясь на сразу несколько медицинских диагнозов. В частности, у генерал-майора медслужбы катаракта и бронхиальная астма. Кроме того, у него на иждивении двое детей, сообщили адвокаты, а скрываться он не собирается. Защита также просила отпустить подозреваемых под залог: адвокат Никитина предложил внести 1 млн рублей, находившиеся в зале друзья и отец полковника сказали, что при необходимости соберут 6 млн 200 тыс. рублей. За Белевитина предложили 2 млн рублей.

Но суд принял решение об аресте обоих фигурантов дела о крупной взятке: их заключили под стражу на два месяца – до 1 августа.

Защита намерена в трехдневный срок обратится с жалобой на решение МГВС в Московский окружной военный суд (МОВС). «Решение суда не основано на материалах дела», – заявил журналистам адвокат Никитина Обозов. Ранее сообщалось, что оба подозреваемых признали вину, но их представители это не подтверждают: «Смотря что считать признательными показаниями. Он говорил, что было на самом деле», – сказал адвокат Обозов. Его коллега Шварев, представляющий интересы Белевитина, отказался от комментариев на эту тему, заявив лишь, что также обжалует решение суда.

Оригинал материала «Газета.ру»

«Главный военный медик взят за «откат»:

«Белевитин встал во главе армейской медицины в 2009 г., после того, как с данной позиции по выслуге лет был уволен генерал-лейтенант Владимир Шаппо. Белевитин является доктором медицинских наук, профессором, заслуженным врачом Российской Федерации, автором более 350 научных работ по проблемам сердечно-сосудистой и военно-полевой хирургии. «Отличный организатор военного здравоохранения», — так комментировал тогда назначение один из представителей оборонного ведомства. В 2010 г. указом президента РФ Дмитрия Медведева Белевитин был назначен начальником Главного военно-медицинского управления Минобороны РФ — начальником Военно-медицинской академии.

Владимир Путин заявил, что России необходимо выстроить четкий и прозрачный процесс закупки медтехники, для чего потребуются изменения в законодательство и такие законопроекты подготовлены. «Прошу депутатов Госдумы также активно включиться в данную работу и обеспечить скорейшее принятие необходимых законодательных актов — это нужно сделать в течение ближайших недель, мы не можем сорвать начало этой программы», — подчеркнул премьер в конце марта текущего года. Памятно и до сих пор продолжается «дело о томографах», которое дошло аж до президента: в начале осени прошлого года Дмитрий Медведев потребовал сурово наказать всех, кто причастен к закупке медтехники для государственных нужд по завышенным ценам. Как сообщил генпрокурор РФ Юрий Чайка, по результатам проверки выделения бюджетных денег на закупку томографов в регионах было возбуждено более 30 уголовных дел. Он добавил, что в результате из бюджета были выплачены лишние 3 млрд рублей.

Оригинал материала: «Интерфакс»

«Кто больше заплатит, тот уже будет считаться победителем конкурса»: Член Ассоциации военных политологов Александр Перенджиев прокомментировал дело о коррупции в военном ведомстве.

— Насколько весомыми фигурами являются в военном ведомстве генерал-майор Александр Белевитин и полковник Алексей Никитин?

— Ну, безусловно, начальник главного военно-медицинского управления — это по сути человек, который определяет всю политику по вопросам именно медицинского обеспечения вооруженных сил. И не только имеется в виду к медицине, но и в вопросах именно финансового обеспечения, связанных опять же с медицинским обеспечением. Что могу, в общем-то, добавить, что в ходе преобразований по проведению вооруженных сил к новому облику практически многие предприятия, которые сотрудничали с главным военно-медицинским управлением, либо были акционированы и вошли в холдинг «Оборонсервис» либо были просто расформированы. То есть, на сегодняшний день получается так, что высшие руководители в самом главном военно-медицинском управлении, они определяют вопросы, связанные с торгами по поводу закупки техники медицинской. Ну, в таких случаях обычно проводятся конкурсы, то есть, обязаны проводить конкурсы, все это должно быть гласно. Но вот как мы видим, они могут проводиться только формально, на бумаге и кто больше, так сказать даст или заплатит, тот уже будет считаться победителем конкурса.

— А насколько можно говорить о том, что вот эта военная история, она связанная, как сказать, ну, с гражданской историей? Вот большой скандал. Точно так же откаты на приобретение медтехники. Там даже президент и премьер разбирались с этим делом.

— Ну, безусловно, это болезнь не только Министерства обороны, это болезнь в целом всей системы здравоохранения. Имеется в виду, что не только здесь здравоохранения. То есть, там, где должен проводиться открытый конкурс, там, где поступают деньги с бюджета, и скажем, задача их не просто, чтобы деньги были освоены из бюджета, а вот задача как раз в том, что я имею в виду чиновников-коррупционеров именно каким-то образом частично какую-то часть себе присвоить. Именно они здесь все и строят различные схемы.

— Ну цепочка эта будет как-то тянуться сейчас военная? Как вы думаете?

— Ну, все зависит, наверное, от желания самих следователей более полно разобраться.

— Ну, там же министр обороны, наверное, должен как-то помочь. Потому что он все время говорит, что борьба с коррупцией в армии – это одна главная задача.

— Есть, конечно, такая надежда, что сам министр обороны будет разбираться в этих вопросах. Но дело в том, что я как бы склонен к тому, что может быть там и министр обороны тоже может…

— С другой стороны выступить, скажем, так?

— Ну, скажем так, может где-то не владеет не всей информацией, скажем. Все-таки министр обороны тоже много уделял вопросам и коммерческого обеспечения. Поэтому, кто его знает, в каком виде сейчас будет выглядеть министр обороны. Не могу сказать.

Оригинал материала: "Коммерсант"