Воздушные миллиарды

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© FreeLance Bureau, origindate::20.03.2000

"Воздушные" миллиарды банкира Смоленского

Сергей Плужников, Сергей Соколов, Леонид Черных

Converted 29570.jpgУголовное дело Нахмановича-Смоленского о хищении 32 млн. долларов с помощью фальшивого авизо всегда находилось в ведении Следственого комитета МВД. Министр внутренних дел Владимир Рушайло мог принять волевое решение об активизации расследования и доведении его до конца, но не сделал этого, и следствие было фактически спущено на тормозах. Почему? Дело в том, что у Смоленского с Рушайло теплые и взаимовыгодные отношения сложились давно, еще с тех пор, когда нынешний министр внутренних дел возглавлял московский РУОП. Как же можно было разрушать такую дружескую идиллию.

Все помнят, что период правления кабинета министров Примакова ознаменовался небывалой активностью оперативно-следственных бригад различных силовых ведомств в расследовании громких уголовных дел, заведенных на большинство доморощенных олигархов, неоправданно занесенных в разряд "висяков" и пылившихся долгие годы в архивах. Примаков первым из российских правителей перешел от слов к реальным уголовным делам в борьбе с коррупцией.

И газеты взорвались сенсационными сообщениями о фальшивых авизо банкира Смоленского, о деле "Аэрофлота", об аресте одного из основателелей ОНЭКСИМ-банка Кошеле, о возможной причастности к заказным убийствам красноярского авторитета Анатолия Быкова, о налоговых нарушениях Сергея Лисовского...

Перед многими нашими миллиардерами, чьи фамилии в последние годы мелькали на страницах журнала "Форбс" в списках самых богатых людей планеты, реально замаячила безрадостная судебная перспектива. И рванули они из страны, как тараканы от пожара. Березовский зачастил на Лазурный берег Франции, Смоленский плотно осел в Вене и хронически чем-то заболел, Лисовский отбыл на Кипр, Быков ретировался в Грецию...

Но "колпак" Примакова оказался менее прочным, чем ему хотелось бы. После скоропостижной отставки "Примуса" громкие дела начали почему-то опять тормозиться, разваливаться в судах, арестованные начали выходить на свободу...

Кадровая чистка

Этот откатный процесс сопровождался кадровой бурей в силовых ведомствах. Тушить пожар беспрецендентной активности в МВД был призван преданный президенту Степашин, на ФСБ бросили верного Путина, и.о. Генпрокурора стал покладистый Устинов... Честные и принципиальные следователи оставались не у дел, продажные или просто равнодушные пошли на повышение. А все "рокировочки" планировались в Кремле, и только с одной целью - задушить следствие по громким делам "семейных кошельков", что с неимоверным трудом удалось сделать.

Особенно кремлевским обитателям пришлось потрудиться при спуске на тормозах уголовных дел о махинациях Александра Смоленского и его давнего джамбульского подельника Льва Нахмановича с фальшивыми авизо, в далеком 1992 году облегчившими государственный бюджет на 32 миллиона долларов.

2 апреля 1999 г. - без всяких объяснений по распоряжению президента Б.Ельцина был отправлен в отставку начальник Следственного комитета МВД РФ Игорь Кожевников. В ведении Следственного Комитета было расследование уголовных дел Нахмановича и Смоленского. С этим генералом людям Смоленского никак не удавалось "договориться"...

5 апреля - в этот день Смоленский чуть ли не в десятый раз пообещал явиться на допрос и не явился. Днем заместитель Генпрокурора РФ Михаил Катышев дает санкцию на арест гр-на Смоленского А. П. Вечером в нарушение всех мыслимых следственно-оперативных норм об этом сообщают по телевидению. Смоленский услужливо предупрежден. О том, что подписана санкция на арест знали всего 4-5 человек из числа руководства МВД и Генпрокуратуры. В их числе - тогда еще министр МВД С. Степашин.

В этот же день Генпрокурора Юрия Скуратова вынуждают написать заявление о "добровольной" отставке.

7 апреля - заместителя Генпрокурора Михаила Катышева, который утвердил обвинительное заключению по делу Нахмановича, отстраняют от курирования Главного следственного управления Генпрокуратуры РФ.

19 апреля - "свои люди" в МВД поручают следователю Владимиру Вдовину принять к производству уголовное дело Смоленского. Этот следователь известен тем, что с 1992 года, с момента возбуждения дела N 81684 (14238), героически изображал трудовой подвиг и затягивал расследование. Теперь ему вернули дело. Видимо, для дальнейшего затягивания?

20 апреля - Владимир Вдовин начал оправдывать надежды. Он отменяет подписанные Катышевым санкции на арест и международный розыск банкира Смоленского...

И на этом Кремль не успокоился. Занять пост начальника следственной части МВД РФ было предложено заместителю начальника Следственного Комитета МВД РФ, генерал-лейтенанту юстиции Владимиру Алферову. Главное условие этого повышения было понятно - замять уголовное дело Смоленского. Но Алферов от нового назначения отказался, и был отправлен на пенсию. А самому начальнику следственной части МВД РФ, генерал-майору юстиции Леониду Титарову предложили равнозначную должность, но на Северном Кавказе, и не связанную с курированием следствия в системе МВД. Титаров отказался от почетной ссылки на Кавказ и ушел из министерства.

10 мая - в этот день, как рассказал нам знакомый пограничник из Шереметьево-2, согласно "розыскной" установке задержали банкира Смоленского, прилетевшего наконец в Москву из Австрии. Через три часа его пришлось отпустить, поскольку санкцию на арест, как выяснилось, спешно отменили.

Представляем, что пережил Александр Павлович за эти три часа в пограничной каталажке. Как же так? Cтолько сил и средств истрачено "на решение вопроса", с таким трудом "образумили" Генпрокуратуру и МВД, и вот на тебе. Возможно, даже Александр Павлович вспомнил свою первую отсидку, далекий 81-й год, скамью подсудимых в Сокольническом районном суде, 5 отделение УВД г. Калинина, где он проходил перевоспитание на "химии"...

Церковная халтура

Многолетняя и щедрооплачиваемая pr-пропаганда превратила Александра Смоленского из рядового советского кладовщика в финансового гения, надежду и опору российского крестьянства и среднего класса, системообразующего банкира. Чувствуется, что и сам Смоленский в это искренне уверовал. Достаточно вспомнить его интервью газете "Ъ" после знаменитой встречи Ельцина с олигархами прошлым летом:

" - Вы стояли рядом с Чубайсом, когда президент вас всех приветствовал...
- Надо же поддержать молодого олигараха.
- Что останется у вас в памяти от этого общения с президентом?
- То, что он готов всячески идти нам навстречу, только несите предложения. Это было сказано во вступительном слове сразу после того, как ушли журналисты."

О судимости главы банка СБС-Агро не слышал, наверное, только президент. Слухи ходили давно, но толком так никто из миллионов вкладчиков и не знал, за что Смоленскому гуманный советский суд припаял два года "химии" в начале 80-х [page_9587.htm (см. справку о судимости Смоленского А. П.).] Нам удалось прочитать приговор Сокольнического районного нарсуда (1-792/81 г.), осудившего за "совершение хищения госимущества путем злоупотребления служебным положением" в 1981 году граждан Смоленского А. П., Алейникова В. В., Ускова А. Г., Сахарова В. К.

Алейников работал главным инженером конторы печатных изданий ХОЗУ Министерства промышленности стройматериалов СССР, отвечал за всю множительную технику, Смоленский был в этой конторе старшим мастером и "лицом материально ответственным" за расход типографских красок и бумаги, Сахаров и Усков - простые печатники.

Случилось это в 1979 году. Простые печатники предложили Смоленскому слепить "церковную халтуру" - напечатать 3 тысячи экземпляров молитвенника "Православный молитвослов" и влегкую срубить баснословные по тем временам деньги - 3 тысячи рублей. Узнав, что главный инженер Алейников тоже в доле, Смоленский согласился.

Халтурили по субботам. Главный инженер отвечал за печатные станки, которые он якобы ремонтировал. Старший мастер Смоленский стибрил со склада 750 кг. высококачественной бумаги "Писчая-1" и краску. И также лично резал бумагу под нужный формат. Печатники печатали. Работа кипела, за три субботы сделали весь тираж.

И все бы сошло незаметно, но Смоленский пожадничал и решил кинуть товарищей (наверное, именно об этом ему сегодня не хотелось бы вспоминать). В обход опытных подельников Смоленский договорился с заказчиком тиража переплести 700 экземпляров "Молитвослова". Сам Александр Павлович переплетным работам, естественно, обучен не был. Поэтому он, ничего не объясняя, обратился к переплетчице Губкиной, пообещав ей 150 рублей. Губкина похвасталась доходами своей подружке Зубакиной, а та ни с того ни с сего пошла в партком и вывела всю честную компанию на чистую воду.
Спустя двадцать лет эта антисоветская история видится в ином свете. "Преступная группа" несла слово божие в народ, хотя и небескорыстно, за что и пострадала. Pr-служба банка СБС-Агро могла бы из Смоленского героя-мученика сделать, на худой конец "искровца"- богоугодного. Имидж борца с коммунистическим режимом банкиру бы пригодился. Не додумались?

А, может, один нюанс помешал: "свидетель Кошелев П.Г., как бухгалтер-ревизор в феврале 1980 г. проводил ревизию финансово-хозяйственной деятельности конторы печатных изданий Министерства промышленности стройматериалов СССР и выяснил, что Смоленский производил списание бумаги из расчета 1000 листов - 5 кг., не учитывая при этом разную плотность различных сортов бумаги, что и позволило создать неучтенные излишки бумаги для молитвенников." (цитата из приговора).

А, может быть, не хочется банкиру Смоленскому ворошить прошлое еще из-за одной детали? На суде главный инженер Алейников категорически отрицал свою вину. Но своими показаниями Александр Павлович не дал товарищу уйти от ответственности: вместе ходили на "субботники", вместе будем сидеть. "Яко пригрешениями многими и язвами безмерными облежим есмь..."( цитата из "Молитвослова")

Раз пошли на дело - я и Нахманович

Прошло более 10 лет. За это время Александр Павлович успел поработать заместителем начальника управления Ремстройтреста, побывал председателем строительного кооператива "Москва-3", выбился в люди - учредил банк "Столичный". Как он нажил для этого первоначальный капитал - история умалчивает. Казалось бы с этих пор мог зажить благопристойной банкирской жизнью: дебит-кредит. Но почему-то прошлое не отпускает Александра Павловича.

Уголовное дело № 81684 (14238) в отношении господ банкиров Нахмановича Л. А. и Смоленского А. П. было возбуждено еще 28 октября 1992 года отделом по экономическим преступлениям 6-го РУВД Центрального административного округа г. Москвы. 14 января 1999 года по указанию Генпрокуратуры РФ дело Нахмановича № 144103 выделили в отдельное производство, в связи с тем, что второй фигурант - банкир Смоленский долгое время уклонялся от допросов, а затем и вовсе выехал на неопределенное время в Австрию на лечение, оно было окончательно расследовано и передано в суд в начале марта этого же года. Хотя эти два дела, почти как близнецы-братья или сообщающиеся сосуды.

[page_9586.htm Из обвинительного заключения по делу № 144103 о краже 32 миллионов долларов:] "Для совершения хищения Нахманович и Смоленский использовали собственное служебное положение руководителей крупных коммерческих банков... Так, Нахманович, используя положение руководителя Джамбулского коммерческого банка, дал указание подчиненным ему сотрудникам изготовить подложное кредитовое авизо Р N 05355063 и фиктивное распоряжение N 224 от 11 мая 1992 года на сумму 3 млрд. 838 млн. 400 тыс. 400 рублей. Смоленский, используя положение руководителя АКБ "Столичный", способствовал беспрепятственному принятию к зачету фиктивного распоряжения N 224, обеспечил доставку поддельного авизо в РКЦ, сотрудники которого зачислили 3 млрд. 838 млн. 400 тыс. 400 рублей на корреспондентский счет АКБ "Столичный". Получив таким образом реальную возможность распоряжаться похищенными денежными средствами, Нахманович и Смоленский, используя заранее составленные ими фиктивные банковские документы, конвертировали рубли в доллары США и распорядились ими по своему усмотрению..." [page_9586.htm ( см. полный текст обвинительного заключения).] А в Алма-Ате на одной частной квартире нам показали скрытую видеозапись разговора председателя правления Джамбулского банка Льва Нахмановича, в которой он отрицал свое участие в краже 32 миллионов долларов и по полной программе "топил" своего старого товарища Смоленского (приводим с некоторыми цензурными сокращениями):

" Никакого желания у меня воевать с ним. Я бы на... этого б... Смоленского взял бы б... и повесил за одно место. Здесь смотрите ситуация какая, мы в банковской среде привыкли работать на полном доверии. Я имел неосторожность оставить этому пареньку несколько чистых бланков со своей подписью и печатью.

Не знаю, на чем его сломали, ну, я там понизу поработал немножко, выяснил, что он, когда еще в типографии работал, он по картотеке агентуры проходил. Потом нашли человека, который его вербанул по линии уголовного розыска, у него же там работал...

Что касается этого поддельного авизо ... На условиях, которые мы выработали, я должен был повесить на себя все это дело. Ради бога, я б... пошел на это. Ну вот я вынужден играть б... полубандита-полужулика, который убегает, скрывается и так далее. Ну и х... бы с ним. Но мне это откровенно говоря надоело.

Понимаете, что сделал Смоленский, он же перевел эти 32 миллиона под распоряжение. Было несколько трансфертов в Австрию через разные конторы и разные юридические лица. Вы то об этом не знаете, а я знаю.

Что сделал этот хохмарь, я его прекрасно понимаю почему он пошел на этот трюк. Во-первых, на него есть досье, то есть сделали ему предложение, от которого он отказаться не мог, во-вторых, у него были свои корыстные интересы, в третьих, ему нужно было вырубить меня. Дело в том, что на некотором этапе 70% акций банка "Столичный" принадлежало моей группе... я начинал создавать этот банк еще с покойным Раппопортом, когда Смоленский был мальчиком в коротких штанишках, (трехэтажный мат), это сейчас он Александр Смоленский, которого все знают, а я то его еще помню, когда он кофе приносил в кабинет. Сидел и ждал, когда ему что скажут, где за бабами сходить, а где за водкой..."

Оставим на совести Нахмановича его утверждения об агентурном прошлом Смоленского, о своей роли в организации банка "Столичный" и своей непричастности к подделке авизо, но в остальном, конечно, стоит признать, что друзей себе великий московский олигарх выбирать не умеет. Впрочем, и делами они с Нахмановичем занимались довольно сомнительными. За эти дела Нахмановича пытались судить в московском Замоскворецком суде (с 1993 г. он был в бегах за границей, в сентябре 1997 г. задержан швейцарской полицией, а в апреле 1998 г. был экстрадирован в Россию). А адвокаты Смоленского сделали все, чтобы их подопечный на этот суд не попал...

Благодаря отцу, директору крупного колхоза и герою соцтруда, Нахманович имел кое-какие связи во властных верхах Казахстана, что ему и позволило взять огромный по тем временам кредит в казахском Нацбанке на 4 млрд. рублей. Эти средства банкир обязался конвертировать в наличную валюту и вернуть с процентами, но разбазарил и стал лихорадочно искать возможности вернуть госкредитные миллиарды. Вышел на Смоленского.

На допросе 27 декабря 1992 г. Лев Нахманович красочно рассказал, с чего началась примитивная банковская афера ценой в 32 миллиона долларов:

"23 апреля 1992 года, когда мы со Смоленским подписывали договор об открытии корсчетов, он...ответил предложением "сделать" деньги через поддельное авизо, дословно: "Давай изобретем фуфел". Я ответил, что подумаю. Этот разговор был между нами один на один в кабинете Смоленского... Обдумывая это предложение, я также вспоминал, что Смоленский говорил: "При нынешнем бардаке этот воздух не сквитуется", т.е. не будет установки Центральным банком источника его происхождения... В итоге я согласился на это предложение, о чем по телефону сообщил Смоленскому. Потом мы встретились со Смоленским в его кабинете, обговорили этот "вариант", с условием возложения на меня всей ответственности за возможные последствия разоблачения. Он мне обещал, даже гарантировал изъять это авизо после проводки из расчетно-кассового центра Центробанка России. Дословно он сказал: "У меня есть мальчик, который сделает это в лучшем виде".

Спустя пять лет, сразу после этапирования из Швецарии в Москву, Нахманович (уже владелец виллы в Италии и любитель спокойной европейской жизни) отказался от своих первоначальных показаний. Вероятно, он расчитывал на всемогущество олигарха Смоленского, заседающего за круглым столом с самим президентом. Другое дело, что обещанный Смоленским "мальчик" так и не сделал "все в лучшем виде". Уличающие банкиров документы попали в уголовное дело. Сейчас обескураженный Нахманович заявляет, что подделка авизо - дело рук "неизвестного".

Нахманович на допросах также заявлял, что якобы российское и казахское правительства между собой давно урегулировали вопрос признания задолженности Казахстана перед Россией, в том числе таким образом были прощены и его "воздушные" 3,8 млрд.рублей. А следовательно его уголовное дело и яйца выеденного не стоит. Однако в материалах дела есть письмо заместителя директора юридического департамента Центробанка РФ Б.Костюхина :"главный центр информатизации Банка России не располагает информацией о проведении переговоров с казахской стороной по вопросу признания задолженности Республики Казахстан, образовавшейся вследствие совершения Джамбулским коммерческим банком незаконной финансовой операции...".

Как изобретали "фуфел"

"Знаете сколько денег в начале 90-х заработали разные умные жулики с помощью фальшивых банковских переводов - авизо?"- задал нам воврос наш алма-атинский знакомый и сам же ответил. - " Около 5 миллиардов долларов. А сколько человек попались? Считанные единицы и среди них Смоленский с Нахмановичем. А почему спрашивается? Потому что мой земляк Лева - недоучившийся студент Джамбулского гидромелиоративного института и счетовод колхоза "Трудовой пахарь", а Смоленский дальше товароведа в своем образовании не сдвинулся".

Представьте себе бланк банковского перевода на сумму 38 миллионов 400 тысяч 400 рублей: "38 400 400". Нахманович поступил решительно и просто. Он приказал своей сотруднице в Джамбуле допечатать на пишущей машинке перед цифрами "38 400 400" еще две цифры 38. Получилось "38 38 400 400" - то есть 3,8 миллиардов рублей [page_9585.htm (см. бланк поддельного авизо)]...

Вот как об этом рассказывала под протокол сама исполнитель Н. Нечаева: "В тот же день, 11 числа, мне на работу позвонил Нахманович. Я поняла, что он звонит из Москвы, хотя он этого не говорил. Он сказал ... что мне необходимо будет сделать в авизо ... допечатку перед суммой перевода цифры "38", передать авизо в опечатанном конверте для отправки в Москву. Я доверяю Нахмановичу и не стала переспрашивать, для чего ему нужно это авизо и что он после собирается делать с этим "воздухом", хотя осознавала, что такое делать нельзя... В тот же день я задержалась на работе и в отсутствие других работников, сделав лезвием подчистку буквы "й" в слове "рублей", на той же пишущей машинке допечатала цифры "38"... Если бы основной текст авизо печатала я сама, я бы оставила в тексте больший интервал между словом рублей и суммой, чтобы потом можно было впечатать "38" без подчистки буквы "й", но авизо печатала бухгалтер Миненко, которую я, конечно, не могла во что-то посвящать..."

Факт подделки авизо подтвердила технико-криминалистическая экспертиза еще в ноябре 1992 года. Оперативники изъяли тогда же из Джамбульского банка и пишущую машинку "Роботрон", на которой печатались "воздушные" миллиарды. По сей день она хранится в качестве вещдока.

Хотя подчистка лезвием в финансовом документе была видна и невооруженным глазом, работники Центробанка РФ, перечислявшие "воздушные" деньги из банка Нахмановича в банк Смоленского, будто ослепли.

Очень красноречиво показание непосредственного исполнителя этого перевода экономиста ЦБ РФ Т.Рюпичевой: " Осуществляя проводку авизо, я могла не обратить внимание на то, что в тексте в слове "рублей" отсутствует буква "й" и нет интервала перед суммой перевода, а также сумма перевода в нижней графе заходит за рамки этой графы."

Чем вызвана такая авизово-куриная слепота банковских служащих, можно только догадываться. Откровенно по этому поводу высказался бывший первый заместитель Смоленского в банке "Столичный", а по совместительству его родственник П. Дрикер (Смоленский и Дрикер женаты на сестрах):"... мы заработали, на авизо хорошие деньги, потому что, как правило, воровали, снимали деньги наличными. А за выдачу наличных мы брали свой процент. То есть банк имел хороший заработок. В принципе, основа делалась в эти годы".

Вот так делались в России состояния. Из Джамбулского банка в Казахстане ушли "воздушные миллиарды, а на корсчет ДКБ в банке "Столичном" из РКЦ пришли реальные российские деньги. Одно неосторожное движение на машинке "Роботрон", и вы - миллионер.

По 16 "тонн" на брата?

Сытая жизнь банкира ничему не научила Смоленского... Как когда-то в советские времена, пожадничав, он взялся за типографскую халтуру, так и в этом случае не удосужился с умом распорядиться "воздушными" миллиардами. А может быть, уже в то время уповал на свою неприкасаемость. Во всяком случае они с Нахмановичем очень торопились перегнать 32 миллиона за границу и сделали это явно бездарно, оставив массу следов.

Очень смешно о суетливости олигарха рассказывает один из ревизоров Центробанка РФ, проверявшая по заданию следствия банк "Столичный": "...Когда я попросила предоставить мне документы, подтверждающие перечисление валюты на счета в австрийский "АБН-АМРО Банк"...Лыков (служащий банка "Столичный") категорически отказался это сделать, ссылаясь на то, что договор является банковской тайной и исполнен на английском языке... Я настояла на своем требовании, после чего в кабинет, где я работала, пришел Смоленский и сказал: "Этой даме никаких документов не предоставлять." Это было в присутствии членов бригады и сотрудника милиции, который работал с нами...[page_9586.htm " Кстати, по этому поводу в обвинительном заключении по делу Нахмановича написано:] "...Смоленский, будучи непосредственным участником хищения, предпринял меры для уничтожения в подчиненном ему банке части документов..."

Как выяснилось, Смоленский с Нахмановичем не придумали ничего лучшего как переправить 25 милионов долларов в австрийский банк "АБН-АМРО" на счет фирмы "ГС Финанц унд Фермегенсфервальтунг".

С помощью австрийских коллег московские следователи с огромным трудом, не взирая на противодействие влиятельных лиц в российском МИДе, ГУВД Москвы, УБЭП МВД РФ, установили, что 95% основного акционерного капитала этой фирмы на тот период времени принадлежали жене Смоленского - Галине Смоленской. А фактическим владельцем и распорядителем денежных средств, находящихся на нескольких мультивалютных счетах этой фирмы, являлся сам Александр Павлович.

Converted 29571.jpgКстати, именно из-за желания помочь уйти от уголовной ответственности олигарху Смоленскому на этом этапе расследования погорел нынешний шеф Федеральной Службы Налоговой полиции РФ Вячеслав Солтаганов. В 1995 году он возглавлял Главное управление по борьбе с экономическими преступлениями МВД России, направомерно вмешался в ход следствия и предоставил австрийским правоохранительным органам "дезу" о том, что МВД к главе банка "Столичный" не имеет никаких претензий [page_9584.htm (см. приказ № 20 от 16. 01. 95 и. о. министра внутренних дел Е. Абрамова о лишении должности В. Солтаганова и других милицейских чиновников по результатам служебного расследования).
]
На распоряжениях о переводе денег из "АБН-АМРО" в другие западные банки неосторожный олигарх собственноручно сделал записи, для кого именно и в каком размере направить деньги. В частности, криминалистическая экспертиза доказала, что рукописные записи " в пользу Нац. Гос. Банка Казахстан 5.000.000 $" и " 4.000.000 $ для Дж. Ком. Банка" были выполнены недрогнувшей рукой Александра Смоленского.

Именно поэтому Александру Павловичу не оставалось ничего другого, как "задавить" следствие своим олигархическим весом.

Именно поэтому в 1998 году банк СБС-Агро вдруг признал, что шесть лет назад ошибочно "одолжил" у Центробанка РФ 3 миллиарда 838 миллионов рублей по "воздушному" авизо и возместил ущерб, перечислив государству 28,5 млн. (деноминированных) рублей. Правда, случилось это радостное событие аккурат через четыре дня после того, как беглый Лев Нахманович был этапирован из Швейцарии в Россию "без права выдачи третьему государству", то есть Казахстану. Да и полным возмещением ущерба это назвать сложно, поскольку украдено по тем ценам было 32 млн. долларов, а вернули по нынешним всего около 4 млн. долларов.

И именно поэтому - "в силу неопровержимости улик" - олигарх Смоленский включил все подковерные механизмы, чтобы развалить следствие. Отсюда - отставка генерала Кожевникова и карьерные беды заместителя Генпрокурора Катышева. Отсюда же и попытки отложить и затянуть судебный процесс по делу Нахмановича и дать этому гражданину Казахстана спокойно выйти на волю "в виду истечения предельных сроков содержания под стражей".

Во время нашей командировки в Казахстан нам рассказали, что одному из членов московской оперативно-следственной бригады предлагали 2 миллиона долларов за развал этого дела. Представляете, 5 минут позора, полное презрение своих коллег из Генпрокуратуры РФ и Следственного комитета МВД, зато вся оставшаяся жизнь - в цветах и пампасах. А формально, юридически, развалить или затянуть любое уголовное дело ничего не стоит, эту азбуку знает каждый профессиональный следователь. Что и произошло с уголовным делом банкира Смоленского. Кажется, два "лимона" зеленых все-таки нашли нужный карман?

Олигарх-чернокнижник

Как выяснилось в ходе следствия, фальшивое авизо Смоленского - это лишь малозначительный эпизод в его бурной олигархиеской биографии. Размах других афер был куда более масштабным, и их дальнейшее расследование могло закончиться плачевно не только для самого банкира, но и для его многочисленных властных покровителей. Окажись Александр Павлович на нарах - сдал бы всех высокопоставленных корешей, как в 1981 году. В этом и крылась причина необычайно пристального внимания Кремля к расследованию старых грехов Смоленского. А новых прегрешений накопилось если не на высшую меру, то на пожизненное заключение точно.

После августовского финансового кризиса сотни тысяч обманутых вкладчиков "СБС-АГРО" выстраивались в безнадежные очереди у касс банка. И все при этом тешили себя одной мыслью, что в худшем случае им достанется уставной капитал этого солидного и респектабельного финансового учреждения. Но...

В лучшем случае вкладчикам и клиентам "СБС-АГРО" достался бы "воздух", а точнее научное произведение, сочиненное А. П. Смоленским, под названием "Банковские системы". И клиенты смогли бы по-братски разделить между собой лишь эту рукопись объемом 1617 машинописных страниц.

Как ни странно, именно эта рукопись действительно лежала в основе всего благосостояния банкира, и как теперь выясняется, великого русского писателя Смоленского. Для тех, кто не знает, поясним: 22,2% уставного капитала банка "СБС-Агро" владела ЗАО "Управляющая компания финансовой группы СБС"( председатель совета директоров - Смоленский, гендиректор - Григорьев, находится на Неглинной,14). В свою очередь 48,2% акций "Управляющей компании" владело общество с ограниченной ответственностью "Интеллектуальная собственность" ("ИнтелСо"), единоличным учредителем которого является А. Смоленский. А теперь самое забавное - 16 августа 1996 г. в качестве вклада в уставной капитал "ИнтелСо" писатель А.Смоленский внес "права на использование в любой форме и любым способом ... научного произведения "Банковские системы" стоимостью 200 миллиардов рублей (!) А 27 сентября 1997 г. эта самая дорогая рукопись современности вносится в уставной капитал фирмы " Управляющая компания", де-факто управляющей банком "СБС-АГРО". Правда, на этот раз писатель оценил свое произведение чуть скромнее - в 18, 3 миллиарда рублей. Как сказал по схожему поводу старинный друг писателя Смоленского Лева Нахманович: " Что сделал этот хохмарь, я его прекрасно понимаю почему он пошел на этот трюк!"

Но и это еще не все. Оказывается клиенты банка вряд ли смогут использовать эту тысячестраничную рукопись "в любой форме и любым способом" даже по самому прямому назначению. В регистрационной палате, в налоговой инспекции, в калмыцком филиале банка СБС-Агро никакой рукописи объемом 1617 машинописных страниц не обнаружилось, как нет и документов, подтверждающих право собственности или передачу прав собственности на этот труд именно Смоленскому, во всяком случае, их просто никто никогда не видел.

В конце концов удалось отыскать документ под названием "Заключение об оценке вклада в уставной капитал ООО "ИнтелСО", вносимого имущественными правами" от 2 октября 1996, которое сделал аудиторская фирма "Консалтбанкир". Там тоже 200 миллиардов. Правда, выяснилось, что "Консалтбанкир" - это "карманная" контора банка СБС-Агро и Смоленского. Словом, сам написал книгу, сам ее и оценил высоко и дорого.

Но чтобы до конца удостовериться, что писательский труд на мировом рынке ценится высоко, но все-таки не настолько, мы обратились в отдел рукописей Российской государственной библиотеки (бывшей Ленинки). Там нам сказали, что самые дорогие рукописи продаются в основном на Штутгартском аукционе, который и является мерилом мировых книжных ценностей. К примеру, одну рукописную страницу-оригинал Наполеона Боноппарта специалисты оценивают в тысячу долларов, и это потолок, выше которого еще никому не удавалось прыгнуть, а страничку письма Адольфа Гитлера Еве Браун недавно купили всего за 200 долларов. Хорошо недавно ушло первое издание Карла Маркса на русском языке - за 18 млн. рублей в нашем эквиваленте...

Александр Павлович Смоленский, конечно, свой талант финансиста ценит гораздо выше классика марксизма-ленинизма и автора "Капитала", но все же - в чем смысл его писательсого труда? Чтобы в этом разобраться, достаточно посмотреть соучредителем каких богатых структур помимо его основного детища банка "СБС-АГРО" стали потом фирмы "ИнтелСо" и "Управляющая компания".

Скажем, "Управляющая компания" владела 10% банка "Стратегия", через который проходили все финансовые потоки ФПГ "Интерхимпром" - а это не пенсионные вклады старушек или мизерные стипендии студентов, это уже серьезно. "Интерхимпром" объединял российские предприятия азотно-химической промышленности по производству минеральных удобрений (Новомосковское ПО "Азот", Череповецкое объединение "Азот", Кирово-Чепецкий химический комбинат) с торговым оборотом более 500 миллионов полновесных долларов.

Вряд ли банкир Смоленский выкладывал живые деньги за акции "Управляющей компании" и банка "Стратегия", судя по всему, ограничился вкладами дутого уставного капитала "ИнтелСо", оцененного им же самим в 200 млрд. рублей? Но дивиденды Александр Павлович получал, наверное, печатной продукцией нашего или американского Госзнака, подделка которой строго карается законом?

Так что теперь на вопрос деловых партнеров: "Куда подевались наши инвестиции?", у олигарха и писателя Смоленского всегда есть готовый ответ: "Если я вам что-то должен, поезжайте в Элисту, возьмите с полки мою рукопись, продайте ее и не морочьте мне голову..." И ни один арбитражный суд не подкопается, даже в Гааге все поймут.

Вот только не смогло понять это следствие по уголовному делу N 81684 банкира Смоленского. Впрочем, здесь тоже все оказалось просто - непонятливых убрали, понятливые остались.

Добрый "Папа"

В феврале этого года в деле Смоленского была поставлена последняя жирная точка - на свободу из СИЗО после почти двухлетней отсидки вышел Нахманович. Под подписку о невыезде, естественно. Что, скорее всего, не помешает ему скрыться от следствия. Тем более, что Леву в Казахстане давно ждут с распростертыми объятиями.
Внезапное возвращение Смоленского в Москву из Австрии в прошлом году (буквально на несколько дней), позволило суду вынести решение об объединении дел Нахмановича и главы СБС-Агро и отправке его на доследование. Активных следственных мероприятий по вновь объединенному делу уже не велось. По сути, Нахмановичу просто дали возможность досидеть положенный срок предварительного заключения, и упорхнуть от российского правосудия.

Уголовное дело Нахмановича-Смоленского всегда находилось в ведении Следственого комитета МВД. Министр внутренних дел Владимир Рушайло мог принять волевое решение об активизации расследования, но не сделал этого, и следствие было фактически спущено на тормозах. Почему? Дело в том, что у Смоленского с Рушайло теплые и взаимовыгодные отношения сложились давно, еще с тех пор, когда нынешний министр внутренних дел возглавлял московский РУОП. Как же можно было разрушать такую идиллию.
В свое время Владимир Борисович Рушайло был талантливым и удачливым сыщиком. Карьера его развивалась стремительно. За двадцать лет он прошел путь от рядового оперативника до министра, пережив лишь одно досадное падение, которое, кстати сказать, помогло ему понять, кто есть друг, а кто враг, и обернуть краткосрочную опалу в собственную пользу. Это когда его отстранили от руководства московским РУОПом в 1996 году. Именно дружба с влиятельными олигархами помогла тогда Рушайло выстоять и победить. Противникам пришлось признать поражение и на время отступить. Однако заготовленный ими кирпич по-прежнему за пазухой ждет своего часа.

Вот уже два года в Генпрокуратуре РФ пылятся материалы служебного расследования, проведенного Управлением собственной безопасности МВД, за № 31-57-98 от 6 мая 1998 года. Называется многостраничный труд так: "О злоупотреблениях бывших руководителей Московского РУОП в использовании средств благотворительного фонда "Содействие социальной защите профессиональных групп повышенного риска". Указанный фонд был создан на базе столичного РУОПа и являлся, по сути, неофициальной "черной" кассой подразделения. Те, с кем призваны бороться руоповцы, обычно называют такие кассы "общаками". Фонд, как и само Московское региональное управление по организованной преступности являлся выстраданным детищем "Папы" - именно так нарекли Рушайло на Шабаловке и продолжают называть в министерстве на Житной. И свой посильный вклад в этот фонд предусмотрительно внес в свое время банкир Смоленский, что его, судя по всему, и спасло сейчас от тюремных нар.

Холодные "уши" Рушайло

Converted 29572.jpgРушайло был одним из пионеров борьбы с организованной преступностью. Именно он помог спецам из НИИ МВД сформулировать и обосновать само понятие оргпреступности. Благодаря усилиям выдающихся сыскарей, к коим несомненно относился Владимир Брисович, а также многочисленным публикациям в прессе о ворах в законе и их похождениях, партийное руководство было вынуждено принять постановление "О борьбе с опасными проявлениями групповой преступности". При МУРе создали соответствующий отдел. Возглавил его Гафар Хусаинов, а Рушайло стал его замом. Работа закипела. Вскоре опера отпраздновали первую победу: в ходе мощнейшей всесоюзной операции накрыли банду фальшивомонетчиков под командованием крупного авторитета Муромцева.

Через три года плодотворной работы муровский отдел преобразовали в Региональное управление по оргпреступности (РУОП), и Рушайло встал у его руля.

Владимир Борисович выбрал верную тактику. Если МУР старался не распространяться о своих успехах, то Рушайло, наоборот, стремился активно сотрудничать с прессой. Каждая операция столичного РУОПа была показательной и напоминала шоу.
Коммерсанты, задавленные своими "крышами", поверили во всесильность Рушайло и косяком потянулись на Шабаловку искать справедливости.

Но Владимр Борисович прекрасно понимал, что на одном голом энтузиазме долго не продержаться. И на Шабаловке появляется некто Качур Александр Михайлович, который вместе с олигархом Смоленским предложил Рушайло создать специальный фонд для материальной поддержки постоянно рискующих жизнью бойцов РУОПа. Идея была встречена с восторгом. А желающих жить спокойно за благотворительный взнос в кассу РУОПа оказалось хоть отбавляй [page_9583.htm (см. перечень организаций, осуществлявших перечисления на расчетный счет общественной организации "Программа социальной защиты профессиональных групп повышенного риска" в наиболее крупных размерах за период 1993-1996 года).] Банкир Смоленский занял почетную должность члена совета этой благотворительной структуры.

И дело пошло. Только по официальным бумагам за три с половиной года на счета фонда поступило 16, 4 млрд. рублей (старыми) и 1, 8 млн. долларов [page_9582.htm (см. официальную справку о движении средств и финансов "Программы социальной защиты профессиональных групп повышенного риска" за период с июля 1993 по 1996 гг.)]. Кстати, счета руоповского фонда были открыты в СБС-Агро.

Все бы хорошо, но проблема заключалась в том, что до 1997 года московский РУОП не имел своей финчасти. Денежное и хозяйственное обслуживание подразделения осуществлялось через ГУВД Москвы. Фонд был призван восполнить этот досадный пробел. И благосостояние службы Рушайло начало расти день ото дня. Так в на Шабаловке появилась самая лучшая в системе ГУВД и притом бесплатная столовая. Руоповцы стали получать дополнительные премии и матпомощь. А здание РУОПа вскоре стало напоминать офис богатой фирмы. Здесь появились новая оргтехника, мебель, спортивные тренажеры (почти в каждом кабинете к потолку подвесили боксерские груши, что делало "клиентов" более разговорчивыми на допросах). Словом, о своих бойцах Рушайло заботился, как отец родной. Кто скажет, что это плохо? Все скажут, что это хорошо. Воин правопорядка не должен чувствовать себя ущербным перед бандитом. Только вот почему-то в РУОПе старались не задумываться о том, что долги рано или поздно платежом придется скрасить.

А самыми "обездоленными" в РУОПе руководство благотворительного фонда считало самого Владимира Борисовича и его ближайших помощников. Деньги им выдавлись под отчет, а потом списывались по подложным документам. Так лично Рушайло получил 130 млн. рублей на протокольные и представительские расходы, его замы Орлов - 124 млн., Соколов - 321 млн., Пухов - 122 млн., Кудинов - 93 млн. ( все суммы указаны в неденоминированных рублях). Протокольные расходы включали в себя проведение застолий с друзьями и "партнерами", покупку цветов, парфюмерии, сувениров. В частности, на выделенные "благотворительные" деньги лично Владимир Борисович только в 1996 году провел 10 банкетов, купил макет корабля "Баунти", а также зачем-то приобрел две скульптурные композиции "Волк" и "Жеребец", каждая стоимостью почти по пять миллионов рублей. Непонятно, как у Рушайло еще время оставалось бандитов ловить [page_9581.htm (см. данные о расходовании подотчетных денежных средств в 1995-96 гг.).]

Помимо этого верхушка столичного РУОПа получала от олигархов-благотворителей и адресную материальную помощь. Здесь суммы распределялись строго по старшинству. Рушайло перепало почти 91 млн. рублей. Столько же получил его заместитель Коптев. Начальникам отделов Батуркину и Булгакову досталось соответственно по 27 и 17 млн. рублей. Список можно продолжить. Для сравнения скажем, что официальная годовая зарплата рядового милиционера на тот момент составляла 15 млн. рублей.
При этом облагодетельствованные банкирами и коммерсантами милиционеры и думать забыли о налогах. Общая сумма неудержанного и не перечисленного в бюджет подоходного налога составила более 500 тыс. рублей (новыми).

Самое любопытное, что на деньги благотворительного фонда его бессменные руководитель Качур периодически проводил переговоры в одном из самых дорогих рыбных ресторанов Москвы "Сирена-1". В этом заведении доверенное лицо Рушайло щедро поил и кормил таких голодных людей, как Березовский, Гусинский, Смоленский, Ходорковский, Невзлин, Потанин. За обильной трапезой, как правило, обсуждались вопросы благотворительности. Во всяком случае, именно так писал потом Качур в своих отчетах [page_9580.htm (см. акты о списании представительских расходов, подписанные А. Смоленским и А. Качуром).
]
Но все хорошее рано или поздно заканчивается. В 1996 году Рушайло отстранили от руководства РУОПом. Горечь была страшная. На своей прощальной пресс-конференции Владимир Борисович предстал диссидентом и дал понять, что теперь-то братва поднимет голову.
Правда, отдыхать Рушайло на должности советника председателя Верхней палаты парламента пришлось недолго. Накопив силы, он "прыгнул" сначала в кресло заместителя министра внутренних дел, а затем сменил Степашина на посту министра. Не трудно догадаться, что новым карьерным взлетом Рушайло всецело обязан своим прежним благодетелям, любившим в свое время отобедать в компании с нынешним милицейским министром в ресторане "Сирена-1".

Теперь понятно, за что Рушайло сполна отблагодарил Смоленского, спустив его уголовное дело на тормозах. Кто из олигархов следующий?

Неясно одно - зачем России такой марионеточный министр внутренних дел?