Военно-молочная операция

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Военно-молочная операция В Москве сожалеют, что Александр Лукашенко «не снял телефонную трубку»

"Разразившийся в последние дни скандал в «молочных» отношениях между, казалось бы, ближайшими союзниками на постсоветском пространстве Россией и Белоруссией поставил на грань развала и единственную пророссийскую военно-политическую структуру на этом пространстве -- Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) СНГ. Президент Белоруссии Александр Лукашенко отказался участвовать в состоявшемся вчера в Москве саммите ОДКБ, поскольку «не видит в этом смысла». А затем белорусское руководство объявило и о том, что считает нелегитимными принятые в его отсутствие на саммите решения. В обоснование этого белорусский МИД сослался на пункт 1 правила 14 правил процедуры органов ОДКБ, утвержденных решением совета коллективной безопасности организации 18 июня 2004 года. Подробно же позиция Минска была вчера озвучена официальной нотой МИД Белоруссии. В ней, в частности, Россия обвиняется в стремлении «поставить белорусов на колени», «подрывая экономическую безопасность» Белоруссии. «Нельзя забывать, -- говорится в ноте, -- что понятие коллективной безопасности является комплексным... и непременным условием обеспечения совместной военной безопасности является укрепление экономической безопасности стран -- участниц ОДКБ». В связи с этим Минск подчеркивает, что «приветствует недавнее решение о скорейшем формировании Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС» и дает «принципиальное добро» на создание Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР). Между тем именно соглашение о создании КСОР было основным пунктом повестки дня вчерашнего саммита. Причем консенсуса по этому вопросу не было и до белорусского демарша. Особое мнение по этому вопросу было высказано узбекским руководством в ходе предыдущего саммита ОДКБ в Москве, 4 февраля этого года. Оно было зафиксировано вновь неделю назад, на московском совещании министров обороны стран -- членов организации. Возникшие проблемы пытался преодолеть специальный представитель президента России по связям с государствами СНГ, бывший российский посол в Ташкенте Фарит Мухаметшин, совершивший на прошлой неделе блиц-визит в узбекскую столицу, где был принят президентом Исламом Каримовым. Однако судя по тому, что соглашение по КСОР, как заявил вчера Дмитрий Медведев, было подписано с учетом особого мнения Узбекистана, компромисса не получилось. Дело в том, что возражения Ташкента по принципам деятельности и принципам формирования Коллективных сил носили концептуальный характер, и ограничение участия в них вооруженных сил и спецслужб Узбекистана практически выхолащивало всю идею. При этом создание таких сил именно в регионе Центральной Азии было основной целью инициированных Москвой в сентябре прошлого года на душанбинском саммите ОДКБ предложений. Вчера г-н Медведев сказал, что Узбекистан «имеет ряд сомнений, но не закрыл для себя дорогу» к подписанию соглашения о КСОР. «Президент Узбекистана сказал, что будет думать над этим вопросом и еще вернется к этому обсуждению», -- сообщил президент России на пресс-конференции. Несмотря на очевидный конфуз, случившийся вчера в Москве, президент Медведев заявил, что «главное событие саммита -- это подписание соглашения о КСОР, которое регламентирует самые важные существенные работы соответствующих сил, а именно вопросы предназначения состава и применения вновь создающегося механизма коллективной безопасности». Г-н Медведев поделился своим мнением, согласно которому подписание соглашения -- это шаг к тому, чтобы создать такие силы, «с которыми будут считаться». А сами эти силы должны быть «компактные, но не маленькие, укомплектованные по последнему слову военной техники». Президент напомнил, что существовавшие силы оперативного развертывания «хоть и были созданы, но ни разу ничего не сделали, ни разу и не собирались». Подобные слова позволяют предположить, что вновь созданные силы, в отличие от «существовавших», имеют больше шансов, чтобы собраться вместе. Впрочем, на чем основана подобная уверенность, осталось пока не вполне ясным. Утверждения Минска о «нелегитимности» принятых на саммите решений Дмитрий Медведев комментировать не стал -- он лишь выразил надежду, что Белоруссия «вернется к соответствующим переговорам и примет решение об участии в КСОР». Уже вечером в российском МИДе ответили белорусским коллегам. Источник в ведомстве пояснил: «Правило 14 правил процедуры органов ОДКБ, на которые ссылаются в Минске, не содержит каких-либо терминов типа «неучастие», «отсутствие согласия» и т.п. Оно недвусмысленно означает, что если нет официальных возражений кого-либо из членов ОДКБ, то организация вправе принимать свои решения. Нота белорусской стороны не содержит никаких официальных возражений против одобрения решений, которые были согласованы к московскому саммиту ОДКБ при поддержке белорусских переговорщиков. Так что все подписанные решения являются абсолютно легитимными и, кстати, открытыми для подписания Белоруссией в полном соответствии с правилами процедуры органов ОДКБ». Дмитрий Медведев по существу отношений с Минском заметил, что «молочный конфликт» -- это «в общем и целом был бы технический вопрос, который можно было бы разрешить достаточно быстро, если бы не его избыточная политизация, а тем более желание повлиять на решения ОДКБ двусторонним вопросом». В такой ситуации, сказал Медведев, выступая на пресс-конференции по окончании саммита, «обычно принято поступать по-партнерски». «Что это означает: трубку телефонную снять и позвонить. Так ведь не было этого сделано. Александр Григорьевич Лукашенко не звонил мне по телефону и не говорил о том, что он собирается принять решение о том, чтобы не приезжать, хотя сотрудники его администрации звонили нам», -- сказал российский президент. Тем не менее, по словам Медведева, «в конечном счете это решение наших партнеров, мы к нему относимся спокойно, не драматизируем ничего, уверены, что белорусская сторона оценит те преимущества возвращения к вопросу о членстве в соответствующей организации и подписания договора о КСОР». Правда, тут же российский президент назвал «молочной истерикой» создавшуюся ситуацию. А если обратить внимание на упоминание г-на Медведева «вопроса о членстве в организации», то следует понимать, что в Москве воспринимают демарш Минска едва ли не как возможную прелюдию дальнейшего выхода Белоруссии из ОДКБ. Хозяин Кремля не преминул напомнить, что Россия предоставляет Белоруссии довольно значительные финансовые ресурсы, а Белоруссия поставляет на территорию России примерно 93% от общего объема экспорта мясо-молочной продукции. «Все двусторонние проблемы должны решаться в ходе консультаций, которые, строго говоря, с нашими белорусскими партнерами и велись, в том числе и по молочной теме», -- считает он. В контексте критического положения, в котором оказалась белорусская экономика в результате введенных «Роспотребнадзором» запретов на ввоз белорусской молочной продукции, слова Медведева означают приглашение Минска к диалогу, но на условиях Москвы. А они, как известно, оговаривались ранее совсем другими российскими политическими ньюсмейкерами, нежели главный санитарный врач России Геннадий Онищенко. Этот весьма уважаемый человек в белом халате, как известно, зачастую появляется тогда, когда, по известному выражению премьер-министра Путина, пора «вызывать доктора». Г-н Онищенко приходит на помощь, когда «недомогание» известного свойства возникает на просторах СНГ. Так бывало, когда из Грузии вдруг начались поставки неправильного «Боржоми», а из Молдавии -- испорченного вина. Очевидно, нынче пришла очередь скисшей белорусской сметаны."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации