Военстрах

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Министерство обороны оказалось под колпаком у ВСК

С.Цикалюк На недавней рабочей встрече в Кремле министр обороны Сергей Иванов бодро докладывал Президенту РФ Владимиру Путину о принимаемых мерах по социальной защите военнослужащих, в том числе уволенных в запас.

Информируя о ситуации со страхованием, министр сказал: «Я поставил вопрос очень жёстко. Любая страховая компания, которая работает с Минобороны и в общем-то получает значительные государственные средства на это, обязана в таких случаях сама собирать необходимые документы, то есть оказывать услуги, а не только по-бухгалтерски собирать бумажки и выписывать начисление сумм. И руководство Военно-страховой компании на это согласно».

Чего было больше в докладе главы МО: желания получить высокую оценку президента по принятым мерам, стремления не выносить на обсуждение некоторые «корпоративные нюансы» или неполного знания ситуации? Или министра, как нередко бывало, подвело его окружение? О том, что служивый народ живёт плохо, мы и так все знаем. Многие военные не получают в полном объёме денежного и иного довольствия. Крайне остро в этой среде стоит вопрос с жильём, трудоустройством после увольнения в запас и т.д.

Судьба семей погибших либо получивших увечья в результате участия в боевых действиях — это вообще отдельный, страшно болезненный вопрос. В целом о нормальной социальной защите военнослужащим пока остаётся только мечтать. Всё это, однако, никак не относится к полным задора и энергии вчерашним комсомольцам и паркетным офицерам, которые, оказавшись в условиях «дикого капитализма», сразу нашли применение рвущейся наружу энергии.

Яркий пример тому — судьба подполковника Сергея Цикалюка. Бывший выпускник Военно-политической академии им. В.И. Ленина, комсомольский вожак и политработник, он вознёсся на военный олимп благодаря своим талантам, обзавёлся нужными связями и контактами и, как говорится, ждал момента. И когда такой случай наступил, он его не упустил.

В начале 1990-х благодаря поддержке заместителя начальника политуправления Генштаба генерал-майора Бориса Пантелеева Цикалюк стал работать в Главном политуправлении МО СССР. Он уже подумывал об уходе в отставку, как тут грянул путч. В этот момент в партийной кассе, которую курировал генерал Пантелеев, лежали немалые по тем временам деньги — 5 миллионов рублей. Выдвигались предположения, что эти деньги послужили основой для создания с участием Цикалюка Фонда поддержки молодых офицеров, а затем использовались рядом коммерческих структур: фирмами «Кредо», «Канто» и страховой компанией «Данко». Именно последняя стала основой последующего учреждения одного из самых крупных игроков российского страхового рынка — негосударственной Военно-страховой компании. Следует отметить, что в создании и развитии «Данко», а затем и ВСК большую роль сыграл ещё один офицер — капитан второго ранга в отставке Борис Пастухов. Однако довольно скоро у него с Цикалюком начались споры по поводу методов ведения бизнеса, и он ушёл из ВСК. Ныне Пастухов — президент одной из самых известных на рынке Страховой компании правоохранительных органов (СКПО). Между тем новый генеральный директор ВСК Цикалюк направляет всю энергию и задор недавнего политработника на создание новой империи. При этом, как вспоминают некоторые его сослуживцы, активно использует приобретённые в годы службы навыки по налаживанию отношений с высоким военным руководством. Правда, в иных масштабах.

Про Цикалюка рассказывают самые разные истории. Для начала, как говорят, он выстраивает тесные взаимоотношения с начальником Главного управления военного бюджета и финансирования МО РФ генералом В.В. Воробьёвым, близким к тогдашнему министру обороны Павлу Грачёву. Задача-минимум — получить бюджетные средства, выделяемые МО на цели страхования. Задача эта — не из лёгких. Чтобы решить её, приходится идти на всякие жертвы. По этому поводу даже ходил анекдот: чтобы получить бюджетные деньги, некий страховщик построил дачу, купил две машины и постоянно тёр в бане пятки одному из заместителей министра обороны. Так или иначе, но уже в 1993 году (всего через год после регистрации ВСК) выходит постановление Правительства РФ № 295, определяющее порядок обязательного медицинского страхования военнослужащих в первую очередь через ВСК. Затем Воробьёв готовит приказ министра обороны № 246, которым предписывается осуществлять все социальные выплаты военнослужащим по несчастным случаям через ВСК (заметьте, на 100 процентов частную компанию). По некоторым оценкам, только в 1998 году выделенные на это бюджетные средства составили сумму, эквивалентную нескольким десяткам миллионов долларов США. В итоге в сжатые сроки ВСК — чисто коммерческая фирма — получает, по сути, неограниченный доступ к самой закрытой информации и архивам Минобороны, в том числе к личным делам, на основе чего создаёт уникальную базу данных по всем военнослужащим, в том числе погибшим, получившим увечья и инвалидность. По этой же схеме ВСК строит взаимоотношения и с другими силовыми ведомствами, в том числе с ФСБ, Федеральной службой охраны и Службой внешней разведки. Благодаря приказу министра обороны Павла Грачёва огромные бюджетные потоки заводятся в ВСК с завидной регулярностью. Это, разумеется, способствует не только бурному росту компании, но и стремительному обогащению её руководства, благосостоянию которого мог бы позавидовать и средней руки олигарх.

Логично было бы предположить, что часть этого благосостояния могла оказаться на зарубежных счетах или в недвижимости. Однако, после того как главный благодетель генерал Воробьёв был снят с должности и на него было заведено уголовное дело по обвинению в финансовых злоупотреблениях, позиции ВСК в Минобороны серьёзно пошатнулись. Тогда Цикалюку пришлось искать новые ходы. На внешне вроде бы благополучном фоне процветания ВСК он прорабатывал различные варианты, в том числе продажу самой компании. В начале 2002 года Цикалюк вступил в переговоры с Морисом Гринбергом — руководителем одной из крупнейших в мире страховых компаний «Америкэн Интернэшнл Групп» (AIG).

На кону — приобретение американцами за 25—30 миллионов долларов Военно-страховой компании вместе с филиальной сетью, образованной на базе комиссариатов Минобороны и областных управлений ФСБ. Что же такое AIG? Эта ведущая международная страховая и финансовая организация предоставляет широкий набор страховых продуктов коммерческого и личного страхования более чем в 130 странах. По оценкам экспертов, в 2002 году прибыль AIG без учёта разовых расходов составила 8,9 млрд. долларов. А в текущем году, не считая потерь и поступлений от инвестиций, её прибыль составит 9,9—10,3 млрд. долларов США. И вот уже весной 2002 года под предлогом международного аудита ВСК в Россию прибывают аж 30 сотрудников AIG. Согласно слухам, циркулирующим на страховом рынке, видимо, желая продемонстрировать возможности компании, Цикалюк предоставляет им в полном объёме для ксерокопирования все документы компании, в том числе почти по всем филиалам. Если это правда, то какова судьба этих бумаг? Находятся ли они в московском офисе AIG или отправлены за океан для тщательного изучения американскими «консультантами»? Ответить на эти вопросы непросто. Но в любом случае, если факт передачи копий подтвердится, может оказаться, что американцам были переданы не только сведения по страхованию военнослужащих от несчастных случаев и их жизни, но и подробнейшие данные по личному составу ВС, прежде всего командному, и другим российским силовым структурам.

В конце 2002 года С.А. Цикалюк вместе с финансовым директором компании С.Е. Алмазовым вновь выезжает в США, где ведёт переговоры с М. Гринбергом. Но тогда сделка по каким-то причинам не состоялась… Следует отметить, что настойчивость, проявляемая Цикалюком по продаже иностранцам активов ВСК, а значит и всей базы данных, его частные контакты с американской компанией, доминирующей на мировом рынке страхования, всё-таки вызвали тревогу в российских силовых структурах. По словам некоторых военных, и без того непростые отношения ВСК с руководством Минобороны РФ ещё более осложнились. Но, видимо, в государственных структурах нашлись ходоки — радетели интересов предпринимателя Цикалюка, которые вновь начали лоббировать его интересы, теперь уже у самого министра обороны Сергея Иванова. И небезуспешно. Как эти ни печально, но на встрече с Президентом РФ глава одного из столпов государства — Министерства обороны — по сути дела, выполнял функцию рекламного агента пусть и крупной, но коммерческой структуры — ВСК. Понятно, что обсуждавшаяся в Кремле столь значимая социальная (а в чем-то и политическая) тема, как судьба военнослужащих запаса, привлекла повышенное внимание средств массовой информации и была растиражирована телевизионными каналами.

При этом мало кто догадывается, что в итоге полученная Цикалюком внушительная поддержка на высоком государственном уровне позволит ему не просто продолжить коммерческие переговоры со своим американским контрагентом, но и существенно повысить цену выставленной на продажу Военно-страховой компании.

Оригинал материала

Версия