Возвращение Чайки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Коммерсант-Власть", origindate::26.06.2006

Возвращение Чайки

Екатерина Заподинская, Николай Гулько

ФОТО: ДМИТРИЙ ДУХАНИН

Ни на одном из мест своей работы Юрий Чайка не вставал в излишне независимую позу

На прошлой неделе Россия обрела нового генпрокурора -- Юрия Чайку. Как и предполагала "Власть", этот выбор означает, что Генпрокуратура останется важным силовым инструментом Кремля, но потеряет самостоятельное политическое значение.

Назначить Юрия Чайку генпрокурором все равно что назначить Михаила Фрадкова главой правительства или Сергея Собянина главой администрации президента. С той разницей, что Чайка чуть больше на слуху, чем были Фрадков и Собянин до назначения,-- все-таки он побывал и. о. генпрокурора, пусть и всего несколько месяцев, и министром юстиции почти семь лет отработал.

55-летний Юрий Чайка прошел в Сибири все ступеньки прокурорской карьеры. Существует легенда, что первым делом Чайки стало дело об убийстве, в котором он сам был подозреваемым. Но доказательств не было: орудие убийства -- нож -- преступник выкинул в реку. И будто бы юный Чайка лично примотал к удочке магнит и выловил этот нож из реки. Убийца был осужден.

В начале 1990-х Чайка возглавлял Восточно-Сибирскую транспортную прокуратуру и прокуратуру Иркутской области. На последней должности он первым в стране начал направлять в суд уголовные дела по статье УК "Бандитизм". Осенью 1995 года Юрий Скуратов, став генпрокурором, вспомнил про институтского однокашника и предложил ему пост своего первого зама (после того как от этой должности отказался бывший прокурор Москвы Геннадий Пономарев, заявивший, что не впишется "в образ прокурора 'на поводке', который нужен властям"). Так Чайка оказался в Москве.

Несколько лет он был в тени Скуратова, курируя международно-правовое управление Генпрокуратуры и так называемый общий надзор. В это время Юрий Чайка подписывал самые громкие иски Генпрокуратуры об отмене противоправных сделок (например, иск о возврате в собственность государства 351 млн акций РАО "ЕЭС России", переданных его руководством в залог Сбербанку). Но о его персональных заслугах никто не знал: всякий раз он уходил от общения с журналистами.

Первый звездный час Чайки настал в 1999 году, когда администрация президента запустила механизм отстранения генпрокурора Скуратова. Генпрокурор проявил излишнее рвение в расследовании ряда громких дел (о злоупотреблениях в управлении делами президента при реставрации зданий Кремля фирмой Mabetex, дела "Аэрофлота" и частной охранной фирмы "Атолл", занимавшейся прослушкой политиков и бизнесменов).

ФОТО: ДМИТРИЙ АЗАРОВ

Для кого-то держать руки за спиной -- результат решения министра юстиции, а для кого-то просто привычка

Отстранив Скуратова от должности в феврале 1999-го, Борис Ельцин назначил Юрия Чайку исполняющим обязанности генпрокурора. Чайка все понял правильно: он сразу же заявил, что уголовное дело под кодовым названием "Проститутки против Юрия Скуратова" возбуждено заместителем прокурора Москвы Вячеславом Росинским "на законных основаниях" (в мае 1999 года Мосгорсуд признал, что Чайка был не прав: постановление Росинского о возбуждении дела против Скуратова было отменено как вынесенное с превышением полномочий).

Скуратов так и не смог простить своему протеже "предательства", хотя какое уж тут предательство -- понятно же, что ничего личного.

Юрий Чайка надеялся избавиться от приставки и. о. и стать полноценным генпрокурором, однако Кремль предпочел ему Владимира Устинова. Виноват в этом был сам Чайка. Он не смог правильно выбрать, к кому примкнуть. Впрочем, и время тогда было непонятное -- исход борьбы премьера Примакова с "семьей" при больном президенте был неясен. А потому Чайка хоть и выполнял прямые указания "семьи" (например, перевел на другой участок работы замгенпрокурора по следствию Михаила Катышева, который прославился тем, что давал санкции на арест Бориса Березовского и Александра Смоленского), скандальные "семейные" дела все же не прикрывал (но и не форсировал). К тому же очень некстати для Чайки в прессу (возможно, не без помощи "доброжелателей") просочилась темная история о связи его сына с бандитами.

Вот как вспоминал обо всем этом Юрий Скуратов в книге "Вариант дракона": "Он (Чайка.-- 'Власть') лавировал, часто занимал половинчатую позицию. С одной стороны, послушно выполнял указания Кремля, в частности по моей травле, а с другой -- осторожничал. При нем, например, продолжалось вялое расследование дел по 'Мабетексу', по 'Аэрофлоту'. Березовский думал, что Чайка не будет продлевать сроки расследования по 'Андаве-Аэрофлоту' и вообще прикроет дело, а Чайка продлил эти сроки. Березовский не знал, что Чайка никогда не брал на себя решение, особенно решение вопросов спорных, поэтому БАБ напрасно рассчитывал на Юрия Яковлевича. БАБу нужен был новый прокурор... Подкосило Чайку и то, что семейство его оказалось связанным с ингушскими бандитами, братьями Оздоевыми [Кодзоевыми? - врезка К.Ру],-- с ними был дружен сын Чайки Артем. Оздоевы втянули Артема в сомнительные коммерческие операции еще в Иркутске. Не менее опасные связи имелись у Артема и в Москве. Здесь Артем Чайка отдал преступникам Ибрагиму Евлоеву и Хункару Чумакову машину отца с правительственными мигалками и спецталоном, запрещающим останавливать и осматривать автомобиль. Евлоев и Чумаков с оружием в руках отправились на этой машине выколачивать деньги. И занимались этим довольно успешно, пока их не задержала милиция (в 2000 году Одинцовский горсуд Московской области приговорил Евлоева и Чумакова к шести годам лишения свободы каждого за вымогательство и грабеж.-- 'Власть')".

Об этой истории стало известно в марте 1999-го. Конечно, компромат сам по себе еще никому не мешал подниматься по карьерной лестнице (более того, наличие компромата иногда даже, наоборот, помогает, потому что если нет на человека компромата, как же ему, этому человеку, доверять?), но до тех пор, пока он лежит в папке. А тут дело просочилось в прессу.

К тому же вскоре сменился премьер. Сергей Степашин потащил наверх своего хорошего знакомого Владимира Устинова. А Чайка не сопротивлялся. В конце июля 1999 года он ушел в отпуск, оставив вместо себя Устинова. Чайка открыто признался, что ему предложили должность замсекретаря Совета безопасности. Чтобы совсем очистить место для Устинова, 9 августа он ушел на пенсию. А уже 17 августа получил новую работу, правда, не в Совбезе. Очередной новый премьер Владимир Путин предложил ему пост министра юстиции.

На этом посту Чайка проявил себя с лучшей стороны. Неудивительно: осенью 1999 года уже стало понятно, что многовластие в стране закончилось. Сам Чайка по-прежнему избегал участия в громких делах, но все положенное исполнял. Он взялся устанавливать "диктатуру закона", о которой объявил Владимир Путин. В частности, Минюст начал мониторить все региональные законодательные акты на предмет их соответствия федеральным. В том же 1999 году Чайка начал борьбу с экстремизмом: благодаря ему к выборам не было допущено националистическое объединение "Спас" во главе с лидером РНЕ Баркашовым. РНЕ было запрещено. Чайка с воодушевлением регистрировал "Единство", а позже "Единую Россию". Он отказался выносить предупреждение партии власти за то, что ее лидер Борис Грызлов незаконно совмещает партийную деятельность с государственной (в то время Грызлов был министром внутренних дел). Чайка разъяснил всем заинтересованным лицам, что никакого нарушения нет: Грызлов не является членом партии и не входит в состав ее руководящих органов, потому что высший совет -- это не руководящий орган.

Чайка обеспечил отправку в самые дальние колонии Крайнего Севера и Забайкалья Платона Лебедева и Михаила Ходорковского, а также постоянные преследования бывшего главы ЮКОСа силами УФСИН по Читинской области. И не только обеспечил, но и отстоял в суде правильность отправки в столь далекие края экс-олигарха, тогда как Уголовно-исполнительный кодекс требует направлять заключенных в ближайший субъект РФ. Другие достижения Чайки за последние годы -- запрет НБП, снятие с региональных выборов по представлению входящей в Минюст Федеральной регистрационной службы ряда неугодных Кремлю партий (таких, как "Родина" и Российская партия пенсионеров), отказы в регистрации других партий, которые можно отнести к оппозиционным. Особенно отличился глава Минюста в деле со скандальным законом о некоммерческих организациях. Он лично привез из Страсбурга письма экспертов Совета Европы, признавших: закон об НКО вполне соответствует международным нормам.

При этом излишней кровожадностью Чайка не отличался. При нем Минюсту были переданы исправительные учреждения ФСБ, правозащитники хвалят его за открытый доступ в тюрьмы, Чайка выступает за отмену смертной казни. Правда, в 2001 году он оговаривался: чеченские террористы не являются "в прямом смысле людьми" и заслуживают смерти.

Назначение Чайки большинство рядовых сотрудников Генпрокуратуры вполне устраивает -- он свой, из прокурорских, хотя последние семь лет и работал в другом ведомстве. Другие кандидаты в генпрокуроры, в частности полпред президента в Южном федеральном округе Дмитрий Козак, грозили Генпрокуратуре серьезными потрясениями. Козак давно обещал реформировать органы прокуратуры: оставить за ними функции надзора и представительства обвинения в судах, а следствие передать в единый следственный комитет, который объединит следственные органы прокуратуры, МВД и ФСБ. Чайка в Совете федерации сразу заявил, что никаких реформ в его ведомстве не будет и он вообще против каких-либо изменений.

Но изменения, безусловно, произойдут, и прежде всего их ждут в руководстве Генпрокуратуры. Возможно, именно этим объясняется пусть робкая, но публичная попытка оказать противодействие Чайке. За четыре дня до внесения его кандидатуры в СФ на официальном сайте Генпрокуратуры появилось представление замгенпрокурора Сергея Фридинского (человека, которого с Северного Кавказа в Москву привел прежний генпрокурор Устинов), в котором говорилось о грубых нарушениях в подведомственной Минюсту Федеральной службе исполнения наказаний. Последнее время подобные представления крайне редко обнародовались Генпрокуратурой (если не считать случай с главой Минтранса Левитиным, связанный с авиакатастрофой самолета Ан-24 в Ненецком автономном округе в 2005 году, и борьбу военной прокуратуры с Министерством обороны).

Это представление легко объяснимо. Не сопротивляться назначению Чайки нынешние руководители Генпрокуратуры просто не могли. Многие из них, учитывая выслугу лет, достигли удобного для отставок пенсионного возраста и последнее время своими действиями вызывали раздражение как в Кремле, так и в обществе.

ФОТО: ДМИТРИЙ АЗАРОВ

За время своей карьеры Юрий Чайка научился не бросать тень на кого не следует

Первый замгенпрокурора Юрий Бирюков, курирующий следствие, оскандалился в деле "Трех китов" -- именно он санкционировал все решения об уголовном преследовании следователя Зайцева, таможенников Волкова и Файзулина, занимавшихся расследованием контрабанды мебели. Но после вмешательства президента Путина в это дело выяснилось, что не правы были именно гонители следователя и таможенников. Знающие люди говорят, что это дело было вытащено из-под сукна ровно для того, чтобы избавиться от Бирюкова.

Подчиненные замгенпрокурора Николая Шепеля наделали немало ошибок в ходе расследования уголовных дел по теракту в Беслане -- дошло до того, что потерпевшие решили жаловаться на следственные органы в Европейский суд по правам человека. Кому это понравится?

Еще один заместитель генпрокурора, Владимир Колесников, явно перегнул с уголовными делами в отношении руководителей Северной Осетии. Под следствием или подозрением оказалось чуть ли не все правительство республики. Не случайно после одобрения кандидатуры Чайки Колесников, являвшийся последнее время лицом Генпрокуратуры, заявил, что поработает с год и покинет ведомство -- пойдет в депутаты.

А очищенная от, ничего не скажешь, ярких личностей Генпрокуратура будет и дальше работать на благо государства в строго