Возвращение олигархов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Возвращение олигархов Две стратегии интеграции страны в мировой рынок

"Сегодня уже никто не оспаривает необходимость интеграции России в мировую экономику. Не менее очевиден и тот факт, что в глобальные финансы и высокотехнологичную сферу мирового хозяйства мы вписываемся с трудом. И только в сырьевом секторе отечественная экономика способна составить реальную конкуренцию мировым лидерам. Более того, как бы мы ни относились к перспективам России в мировом разделении труда, очевидно, что экспорт сырья и полуфабрикатов еще долгие годы будет оставаться одним из важнейших факторов материального благополучия страны. Речь идет прежде всего об экспорте нефти и газа, а также продукции черной и цветной металлургии. То есть о продукции тех отраслей, где государство в свое время (в частности, в процессе залоговых аукционов) позволило приватизировать природно-ресурсную ренту так называемым олигархам. А значит - именно олигархи определяют сегодня пути интеграции России в мировой рынок и именно к их словам следует прислушиваться в первую очередь, размышляя о путях дальнейшего "встраивания" отечественной экономики в мировое хозяйство и его последствиях для страны и граждан.

Рано или поздно политика "равноудаления" сырьевых олигархов исчерпает себя, и властям придется делать новые ставки. То есть осуществлять их своеобразную селекцию по обоснованию соответствия принципов их деятельности избранному властью экономическому курсу. 
К счастью, публичные заявления ведущих представителей российского сырьевого "олигархата" в последние два года стали намного более содержательными и откровенными, нежели в те памятные времена, когда один из алюминиевых баронов развешивал на главных улицах столицы рекламные щиты с призывом отменить толлинг (который якобы "грабит Россию"), а другой - с прямо противоположным призывом (что-то вроде "без толлинга Россия погибнет"). Тот факт, что подобного рода игры в тяни-толкай в информационном пространстве сегодня выходят из моды, существенно облегчает нашу исследовательскую задачу. 
Так куда же поведут Россию олигархи? Чтобы ответить на этот вопрос, послушаем, как сами они определяют свою роль в современных бизнес-процессах. Вот некоторые наиболее характерные высказывания. 
Глава "Альфа-групп" Михаил Фридман: "Мы не банкиры, не нефтяники, не телекоммуникационщики - мы инвесторы. Мы вкладываем в проекты и выходим из них, если считаем, что это правильные время, место и цена". 
Совладелец "Русского алюминия" Михаил Черной: "Я не нефтяник, не металлург. Для меня инвестиции - это финансовые операции". 
Генеральный директор Уральской горно-металлургической компании (УГМК) Андрей Козицын: "Уральская горно-металлургическая компания принадлежит к числу тех динамично развивающихся объединений в российской промышленности, которые расширяют свою деятельность путем приобретения все новых производственных объектов в различных регионах страны". 
Гендиректор "Северстали" Алексей Мордашов: "...Понимание глубинных интересов России среди бизнесменов само по себе растет. Это наша страна, другой у нас нет. И куда бы кто ни убежал с большими деньгами, хорошо ему нигде не будет. Потому что здесь ты уважаемый человек с высоким положением, а там, куда убежишь, - никто, хоть и с деньгами. И даже олигархи стали задумываться над этим". 
Президент ХК "Интеррос" Владимир Потанин: "...Дальнейшее развитие "Норильского никеля" будет в интернационализации бизнеса". 
И еще раз Михаил Фридман: "Вот так мы видим нашу миссию: купив компанию, установить в ней правила жизни, близкие и понятные для потенциальных инвесторов, прежде всего западных, и на каком-то этапе продать актив". 
Прервем на этом перечень "откровений", так как приведенные выше высказывания дают богатую пищу для размышлений. Разумеется, если учесть, что за словами у людей дела стоят действия... 
За кажущейся разноголосицей мнений уже вполне отчетливо просматриваются две основные позиции по отношению к России и ее, говоря словами А.И. Солженицына, обустройству. И соответственно - две основные типологические группы российских предпринимателей, которых по аналогии с грубым, но достаточно точным делением политического спектра периода перестройки, можно назвать "капитализаторами-западниками" и "бизнес-патриотами". 
Из процитированных здесь бизнесменов к первой группе - "капитализаторов" - относятся, очевидно, М. Фридман, М. Черной и А. Козицын; ко второй - "бизнес-патриотов" - А. Мордашов и В. Потанин. 
Как представляется, приведенные цитаты не оставляют сомнения в том, что М. Фридман, М. Черной и А. Козицын придерживаются "транснациональной" идеологии. Из их слов следует, что мировое хозяйство уже давно структурировано западными транснациональными корпорациями (ТНК) и России остается только побыстрее вписаться в данный мировой порядок. Фактически это означает - стать филиалами этих ТНК и работать в их стратегических интересах. 
Поиск своего места в международном разделении труда, проходящий по образцу западных ТНК, приводит этих предпринимателей к первоочередной заботе о повышении капитализации принадлежащих им предприятий, а вовсе не о развитии производства. Под капитализацией компании понимают стоимость ее акций на фондовом рынке. Этот показатель особенно важен для собственника тогда, когда предприятие предназначается для продажи. Как правило, именно в этом случае владельцы стремятся к достижению максимально высокой цены акций, которая, кстати, во многом определяется ожиданиями участников фондового рынка. А эти ожидания часто в большей степени зависят от эффективной подачи информации о предприятии в СМИ, чем от реального положения дел. То есть уровень капитализации носит субъективный или по крайней мере управляемый характер. 
"Мы не банкиры, не нефтяники, не металлурги...", - говорят Фридман и Черной. Иными словами, "мы не пашем, не сеем, не строим", а "чисто по деньгам договариваемся". Таков основной смысл публичных откровений российских "капитализаторов". 
К каким реальным действиям в бизнесе ведут эти слова, хорошо видно на примере давно знакомой автору медной отрасли. Кстати, борьба за экспортные и, соответственно, финансовые потоки от нефтедобычи и производства алюминия давно уже стала предметом газетных скандалов, в то время как отечественная медеплавильная промышленность, экспортирующая продукции более чем на миллиард долларов в год, до последнего времени оставалась в тени. Между тем в России наряду с нефтяными и алюминиевыми есть уже и медные олигархи. Это, в частности, уже упоминавшийся А. Козицын, который совместно с Искандером Махмудовым и Михаилом Черным управляет Уральской горно-металлургической компанией (УГМК), зарегистрированной в Екатеринбурге. 
В приведенной выше цитате из отраслевого журнала "Металлы Евразии" А. Козицын абсолютно верно охарактеризовал образ действий УГМК. Эта компания расширяет свою деятельность не столько путем внедрения новых технологий, реконструкции или строительства новых производств, сколько с помощью приобретения производственных объектов в различных регионах страны. Причем, если верить сообщениям некоторых СМИ, средств для законной покупки у них нет, поэтому в ход идут вооруженные захваты, как это недавно случилось на Качканарском ГОКе и Серовском металлургическом заводе в Свердловской области. 
По сообщениям некоторых изданий, УГМК для завладения собственностью использует административное давление со стороны федеральных и региональных структур, проводит спорные акционерные собрания и советы директоров, "сочиняет" различные документы, переписывает на свой лад реестры акционеров и т.п. Все эти методы имеют своей целью расширение экспансии. То есть тандем Козицын - Махмудов, в котором последний, видимо, выступает в качестве старшего партнера, лишь на словах за развитие предприятий медеплавильной промышленности, находящихся под контролем УГМК, а на деле стремится выжать из них максимальные прибыли "здесь и сейчас", дабы немедленно заявить в СМИ о "новых трудовых свершениях". И немудрено: именно такие реляции нужны для капитализации (извините за невольный парафраз). 
"Освоение" России в интересах "глобального капитализма" отечественные "капитализаторы" ведут типично вахтовым способом - точно так же, как работают нефтяники на отдаленных промыслах. У "вахтовиков" нет необходимости в создании основательной производственной инфраструктуры и содержании социальной сферы. Так, например, дотационная Хакасия, потратив более 30 миллионов рублей из республиканского бюджета, построила многокилометровые подъездные пути к Саянскому алюминиевому заводу (СаАЗу), возглавляемому еще одним партнером Козицына и Махмудова - Олегом Дерипаской. Правда, в тот период СаАЗ обеспечивал 60 процентов налоговых поступлений в республиканский бюджет. Но как только Дерипаска вместе с М. Черным и Р. Абрамовичем создали холдинг "Русский алюминий", большая часть налоговых платежей хакасских "алюминщиков" переместилась туда, где этот холдинг зарегистрировали, - в Самару. Такое "вахтовое" отношение к земле, на которой работаешь, в целом не с лучшей стороны характеризует финансово-промышленную группу, которая обычно ассоциируется с именами М. Черного, Дерипаски, Махмудова и Козицына. 
Кстати, в свое время, добившись включения в УГМК Кировоградского медеплавильного комбината, расположенного все в той же Свердловской области, новые хозяева превратили и его в цех уже принадлежавшей УГМК екатеринбургской "Уралэлектромеди". В результате городской бюджет Кировограда лишился львиной доли налоговых поступлений. Можно предположить, что сегодня УГМК пытается проделать нечто подобное и с Медногорским медно-серным комбинатом (ММСК), что в соседней Оренбургской области. ММСК, ослабленный длящейся несколько лет правовой неопределенностью, сегодня постепенно превращается в цех расположенного на территории области Гайского ГОКа, который в свою очередь вскоре может стать цехом УГМК. 
Чем же занимается УГМК на подконтрольных ей предприятиях? Может быть, их развитием или на худой конец повышением эффективности производства? Вовсе нет. Мало того, что значительную часть налогов медные олигархи уводят в Екатеринбург, так еще специалисты УГМК законсервировали в Медногорске новый катодный цех, переведя производство медных катодов на головное предприятие компании в Верхней Пышме. В Медногорске осталось только самое экологически грязное производство черновой меди. 
v Пример этого комбината показателен для нынешнего передела собственности в российской экономике. Все последние годы комбинатом пытались завладеть лица и структуры, чей образ действий характерен для "капитализаторов". Так, по некоторым сведениям, один из бывших партнеров комбината - шведская фирма "Разномин АБ" - "сняла" с предприятия около 7 миллионов долларов. Затем в процессе банкротства активы комбината (тогда - АООТ "ММСК") были переведены в ООО "ММСК", сто процентов паев которого за 356,4 миллиона рублей, или около 13 миллионов долларов, выкупила на аукционе компания "МС-Инвест", связанная с банком "Флора Москва". Из полученных от продажи средств внешний управляющий АООТ "ММСК" В. Пузанков погасил долги перед поставщиками (всего около 50 тысяч долларов), а 5,8 миллиона долларов перевел на счет поручителя по кредиту перед банком "Флора Москва" - кипрской компании "Изаберг Инвестментс Лтд". Крупные же кредиторы комбината ("Имкор АГ", "Электрозаводхолдинг" и др.), а также монгольский поставщик сырья "Эрдэнэт" (задолженность перед ним составляет 5,2 миллиона долларов) так ничего и не получили. Судьба остальной суммы, вырученной от продажи паев ООО "ММСК", до сих пор неизвестна. 
Не менее интересна с точки зрения познания образа мыслей и действий "капитализаторов всея Руси" и история Медногорского комбината. "МС-Инвест" продала паи ООО "ММСК" новому владельцу, которым стала махмудовско-козицынская медная компания. Чтобы обезопасить свою собственность от претензий кредиторов, в УГМК решили ликвидировать АООТ "ММСК", основные средства которого, напомним, были переданы в ООО "ММСК". А принятые решения Махмудов, как правило, проводит в жизнь. Так, например, когда Оренбургский арбитражный суд запретил проведение собрания акционеров АООТ "ММСК" в Москве, то это собрание было проведено на "территории УГМК" в Верхней Пышме. По словам представителей компании "Мекомин дивелопмент", из 5 300 акционеров-медногорцев на него приехали лишь 4 процента, а 96 процентов акционеров приехать не смогли, так как их известили о собрании уже после его проведения... 
Но как бы то ни было, описываемые события все же имеют локальный масштаб. Столичные "капитализаторы" уже давно сыграли "по-крупному" и теперь, как видно, к примеру, из высказывания "альфовца" М. Фридмана, даже не считают нужным скрывать свою идеологию. Помните: "Наша миссия - ...продать актив". Вообще-то, миссия, или сфера компетенции, является отражением философии фирмы. К примеру, фирма "Сони" заявляет, что сферой ее компетенции является всеобщая миниатюризация, а корпорация "Боинг" своей сферой считает- интегрированные комплексные системы. В связи с этим сфера компетенции наших "транснациональных" бизнесменов может быть выражена в четырех словах - "все на продажу иностранцам". 
Однако, быть может, именно это России сегодня и нужно? Вероятно, скупившие нашу промышленность иностранцы научат русский менеджмент западному стилю управления, а участие, к примеру, в ВТО позволит отечественным экспортерам получать большие, нежели раньше, доходы? Но все дело в том, что, как заявил в интервью журналу "Эксперт" председатель совета директоров Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК) Владимир Лисин, Россия, получив от вступления в ВТО, "условно говоря, пять миллионов дополнительных доходов в долларах, тут же угробит свое сельское хозяйство, оставшееся сельхозмашиностроение, автомобилестроение и прочее... 
Однако вряд ли, отказавшись от собственного сельскохозяйственного производства и высокотехнологичных отраслей промышленности, россияне станут поголовно ездить на "Мерседесах", есть сникерсы и смотреть при этом по телевизору марки "Сони" или "Панасоник" мыльные оперы. Перефразируя известную фразу из репертуара М. Жванецкого, можно сказать: "Нас много, а минеральных ресурсов мало. Тут один выход, Константин, - нас должно быть меньше". Впрочем, заокеанские аналитики уже давно пришли к выводу о том, что население России слишком многочисленно. По их расчетам, Россия может прокормить всего-то 50 миллионов человек. Именно такое приемлемое для транснационального капитала решение и реализуют "капитализаторы-западники" в современной России. Поэтому совсем неудивительно, что та часть российских бизнесменов, которая строго ориентирована на интересы транснациональных корпораций, проводит сегодня политику полного отказа от социальных обязательств. 
Однако в недрах российского бизнеса постепенно формируется и другая, альтернативная, идеология, элементы которой можно распознать в приведенных выше высказываниях А. Мордашова и В. Потанина. Пожалуй, наиболее внятно ее сформулировал А. Мордашов. Неудивительно, что руководимая им "Северсталь" стала известна в политических кругах во многом благодаря социально ориентированной политике. Одно из крупнейших металлургических предприятий России до сих пор содержит на балансе часть "социалки", проводит взвешенную кадровую политику, а также интенсивно развивает производство. 
Эта идеология не менее прагматична, чем позиция "капитализаторов-западников". "Бизнес-патриоты" теснейшим образом связаны с территорией и живущими на ней людьми - так же, как шахты и рудники, обогатительные комбинаты и металлургические заводы связаны с жизнью целых городов, а то и регионов. Такие экономические условия оказывают на развитие бизнеса не менее сильное влияние, чем глобальный рынок. Предприниматели и менеджеры, сохраняющие ориентацию на идеологию национального интереса России, вынуждены в гораздо большей степени учитывать человеческий фактор, общественные настроения и экологическую ситуацию. Социальную ответственность такие бизнесмены понимают не как обузу, от которой надо избавиться, а как крепкий тыл. 
И хотя на первый взгляд в приведенных выше словах В. Потанина прослеживается стремление стать участником глобального рынка и "полноценным членом" нового мирового порядка, тем не менее это не совсем так. Далее в том же интервью Потанин говорит, что для него важно и то, чтобы "в своем доме мы навели порядок". А затем, опираясь на конкурентные преимущества, можно начать экспансию на мировые рынки. 
Впрочем, вполне возможно, что для крупнейших российских финансово-промышленных групп социально ответственная политика - отнюдь не первоочередная забота, тогда как для самостоятельных предприятий, не входящих в такого рода группы, она уже стала немаловажным элементом стратегии, обеспечивающим нормальное развитие бизнеса. Показателен опыт Кыштымского медеэлектролитного завода (КМЭЗ), который входит в десятку самых современных в своей отрасли предприятий мира. За последние годы на заводе были обновлены основные фонды, развивается сырьевая база. Заново отстроен, благодаря инвестициям КМЭЗа, медеплавильный комбинат "Карабашмедь", где применяются экологически безопасные технологии. Кроме того, по словам гендиректора КМЭЗа Александра Вольхина, "КМЭЗ наполняет бюджет Кыштыма на 60 процентов, а "Карабашмедь", являясь едва ли не единственным предприятием города, - на 93 процента". 
Именно здесь, на "Карабашмеди", зафиксировано одно из открытых столкновений "капитализаторов" с "бизнес-патриотами". Сегодня на "Карабашмедь", которая является единственным поставщиком черновой меди на КМЭЗ, заявляет свои притязания УГМК, стремящаяся контролировать всю уральскую медь. Так, недавно УГМК объявила, что собирается перепрофилировать "Карабашмедь" с производства черновой меди из минерального сырья на переработку лома цветных металлов. Но "Карабашмедь" и так занимается производством черновой меди из вторичного сырья! Перепрофилировать "Карабашмедь" - значит поставить КМЭЗ в экономическую зависимость от УГМК, так как аналогичное производство черновой меди из минерального сырья, кроме Карабаша, имеется только на предприятиях, входящих в структуру УГМК. 
Да и неизвестно: будут ли И. Махмудов и А. Козицын, придерживающиеся идеологии "все на продажу", заинтересованы в социальном благополучии и развитии производства? 
Медные "разборки" на Урале, иллюстрирующие основной предмет нашего разговора, свидетельствуют, в частности, о том, что монополист, контролирующий 80 процентов уральского медного рынка, при желании может позволить себе не считаться практически ни с чем: ни с региональными властями, ни с населением и работниками предприятий, ни с их нынешним руководством. 
Поэтому новый передел собственности в России сегодня определяет не только экономическое положение населения, но и будущее страны в целом. И зависит это будущее от того, в чьи руки попадет собственность - в руки национально ориентированных хозяев или финансовых варягов. Ведь две названные выше идеологии находят достаточно четкие "технические решения". 
"Капитализаторы" создают инфраструктуру как для вывоза капиталов, так и для вывоза ресурсов. Этому способствует институт глобальных финансов, и в частности оффшорные зоны, которые фактически созданы для выкачивания капиталов из слаборазвитых стран. 
"Бизнес-патриоты" нацелены на внешнюю экономическую экспансию. Их стратегия более перспективна, так как с целью завоевания мировых рынков они для начала решили обеспечить тылы внутри страны. При этом они не только обзаводятся властными покровителями и лоббистами, но и реально обустраивают социальную сферу. И хотя сегодня работа на мировых рынках возможна для них только в сфере продажи сырья или полуфабрикатов, завтра или послезавтра они отвоюют для обновленной российской экономики достойное место в мире экономики XXI века. Такая "хозяйская" позиция представляется более ответственной, а также социально и политически приемлемой, чем позиция "капитализаторов-западников". "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации