Война "Машмиру"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Версия" (Москва), origindate::21.03.2005

Война "Машмиру"

Кто из чиновников помогает переделить успешно работающее предприятие

Андрей Таран

Если бы Михаил Булгаков взялся оценить наших современников, наверняка заметил бы, «что бизнесмены они хорошие, только офисный вопрос их испортил». Жаль, что испортил он не только самих бизнесменов, но и десятки заводов по стране, которые банкротятся и перепродаются под офисы. И полбеды, если делают это собственники предприятия. Ну не справились с производством, так хоть зафиксировали деньги в недвижимости, а не прогорели вовсе. Но чаще случается так, что на вполне живое и прибыльное производство покушаются криминальные бизнесмены как раз с целью уничтожить это производство и освободить такие желанные и дорогие квадратные метры.

Офисные войны

О жертвах таких войн писали немало. Где-то заводы уже давно разделены на офисные клетушки или склады, а оборудование гниёт на свалках. Где-то городские и федеральные чиновники вмешались и успели остановить беспредел. Но само явление цветёт пышным цветом на фоне того, что сегодняшние власти с высоких трибун называют подъёмом промышленности. Интересно, откуда берётся этот подъём, если сами промышленные предприятия не успевают отбиваться от захватчиков?

Не раз уже писали и о московском ЗАО «Машмир», предприятии с 40-летней историей, занимающемся сейчас в основном полиграфическими заказами. Его 7 зданий на 2-й Фрунзенской улице приглянулись охотникам за недвижимостью. «Машмир» уже полгода держит осаду, но получает всё новые и новые удары. На сегодняшний день предприятие пытается вернуть себе юридический контроль над 5 своими зданиями, которые были проданы фальшивым директором по фальшивым документам с фальшивыми печатями подставным фирмам. И не думайте, что вернуть свою собственность, имея все эти доказательства, так просто.

Представьте себе ситуацию: у вас есть красивый и дорогой портфель. И вдруг вы узнаёте, что вы не имеете права им пользоваться, потому что вы его уже продали. Вы заявляете в милицию. Милиция возбуждает уголовное дело и всё выясняет. Действительно, портфель продали не вы, а человек, который выдавал себя за вас. Человека этого нашли, и он во всём признался. Другой человек, которому преступник продал портфель, говорит, что он ничего не покупал. Думаете, вы теперь можете пользоваться своим портфелем? Как бы не так! Это ещё решит Арбитражный суд.

Именно такая парадоксальная ситуация сложилась со зданиями «Машмира». В октябре 2004 года в ИМНС № 4 ЦАО Москвы поступили документы о том, что у предприятия поменялся гендиректор. Там был протокол «внеочередного собрания акционеров», на котором прежний гендиректор Николай Кудимов был переизбран, а его место занял Сергей Горбунов. Было и заявление, якобы подписанное Кудимовым и заверенное нотариусом.

Надо заметить, что ЗАО «Машмир» и не собиралось проводить никакого собрания, а уж тем более переизбирать Кудимова, владеющего более 75% акций предприятия. Об этом было сказано в заявлении в ОВД района Хамовники. Началось расследование уголовного дела, и экспертиза установила, что все документы — и печать «Машмира», и подписи Кудимова и нотариуса — всё было поддельным. Но пока это выяснялось, захватчики нанесли следующий удар. Новый гендиректор подписал продажу 5 зданий «Машмира» трём неизвестным фирмам.

Старший дознаватель ОВД «Хамовники» Павел Ковалевский утверждал, что Горбунов «причинил своими незаконными действиями ЗАО «Машмир» особо крупный ущерб на общую сумму 53 420 152 рубля».

Ищите стрелочника

Сергей Горбунов, когда его нашли следователи, оказался вовсе не профессиональным топ-менеджером. Гораздо лучше у него получалось проводить время в барах родного подмосковного Талдома. Во время одного из таких «выходов в свет» Горбунов приобрёл весьма полезное знакомство. К нему подошли несколько человек. Они вполне внушали доверие Горбунову, потому что начали разговор с угощения и быстро перешли к делу. Рассказали, что он, Горбунов, губит себя в провинции, ему бы заводами-пароходами рулить, а он по барам ходит. И, чтоб не обиделся, сразу дело предложили — предприятие одно возглавить. Какое? Да не важно это, полиграфией вроде занимается. Да ты, Горбунов, в дела-то не лезь, себя не утруждай, не гендиректорское это дело. Ты знай себе бумаги подписывай, которые мы тебе приносить будем. А за это получишь 15 тыс. рублей. Сумма Горбунову понравилась, новые обязанности — тоже. Ударили по рукам, и новый гендиректор подписал всё, что ему подсунули добрые знакомцы.

Засветился в этом деле и ещё один персонаж, правда, он уже не новичок в «чёрном» переделе собственности. Среди новых акционеров, с появлением которых и начались неприятности у предприятия, значился некий Андрей Джаниашвили. Его имя уже упоминалось в связи с недружественными переделом недвижимости.

В интервью, данном в ноябре 2004 года «Российской газете», начальник управления по экономической безопасности Москвы Александр Корсак рассказал на примере другого предприятия, как реализуется подобная схема захвата недвижимости: «Тут в ход идут те же липовые бумаги, как это было, к примеру, во время попыток завладеть ОАО «Мосвторцветмет». Люди, положившие глаз на это предприятие, сначала произвели в учреждении юстиции и инспекции Москвы по налоговым сборам перерегистрацию права собственности на нежилые помещения. Сделали это на основе поддельной выписки из протокола внеочередного собрания акционеров, согласно которой гендиректором якобы был избран А.Д. Джаниашвили. Хотя, как позднее показала прокурорская проверка, акционеры своего руководителя не переизбирали, решения о продаже зданий не принимали, акции не продавали и в доверительное управление никому их не передавали».

Путь, которым Джаниашвили стал акционером ЗАО, заслуживает отдельного внимания. По закону никто из посторонних лиц не может приобрести акции закрытого акционерного общества, если внутри общества найдутся желающие выкупить эти акции. С помощью этого закона «Машмир» всегда отбивался от чужаков, акционеры выкупали друг у друга пакеты акций, сохраняя целостность предприятия. Но в каждом законе есть лазейки, превращающие его в дышло. На этот раз закон «Об акционерных обществах» повернул в пользу недружественной стороны один из бывших членов коллектива. Продать акции чужакам нельзя, а вот подарить — пожалуйста. Тогда они становятся полноправными акционерами и получают возможность решать свои вопросы, находясь уже внутри предприятия. Итак, этот акционер попросту подарил по 1 акции 4 людям, среди которых и был Джаниашвили. Теперь новые акционеры могли скупать акции наравне с другими и получили доступ ко всей финансовой документации «Машмира».

Именно после этого началось мошенничество с недвижимостью предприятия.

На кого работает Мосрегистрация?

Как только стало известно, что кто-то пытается незаконно сменить гендиректора, на «Машмире» поняли, что и они попали в полосу передела имущества. Чтобы подстраховаться, юристы предприятия направили в Мосрегистрацию заявление о том, что не намерены в ближайшее время заключать договоры купли-продажи своего имущества.

«Мы хотели привлечь внимание всех, кто может быть задействован в этой афере, что нас пытаются захватить, чтобы они были внимательнее и осторожнее с документами», — говорит председатель совета директоров «Машмира» Анатолий Лапин. Мосрегистрация получила письмо 15 октября (о чём свидетельствуют штампы на бумагах), а 18 октября в ускоренном порядке зарегистрировала переход права собственности на все 5 зданий, продажу которых подписал Горбунов.

Через день Мосрегистрация приняла ещё один пакет документов по дальнейшей перепродаже. Но к тому моменту ОВД района Хамовники возбудило уголовное дело и наложило арест на все манипуляции с недвижимым имуществом «Машмира», иначе все здания быстро перешли бы в третьи руки, которые принято называть «добросовестными приобретателями». Обычно в такой ситуации бывает трудно доказать, что покупатель знал о том, что он купил краденое имущество. Ещё труднее будет доказать, что Мосрегистрация выступила на стороне захватчиков. Но как иначе объяснить, что она не обратила внимания на предупреждение законных собственников и совершила прямо противоположные действия, отвечающие интересам тех, кто пытается переделить «Машмир»?

***

Оригинал этого материала
© "Независимая газета", origindate::23.03.2005

Земельные хроники

В прицеле новых захватчиков – земля и недвижимость предприятий

Валерий Калабугин

Земельный кодекс может разрушить часть российской промышленности. ЗАО «Машмир» уже полгода отбивается от рейдеров, нацелившихся на землю и недвижимость предприятия.

В Москве формируется новый класс олигархов. Это такие же агрессивные захватчики, как и их предшественники. Только их интересует не производство, а недвижимость и земли, на которых расположены заводы и предприятия.

«Производство – закрыть, земли – продать»

В начале девяностых «маски-шоу» стали чем-то обыденным для жителей непромышленных зон и постоянной угрозой для владельцев и работников крупных предприятий. Агрессивная скупка акций, возбуждения уголовных дел, силовой захват заводоуправления – таким способом не один российский завод сменил собственника. Чтобы сгладить неизбежный шум, новые владельцы выплачивали рабочим премии, кидали куски «заказных» текстов в местные газеты, оказывали благотворительную помощь областной или городской администрации и брали шефство над местной гордостью – будь то футбольная команда или народный хор. По такой нехитрой схеме «черные передельщики» становились уважаемыми бизнесменами, меценатами и промышленниками. Они применяли откровенно бандитские методы, но для того, чтобы выстроить успешную цепочку производства.

Новая волна передела более цинична. Кстати, для захватчиков бизнес-структур уже есть свой термин – рейдеры (с английского – налетчик, мародер).

Впрочем, методы рейдеры применяют более деликатные. Причина, наверное, в том, что бум на юристов, постигший российские вузы как раз в девяностых, дал свои плоды. Теперь передельщики в первую очередь применяют силу ума и изворотливость и лишь в крайних случаях – старые добрые «маски-шоу».

Что общего у предприятий «Фили-Кровля», «Кузнецкий мост», «Освобожденный труд», «Победа», «Машмир» и магазина канцтоваров на Большой Дорогомиловской улице, целого ряда парикмахерских и ателье? Все они, по данным столичных властей, в течение последних двух лет подверглись попыткам недружественного поглощения. И все находятся на больших выгодно расположенных участках земли.

Новый Земельный кодекс взбудоражил не только левую оппозицию. Он дал возможность бизнесменам, не успевшим обогатиться на переделе промышленности, тоже вклиниться в круг российских олигархов. «Я считаю, что происходящее сегодня – это третий передел собственности после ваучерной приватизации и залоговых аукционов. В Москве, учитывая цену земли, захваты предприятий приобрели особенно серьезный масштаб», – заявила в «Московских новостях» председатель комиссии по экономической политике Московской городской Думы Ирина Рукина.

Справка

По данным начальника управления экономической безопасности правительства Москвы Александра Корсака, за последнее время новые собственники ликвидировали 20 организаций легкой промышленности, 15 машиностроительных предприятий и 5 фирм пищевой промышленности. Москва потеряла около 11 тыс. рабочих мест.

В результате первой приватизации земля оставалась в муниципальной собственности. Но к 2006 году законодатели окончательно определят, кому и как будет принадлежать земля, находящаяся сейчас под промышленными предприятиями. Скорее всего право преимущественного выкупа, причем по минимальной цене, будет отдано владельцам предприятий. И тогда они одним росчерком пера чиновника станут богатейшими латифундистами.

Но есть и еще один нюанс. Это – от магазина больше нечего взять, кроме земли. Но атакам подвергаются и крупные предприятия, отягощенные целым рядом зданий и строений. Такой кусочек становится для захватчиков лакомым вдвойне. Яркий пример такого объекта – ЗАО «Машмир», попавший в прицел захватчиков.

Справка

ЗАО «Машмир» является правопреемником созданного в 1964 г. Центрального научно-исследовательского института информации и технико-экономических исследований для отрасли строительного, дорожного и коммунального машиностроения. В 1992 г. предприятие было преобразовано в акционерное общество закрытого типа, все акции были распределены среди трудового коллектива.

Сейчас предприятие специализируется на полиграфическом производстве. Всего в собственности «Машмира» находятся 7 зданий, расположенные на территории около одного гектара на 2-й Фрунзенской улице. Именно здания и земля интересуют рейдеров, уверен председатель совета директоров «Машмира» Анатолий Лапин. Помещения можно будет сдать в аренду, а как только начнет действовать новый земельный закон, стоимость земли кратно увеличится, сторицей окупив все затраты, на которые сейчас идут захватчики.

Акционеры ЗАО размножаются подарками

Еще весной 2004 года неизвестные стали прозванивать акционеров предприятия с вопросами о положении дел на «Машмире», о выплате дивидендов, о положении гендиректора Николая Кудимова. Казалось бы, кто-то готовит скупку акций. Но особенность ситуации заключается в том, что «Машмир» – закрытое акционерное общество, человек со стороны не может приобрести его акции и стать акционером. Впрочем, из любого правила есть исключение. Купить чужой человек ценные бумаги не может, а вот получить в дар – пожалуйста. Итак, рейдеры нашли «слабое звено», акционера, который был готов провести их на предприятие. Как рассказал еженедельник «Версия», он подарил четверым представителям рейдера по одной акции и они стали полноправными акционерами. Теперь они на законных основаниях занялись скупкой акций и получили доступ к финансовым документам поглощаемого ЗАО, сообщило издание. Однако им не удалось скупить даже блокирующего пакета акций. Тогда была задействована схема, о которой в своих интервью неоднократно рассказывал Александр Корсак. Чтобы захватить власть на предприятии, нужно сменить его органы управления. Законно это сделать практически невозможно, остается путь фальсификации.

Захватчики «Машмира» так и поступили. Как писала «Версия», они прислали в налоговую инспекцию №4 документы о том, что на внеочередном собрании акционеров общества был переизбран гендиректор. Это подтверждал своей подписью «смещенный» Николай Кудимов и новый генеральный – Сергей Горбунов. Как говорится в той же публикации, следующая бумага за подписью Горбунова заверяла договоры купли-продажи пяти зданий «Машмира» неизвестным фирмам.

Руководство завода и акционеры написали заявление в ОВД Хамовнического района. 19 октября было возбуждено уголовное дело, поскольку, как свидетельствуют документы, эксперты подтвердили, что и подпись Кудимова, и печать «Машмира», и подпись нотариуса на письме были сфальсифицированы. Оставалось самое сложное – вернуть незаконно проданные здания.

Подобные сделки регистрируются в Москомрегистрации. Именно туда были направлены письма с предупреждениями, что «Машмир» пытаются захватить. Кстати, сделано это было по предложению специалистов УЭБ, которые инструктировали собственников в СМИ, как защититься от рейдеров: «Если вы заметили активность рейдеров, свяжитесь с УЭБ и Москомрегистрацией и предупредите, что смены собственников в вашей фирме не планируется». 15 октября 2004 года Москомрегистрация получила письмо от Кудимова с изложением всех фактов, а уже 18 октября Москомрегистрация «в ускоренном порядке» зарегистрировала новых собственников машмировской недвижимости, писала «Версия». Мало того, через несколько дней были готовы документы для регистрации следующей сделки – здания «Машмира» должны были перейти к третьим владельцам, которых принято называть добросовестными. На самом же деле именно эти «добросовестные владельцы» чаще всего и являются заказчиками захвата.

Предприятию повезло, что на тот момент уже велось следствие и в рамках уголовного дела все операции с недвижимостью «Машмира» были заморожены. Сейчас юристы предприятия пытаются вернуть себе свою же собственность и окончательно отбиться от рейдеров.

Не стоит думать, что рейдеры всесильны. Они действительно владеют хорошими чиновничьими каналами, их лоббисты сидят в различных министерствах и ведомствах. Однако силы, которые им противодействуют, в частности, силы закона, тоже нельзя сбрасывать со счетов. Просто, когда накал страстей спадает, тема захвата уходит из топ-новостей газет и телевидения, им на смену приходят атаки рейдеров на новые предприятия и пресса не успевает рассказывать о том, как предприятия отбились от захватчиков. Такие шансы есть у ЗАО «Машмир».

***

© "Российская газета", origindate::22.03.2005

Квадратные метры беспредела

Алексей Разин

Мотивом большинства историй с переделом собственности последнего времени стала не борьба за ресурсы, производство или монополию в отрасли.

Все гораздо проще. Делят недвижимые активы. Их можно очистить от производства, продать или сдать под офисы и склады.

Крупные сырьевые предприятия страны уже давно четко распределены между такими же крупными собственниками. Это девяностые годы были богаты на крупномасштабные захваты, маски-шоу, о которых говорила вся страна.

Теперь на этих комбинатах, заводах, комплексах сидит легитимный директорат, а их хозяева считаются добросовестными приобретателями. Спустя несколько лет с момента последней крупной битвы они уже готовы вести цивилизованные переговоры и заключать сделки без привлечения автоматчиков.

Вот, к примеру, Михайловский ГОК в конце 2004 года был безо всякого шума продан альянсу Алишера Усманова и Василия Анисимова, а бывший владелец, Борис Иванишвили, не инициирует судов, уголовных дел и не готовит тому подобных орудий. Сделка устроила всех. Производство как работало, так и работает, только прибыль потечет теперь в другие карманы. Это и есть рыночные отношения.

Но сегодняшним VIP-бизнесменам легко быть такими цивилизованными. У них есть для этого активы, полученные разными путями во время смутных времен. А что делать тем, кто во время приватизации не успел сориентироваться и создать свой бизнес? С таких персонажей и начинается вторая волна передела собственности, когда делят не финансовые потоки, а квадратные метры.

Именно недвижимость стала причиной атаки на успешное московское предприятие "Машмир". Сегодня оно занимается полиграфией, а раньше занималось еще и научными исследованиями для отрасли строительного, дорожного и коммунального машиностроения. Казалось бы - образец того, как постсоветское предприятие смогло занять свою нишу на современном рынке, сохранило трудовой коллектив и исправно платит налоги.

Однако как оказалось, ЗАО "Машмир" - это не только успешно работающее производство, но и 7 зданий в центре Москвы. Вот их и выбрали своей целью дельцы "второй волны".

Покупать предприятие целиком было для них слишком затратным делом, да и гендиректор ЗАО Николай Кудимов вряд ли пошел бы на это. Поэтому была нарисована многоходовая схема с подстраховкой из административного ресурса.

В октябре 2004 года стало известно, что у общества появился "новый гендиректор", некто Сергей Горбунов, информация о котором уже внесена в инспекцию ФНС и от имени которого уже проданы 5 из 7 зданий "Машмира" неизвестным фирмам.

Николай Кудимов тут же обратился в ОВД района Хамовники УВД ЦАО Москвы с заявлением о том, что не было никакого собрания акционеров, его никто не переизбирал и он не писал в налоговую никаких писем. 19 октября 2004 года было возбуждено уголовное дело по факту подделки учредительных и некоторых других документов ЗАО "Машмир" и продажи зданий. Однако де-юре передача недвижимости состоялась.

Пытаясь предотвратить несанкционированное отчуждение зданий, руководство "Машмира" обратилось в Мосрегистрацию, где изложило всю ситуацию и предупредило, что не имеет намерения продавать свое имущество.

Получено письмо было 15 октября, но Мосрегистрация почему-то зарегистрировала переход права собственности на эти здания.

Если бы в рамках уголовного дела по подделке документов не был наложен арест на все недвижимое имущество "Машмира", здания уплыли бы к так называемым "добросовестным приобретателям", и вернуть их обратно было бы очень нелегко. Не понятно, почему несмотря на обращение руководства "Машмира", Мосрегистрация зарегистрировала переход прав собственности?

Почему это стало возможным? Такой вопрос задают в письме к министру внутренних дел РФ Рашиду Нургалиеву и генпрокурору Владимиру Устинову председатель совета директоров ЗАО "Машмир" Анатолий Лапин и гендиректор Николай Кудимов.

Схему, примененную в отношении "Машмира", в ноябре 2004 года уже описал в своем интервью "Российской газете" начальник управления по экономической безопасности Москвы Александр Корсак. Правда, тогда речь шла о другом предприятии, но имя одного из фигурантов повторяется: "Тут в ход идут те же липовые бумаги, как это было, к примеру, во время попыток завладеть ОАО "Мосвторцветмет". Люди, положившие глаз на это предприятие, сначала произвели в учреждении юстиции и инспекции Москвы по налоговым сборам перерегистрацию права собственности на нежилые помещения.

Сделали это на основе поддельной выписки из протокола внеочередного собрания акционеров, согласно которой гендиректором якобы был избран А.Д. Джаниашвили. Хотя, как позднее показала прокурорская проверка, акционеры своего руководителя не переизбирали, решения о продаже зданий не принимали, акции не продавали и в доверительное управление никому их не передавали".

Дело в том, что именно на Андрея Джаниашвили, по информации СМИ, была оформлена всего одна акция ЗАО "Машмир". А не связана ли эта "мелочь" с волной атак, которая накатила на предприятие, теряются в догадках на "Машмире"? Что ж, на этот вопрос еще предстоит найти ответ правоохранительным структурам.