Вознаграждения директоров из РАО ЕЭС

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::23.11.2004

Миллионеры из РАО ЕЭС

Директора холдинга заработали по $1 млн

Татьяна Егорова, Екатерина Дербилова

Работа на РАО ЕЭС может сделать членов совета директоров компании миллионерами. Как стало известно “Ведомостям”, каждому из членов совета предыдущего состава, включая главу холдинга Анатолия Чубайса, назначено вознаграждение в размере около $1 млн. Правда, с получением денег у потенциальных миллионеров возникли сложности.

Решение премировать членов совета директоров РАО ЕЭС еще два года назад одобрили акционеры компании. Формула, по которой начисляется награда, описана в одном из внутренних документов. За каждое очное заседание совета его участникам положено по $400, за каждое заочное — $200. Плюс им причитается по 0,05% от чистой прибыли компании за год и 0,05% от годового прироста ее капитализации.

Тем, кто работал в предыдущем совете, повезло: 2003-й и начало 2004 г. были очень удачными для РАО. Чистая прибыль компании пробила отметку в $800 млн. А средневзвешенная цена обыкновенных акций РАО была выше прежнего значения в 2,8 раза ($0,29 против $0,12 годом ранее).

В результате, как рассказали “Ведомостям” сразу несколько членов совета прошлого состава, им причитается за работу около $1 млн. Эти затраты в июне акционеры утвердили на годовом собрании. Точных цифр энергохолдинг не раскрывает. Вознаграждение членам совета директоров растворяется в показателе нераспределенной прибыли, по итогам 2003 г. достигшей 16,9 млрд руб.

Миллионные премии не положены высшим российским чиновникам, представлявшим в совете интересы государства, — свой “заработок” они должны перечислять в бюджет. На выплаты не могут претендовать министры экономического развития Герман Греф и энергетики Виктор Христенко, бывший министр энергетики, а ныне замминистра иностранных дел Игорь Юсуфов и сотрудник Федеральной службы по тарифам Юрий Сахарнов.

Наградить сполна должны директора “Базэла” Дэвида Джеованиса, совладельцев МДМ-банка Андрея Мельниченко и Сергея Попова, бывшего топ-менеджера Vostok Nafta Сеппо Ремеса, сенаторов Валентина Завадникова и Александра Казакова, а также предправления РАО Анатолия Чубайса и его бывшего зама Леонида Меламеда. А бывшие чиновники Александр Волошин, Илья Южанов и Сергей Косарев могут рассчитывать на вознаграждение только за те месяцы, когда уже не были госслужащими. Волошин ушел в октябре 2003 г., а остальные — во время правительственной реформы в марте 2004 г.

В последний момент с перечислением огромных вознаграждений возникли сложности. “Кремлевская администрация посчитала кощунством платить такие деньги за работу в РАО, когда, условно говоря, народ голодает”, — рассказывает один из бывших членов совета директоров и добавляет, что денег до сих пор не получил. Другой объясняет, что, когда формулу расчета утверждали 2-3 года назад, никто не предполагал, что капитализация может так вырасти за один год. Источник, близкий к Кремлю, подтвердил, что причина задержки — слишком щедрые “гонорары”. А один из топ-менеджеров компании признался, что часть выплат уже сделана, но кому и в каком размере, рассказать наотрез отказался. Раньше РАО было более дисциплинированным: вознаграждение за работу в 2002-2003 гг. члены совета получили не позднее двух месяцев после истечения срока их полномочий. Но и суммы тогда были другие. Один из членов совета рассказывает, что за год он получил около $30 000-40 000. Официальные представители РАО не смогли объяснить, будут в итоге произведены выплаты или нет.

Чиновник Минпромэнерго отмечает, что его ведомство изначально было против выплат столь существенного вознаграждения членам совета директоров РАО. “Поощрение, в принципе, может быть, но не в таких шокирующих суммах, — поясняет собеседник "Ведомостей". — В итоге вообще никто ничего не получил”. По мнению партнера компании “Росэксперт” Игоря Шехтермана, $1 млн в год — необычно высокое вознаграждение для члена совета, но для компании уровня РАО ЕЭС это “адекватные деньги”. Обычно компании с годовым оборотом от $1,5-2 млрд платят независимым директорам в среднем $25 000-30 000 в месяц. “Оклад” в $1 млн директорам предлагал “ЮКОС”, приглашал в совет нефтяников с мировым именем. НЛМК платит своим директорам по $1000 за заседание плюс премию по итогам года в размере не больше $50 000. Члены совета директоров “Норникеля” получают примерно по $140 000 в год, а “ЛУКОЙЛа” — $125 000.

Миноритарные акционеры РАО считают премии завышенными. “Не совсем справедливо привязывать сумму бонуса к росту капитализации, ведь это не исключительно заслуга совета, — говорит Александр Бранис из Prosperity Capital Management и добавляет: — Но раз эта методика утверждена собранием акционеров, менять решение задним числом неправильно”. С ним согласен представитель другого акционера РАО ЕЭС: “В конце концов, решение одобрено акционерами, и отказываться от него неправильно”.