Военно-корабельная монополия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Опекаемый Клебановым "Балтийский завод" может сорвать международный контракт

1056696232-0.gif Очередной скандал разгорается в петербургской «оборонке» одновременно с фанфарами по поводу недавней передачи ВМС Индии фрегата «Тришур» построенного на Балтийском заводе. Внешняя причина — «попутный» открытый саботаж заводом сдачи паровых котлов КВГ-3, заказанных соседом и конкурентом АО «Северная верфь» для установки их на эсминцы, которые строятся для ВМФ Китая.

Но если копнуть немного поглубже, то выяснится, что за этой историей стоят люди весьма и неоднозначно известные. Этих, так сказать, питерцев предпоследнего призыва называют за глаза «большаками». Это своего рода сочетание большевистского принципа «отнять и поделить», размаха подобных операций и фамилии нынешнего председателя совета директоров группы «ИСТ» Алексея Большакова, чья контора является владельцем контрольного пакета акций Балтийского завода. Его же считают и мозговым центром своеобразного «клана», в который некоторые аналитики зачисляют бывшего вице-премьера по «оборонке», Ильи Клебанова, директора Российского агентства по системам управления (РАСУ) Владимира Симонова и ряд фигур помельче, включающих президента «ИСТ» Александра Несиса и гендиректора Балтийского завода Олега Шуляковского. Начало положил Алексей Большаков в 1992 году, в бытность свою директором конторы с амбициозным названием РАО «Высокоскоростные магистрали» (ВСМ). Эти «Рога и копыта» предназначались официально для реализации проекта скоростной магистрали «МоскваПетербург», которая должна была пройти параллельно существующей трассе. С самого начала проект подвергался уничижительной критике депутатами, губернаторами, экологами. Однако, благодаря мощной пиаровской кампании и лоббизму питерцев первой волны получил «добро», а под него кредиты в западных банках под гарантии правительства. Уже через год выяснилось, что из проекта реализован только котлован под новый вокзал в Петербурге, куда, однако, умудрились закопать несколько десятков миллионов долларов. Пресса подняла крик, утверждая что всего было похищено свыше 100 миллионов американских рублей, проект тихо закрыли, а Большаков, несмотря на возбужденное уголовное дело, вместо солнечной Колымы ушел в хмурую Москвы вице- премьером и одно время был даже первым вице, и вел заседания правительства в отсутствие Черномырдина. На первых же порах он курировал отношения со странами СНГ, в частности укреплял связи с Белоруссией. Тогда, похоже, и оформилась «большая тройка» Большаков — Симонов — Клебанов. Последний к тому времени уже несколько лет был членом Совета по промышленной политике и предпринимательству при президенте России, а потому успел обрасти нужными связями. Во всяком случае, несколько сотен тысяч долларов на проект «Союзный телевизор» были легко перечислены фирме тогда еще бизнесмена Симонова «Электронные технологии» где с такой же легкостью испарились. И снова было уголовное дело, на этот раз ГУВД Москвы, и опять оно закончилось безрезультатно, зато Симонов с приходом в правительство Клебанова возглавил РАСУ — стратегическое агентство, курирующее предприятия ВПК в области электроники. Причем, как говорят, не имея даже допуска к секретным документам. Правда, к тому времени тучи стали сгущаться над самим Большаковым. После долгого «раздумья» его делами по ВМС и некоторыми другими операциями заинтересовалась уже Генпрокуратура. «Главный большак» оперативно лег на дно, чтобы через пару лет всплыть в роли председателя совета директоров группы ИСТ.

Это хитрая группа. В официальных источниках информации о ней нельзя найти почти ничего. Какие и чьи деньги туда закачаны, неизвестно, но планы грандиозные. После покупки контрольного пакета Балтийского завода группа решила сделать военно-корабельную монополию в виде холдинга, куда бы вошли, кроме Балтийского завода, ОАО «Пролетарский завод», Специальное конструкторское бюро котлостроения, ЦКБ «Айсберг» и ЗАО «ЦНИИ судового машиностроения». Во всех этих структурах «ИСТ» имеет также солидные пакеты акций. Как полагают эксперты, это задумка «клебановская»: курируя ВПК, он прославился регулярными попытками сливать и объединять оборонные предприятия. Единственным препятствием к созданию холдинга, словно бельмо на глазу, оставалась «Северная верфь». Предприятие более современное и перспективное чем Балтийский завод. Небольшой пакет акций верфи у «ИСТ», правда имелся, но его не хватало для контроля над предприятием. И тогда началось планомерное удушение злостного конкурента. В 1997 году «балтийцы» получили крупный заказ от ВМС Индии на целых три фрегата. Был выделен и первый крупный транш — свыше 40 миллионов долларов, который пошел на выкуп векселей, а затем акций, благодаря чему у «ИСТ» и оказался контрольный пакет завода. И опять-таки было заведено уголовное дело, которое тянулось до конца прошлого года и, похоже, также окончилось ничем. Зато, когда спустили на воду первый фрегат «Тальвар», индусы ахнули.

На корабле был смещен гребной винт, корпус стал ребристым от некачественной сварки, палуба вибрировала, а ракеты с комплексов ПВО взрывались, едва поднявшись с корабля. Скандал как- то удалось замять, на очереди был второй фрегат. По ходу дела ВМС Китая заказало очередные два эсминца у «Северной верфи». Илье Клебанову путем непонятного и незаконного тендера удалось оттеснить конкурентов и объявить, что заказ пойдет «балтийцам». Там уже подсчитывали барыши, когда в дело вмешался Михаил Касьянов, и контракт вернулся на «Северную верфь». И все бы ничего, но паровые котлы для кораблей пришлось заказывать у конкурентов, ибо больше их нигде не делали. Этим последние и решили воспользоваться. Котлы были готовы уже зимой, испытаны, оплачены и приняты представительством министерства обороны. А вот передавать их «северянам» изготовитель отказался, ничего толком не объясняя. Первый эсминец же надо было сдать уже в декабре. Директор верфи Валерий Венков стал бомбардировать письмами все возможные инстанции: от министерства обороны до министерства по антимонопольной политике. Нельзя сказать, чтобы чиновники не реагировали, очень даже реагировали. Зато «балтийцы» и стоящая за ними «ИСТ» невозмутимо молчали, совершенно игнорируя требования и просьбы руководящих лиц. Впрочем, директор Шуляковский как-то прислал «северянам» письмо, которое иначе как издевательским не назовешь. Там черным по белому было написано, что на предприятии возникли обстоятельства «непреодолимой силы» и контракт вовремя быть выполнен не может.

Это не просто месть за уведенный контракт. Это агрессивная, если не сказать, наглая политика, которая на юридическом языке называется «недружественным поглощением». То есть идет сознательное «сваривание» контракта в котле КВГ-3, предприятие платит огромную неустойку, садится в долговую яму, а тогда «соседи» и те, кто стоят за их спиной, делают тонущей верфи предложение, от которого «северянам» будет невозможно отказаться. И холдинг — супермонополист будет создан даже ценой разрыва отношений с Китаем в этой области. Да только делать корабли он будет, так как умеет, да еще и деньги уестествлять, а в результате из страны уйдут все заказы на корабли. Потому что известно, что если прибыль от проекта составляет 300%, то дикий капиталист забудет про родную мать ради ее получения. Чего уж там говорить об обороноспособности страны.

Валентин Костенко

Оригинал материала

«Русский курьер»