Война в стеклянном доме

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Война в стеклянном доме В схватке Кремль —Невзлин проиграет Россия

"“Вышвырнем Россию из “большой восьмерки”!” — такой громогласный призыв прозвучал недавно в стенах американского конгресса. Русофобы из числа штатовских народных избранников периодически придумывают разные схемы “наказания Кремля”. Но на сей раз подобный клич бросил наш соотечественник — опальный олигарх Леонид Невзлин. Незадолго до этого политсоратники Невзлина внутри России объявили нынешнюю власть “незаконной”. Согласно книге экс-главы московского бюро “Вашингтон пост” Дэвида Хоффмана, на одном из ранних этапов своей бизнес-карьеры Невзлин занимался в том числе и торговлей поддельным коньяком “Наполеон”. Так что его нынешние выкрутасы можно было бы целиком списать на любовь к торговле фальшивым товаром. Если бы не одно “но”. В деле радикализации нашей политики у Невзлина есть невольный, но предельно эффективный помощник — российская власть. Невзлин Гонка в пропасть Привычка Романа Абрамовича походя покупать футбольные команды и гигантские “Боинги” вызывает жуткое раздражение у большинства российских обывателей. Но, как показывает пример другого члена “клуба миллиардеров” — Леонида Невзлина, подобная модель олигархического поведения не является самой опасной для страны. Гораздо хуже бывает, когда магнат страдает от скуки и не знает, что делать со своими деньгами. Ставший круглым сиротой в возрасте двух с половиной лет, Абрамович провел свои детские годы в мрачном сибирском городе Ухта: поселении, построенном зэками ГУЛАГа в крайне тяжелой климатической зоне. Детство сына преуспевающего московского инженера Леонида Невзлина, напротив, было вполне благополучным. Процесс сколачивания первоначального капитала в годы ползучего перехода к рынку тоже был для Леонида Борисовича довольно простым. В 1987 году сотрудник геологического НИИ Невзлин ответил на газетное объявление руководителя центра научно-технического творчества молодежи Михаила Ходорковского. Два юных дарования встретились, начали продавать написанную Невзлиным компьютерную программу по бухгалтерскому и товарному учету и заработали на этом безумные по советским меркам деньги. Следующие 15 лет этой парочке с не меньшей легкостью удавалось проворачивать уже более серьезные бизнес-операции. Ходорковский отвечал за экономическую и управленческую составляющую дела. А Невзлин обеспечивал политическую “крышу”. Оставаясь неизвестным 99% российского населения, он был своим в самых высоких чиновничьих кабинетах — от премьера до руководителя кремлевской администрации. За редкими исключениями, типа провала попытки акционировать ИТАР-ТАСС, в ельцинскую эру Невзлину удавалось все. Но, даже превратившись в миллиардеров, в плане личного потребления Невзлин и Ходорковский оставались крайне скромными людьми. У них никогда не было ни замков, ни яхт, ни личных авиалайнеров. Даже любимая машина Невзлина “Порше-911” была куплена им подержанной. Корпоративный поселок ЮКОСа в Жуковке “Яблоневый сад” по олигархическим меркам был просто неприлично “бедным”. Например, все обитатели поселка пользовались все лишь одним общим бассейном. Ходорковского иногда пытались не пускать в пафосные московские клубы. Надутым фэйс-контролерам и в голову не могло прийти, что интеллигентный очкарик на самом деле самый богатый человек в России. В конце концов сочетание гигантских доходов и личной скромности и сыграло с Невзлиным и Ходорковским дурную шутку. Им стало неинтересно просто делать деньги. Захотелось заняться чем-то еще. Причем сомнения в том, что им удастся осуществить даже самый наполеоновский план, у компаньонов не было. Ведь до сих пор фортуна была их верной спутницей, если не служанкой. Первоначально “некоммерческим” проектам Невзлина тоже сопутствовал успех. Миллиардеру удалось, оставшись за кулисами, сделать ультрамодным в кругу российской элиты доктора Волкова. Министры, магнаты и светские львицы сломя голову бросились сбрасывать вес по его методике. Но как только Невзлин решил отказаться от ипостаси “серого кардинала” и открыто заняться общественной деятельностью, тут же прозвучал предупредительный звонок. В 2001 году Леонида Борисовича избрали было президентом Российского еврейского конгресса. Но в кресле “главного еврея” Невзлину удалось продержаться всего лишь несколько месяцев. Прочие боссы РЕКа вдруг выразили глубокую обеспокоенность избранием своего президента еще и членом Совета Федерации и предложили ему уйти. Однако первая неудача на публичном поприще Невзлина абсолютно не обескуражила. Наоборот, на пару с Ходорковским он вдохновился еще более грандиозными замыслами. Компаньоны задумали ни много ни мало полностью трансформировать российское политическое пространство. Было решено создать в стране новую просвещенную политическую элиту и заставить Россию сделать резкий скачок вперед в своем демократическом развитии. Причем этот проект заключался не только в масштабной благотворительности и создании сети детских лагерей. Как уже многократно писал “МК”, в 2003 году в кругу создателей нового общества не скрывали политических планов: взять Думу под контроль, а потом превратить Россию в парламентскую республику, чтобы иметь возможность назначать премьер-министра. Ясно, что основная ответственность за этот мессианский замысел ложится на Невзлина. Именно он ведь отвечал в ЮКОСе за политику. Леонид Борисович был просто обязан спустить Ходорковского с небес на землю и заставить его избежать лобового столкновения с государственной машиной. Но, по данным информированных источников, Невзлин, напротив, всячески подзуживал Ходорковского идти вперед. По-человечески подобный подход можно понять. Говорят, что Невзлину только однажды довелось более-менее долго общаться с Путиным. Это произошло вскоре после назначения ВВП директором ФСБ в 1998 году. Главный политстратег ЮКОСа прозевал смену политических эпох. Он оказался убаюканным своими успехами в ельцинскую эру. Новый президент представлялся ему слабаком, неспособным на решительные действия. Дальнейшее известно. Власть начала фронтальную атаку. Ходорковский оказался в тюрьме, Невзлин — в эмиграции, а проект создания “нового общества” — на свалке. Фронт лилипутов В первые советские годы официальная пропаганда обожала именовать оппозиционные группы “клубком ядовитых змей”. В офисе главного политического друга Невзлина в России, Александра Осовцова, змеи до недавнего времени присутствовали в натуральном виде. Впрочем, два резвившихся в небольшом террариуме амурских полоза не были ядовитыми. Но это не важно. Других политиков, которые так далеко зашли в своем неприятии власти, в России еще надо поискать. Политических соратников Невзлина отличает крайний идеализм и даже эксцентричность. Взять того же Александра Осовцова. В декабре 1993 года будущий депутат Думы первого созыва Осовцов категорически отказался поддержать новую российскую Конституцию. Причина: запись в статье 2, что в России “высшей ценностью является человек”. По мнению Осовцова, подобное игнорирование прав животных — это вопиющий пример “человекоцентризма”. Каждый вечер он обходит живущих в его поместье многочисленных животных — от собак до бегемота — и желает каждому из них спокойной ночи. Однако член руководства основанного некогда Ходорковским фонда “Открытая Россия” Александр Осовцов озабочен и насущными проблемами российской политики. В первой половине этого года в офисе Осовцова не раз проходили подготовительные совещания по созданию некоего “Объединенного гражданского фронта”. И в июне это почтенное движение официально объявило о своем создании. Гарри Каспаров, Осовцов, пара депутатов Думы, несколько демократических журналистов и куча менее известных личностей подписали специальный манифест. Среди прочего там значится: “Мы в принципе не признаем нынешний режим легитимным. Владимир Путин изначально не избранный, а назначенный президент... Мы оставляем за собой право игнорировать те законотворческие инициативы российской власти, которые, с нашей точки зрения, противоречат букве и, самое главное, духу Конституции... Эффективным способом борьбы с режимом... остается организованный протест, в том числе и в его уличных формах”. В беседе со мной Александр Осовцов весьма красноречиво защищал и заявление Невзлина в конгрессе, и позицию ОГФ. “Унизительным для России является не призыв к ее исключению из “большой восьмерки”, а ее неполноправное членство в этом органе. Ведь в финансово-экономический механизм “восьмерки” Россия не включена. Что же до позиции “Гражданского фронта”, то в ней нет ничего криминального. Власть, которая постоянно лжет своему народу, утрачивает часть легитимности. Но высшая форма непризнания власти — это гражданское неповиновение, и не больше”. Что ж, наверное, подобное толкование тоже имеет право на существование. Но создается впечатление, что Невзлин и Ко пытаются убедить и себя и всех остальных, что дважды два — это пять. Леонид Борисович и его соратники клянутся, что они “воюют” не против страны, а лишь против ее начальства. Но это явное заблуждение. Призыв к исключению России из “большой восьмерки” — это совершенно очевидная борьба против интересов страны. Ну а лозунги “Гражданского фронта” являются просто опасными. В 1917 году именно подобные призывы погрузили Россию в пучину анархии и хаоса. И вот теперь члены ОГФ со свойственным многим нашим “демократам” большевистским мышлением предлагают стране попробовать еще раз. Мол, вдруг на этот раз пронесет! Остается лишь порадоваться, что ОГФ является политическим лилипутом и на его призывы мало кто обращает внимания. Впрочем, власть, похоже, думает по-другому. Власть Принцип бумеранга “Радикальная оппозиция ненавидит власть по той же самой причине, что многие импотенты ненавидят женщин!” — такое суждение мне довелось недавно услышать в чертогах российской власти. Сентенция получалась крайне обидной не только для оппонентов власти, но и для нее самой. В отношении радикальной оппозиции наши верхи часто ведут себя как какая-нибудь взбалмошная, истеричная женщина. В первой половине 2003 года Невзлин наверняка считал свои политические планы образцом просчитанности и хитроумия. Но на самом деле они были верхом наивности. (Конечно, главный политстратег ЮКОСа получил определенные гарантии от некоторых тогдашних обитателей Кремля. Но Невзлину было прекрасно известно, что политики очень часто забирают свои слова назад.) С помощью проталкивания в новую Думу большого числа своих ставленников ЮКОС мог лишь еще больше увеличить лоббистские возможности в экономической сфере. Но в этом отношении у нефтяного гиганта и так было все в порядке. Один из заправил ЮКОСа, тогдашний зампред Бюджетного комитета Думы Владимир Дубов, успешно блокировал все невыгодные для компании инициативы правительства. Но вот взять в стране власть таким способом было абсолютно невозможно. Как метко заметил недавно Владислав Сурков, власть, как и любовь, купить нельзя. Ее можно только завоевать. Следовательно, Кремль вполне мог укротить ЮКОС изящно — политическими методами, а не с помощью арестов и изгнаний. Некоторые источники утверждают, правда, что в 2003 году ЮКОС скрытно пытался взять под свой контроль некоторые территориальные подразделения ФСБ. Согласно этим данным, Ходорковский даже проигнорировал прямое требование Кремля прекратить подобные действия. А таких вещей Путин, как известно, не прощает. Но даже если это и правда, зарвавшихся “строителей нового общества” все равно можно было унять, не затевая стрельбы из автомата в стеклянном аквариуме. Итак, в 2003 году власть превратила Невзлина в несистемного политика, которому нечего терять. В следующем году Кремль невольно оказал Леониду Борисовичу и тактическую помощь. Если внимательно проанализировать все публичные выступления Невзлина и Ходорковского последнего времени, сразу же замечаешь масштабные политические расхождения между компаньонами. Израильский изгнанник Невзлин сделал ставку на тотальную войну против власти, чего бы это ни стоило стране. Ну а тюремный сиделец Ходорковский ведет гораздо более взвешенную и умеренную линию. Достаточно прочитать его только что появившееся в СМИ очередное письмо о политситуации в России. Единственное, что там Ходорковский требует от президента, так это исполнения его прямого конституционного долга — ухода из Кремля в 2008 году. Пикантность ситуации придает то, что Невзлин и Ко фактически объявили сейчас Ходорковского политически недееспособным. Мол, он сидит в тюрьме, и поэтому мы не знаем, кто является реальным автором “заявлений Ходорковского”. Ясно, что при таком раскладе власти было бы выгодно, чтобы политическими структурами компаньонов в России рулили люди Ходорковского, а не Невзлина. Но в реальности все было сделано ровным счетом наоборот. В 2004 году Ходорковский назначил своим фактическим “наместником” в “Открытой России” крайне близкого ему человека — бывшего сенатора Николая Бычкова. Но очень скоро угроза уголовного преследования заставила Бычкова бежать из России. И фактический контроль над “открыткой” перешел в руки друзей Невзлина. Власть выбрала и крайне некорректный способ борьбы с проневзлинской оппозицией. Вспомним хотя бы недавнюю попытку Гарри Каспарова поездить по южным регионам России. Великому шахматисту, ставшему откровенно невеликим политиком, пришлось столкнуться с саботажем. Аэропорты, дома культуры и все прочие заведения под откровенно липовыми предлогами закрывали перед Гарри Кимовичем свои двери. В Америке тоже принято устраивать своим политконкурентам пакости. Послать на чужой митинг каких-нибудь хулиганов-словоблудов — это для штатовских политиков в порядке вещей. Но действия власти в случае с визитом Каспарова находились за пределами правил игры. Самое смешное, что для Кремля его действия были откровенно контрпродуктивными. Злоключения гроссмейстера широко освещались в западных СМИ. Более наглядного подтверждения тезиса Невзлина—Каспарова о том, что Россия превратилась в авторитарное и полицейское государство, сложно себе представить. Власть провоцирует политический радикализм не только в случае с Невзлиным и его политсоратниками. Взять, скажем, появившуюся в последнее время моду давать нацболам крайне жесткие судебные приговоры за сравнительно безобидные проступки. С помощью подобных методов “перевоспитать” левых радикалов невозможно. Зато их можно ожесточить и превратить в людей, которым нечего терять. К чему это может привести, хорошо известно из истории. В конце царствования императора Александра II питерский градоначальник Трепов позволил себе посамодурствовать и велел выпороть политзаключенного Боголюбова. В ответ экзальтированная дворянка Вера Засулич явилась к градоначальнику на прием и выстрелила в него в упор. Суд присяжных ее оправдал. Нужны ли нам повторения подобных историй? Весьма сомнительной является и ставка власти на движения типа “Наших”. Как показывает грустный опыт, скажем, стран СНГ, такие действия в лучшем случае бесполезны, а в худшем — даже вредны. Например, проакаевское движение “Алга, Кыргызстан!” (“Вперед, Киргизстан!”) не смогло предотвратить штурм Дома правительства в Бишкеке. Более того, некоторые наблюдатели утверждают, что оно его даже спровоцировало. “Защитники Конституции” полезли в драку с оппозиционерами. А те так разгорячились, что ворвались в президентский дворец. Ну и, наконец, самый вопиющий пример контрпродуктивных действий Кремля — ужесточение выборного законодательства. Любая домохозяйка знает, что будет, если поставить намертво запечатанный чайник на огонь. В политике тоже крайне важно иметь цивилизованные каналы для выпуска пара. Поступать иначе — значит провоцировать взрыв. Но, похоже, наши чиновники с физикой не в ладах. Говорят, что искусство политики заключается в достижении поставленных перед собой целей. Если это так, то и Невзлин, и власть оказались дремучими политическими неудачниками. Ходорковский и Невзлин искренне хотели способствовать превращению России в передовое и политически развитое общество. Вместо этого они спровоцировали самый глубокий и опасный политкризис последней пятилетки. В Кремле стремились окончательно застолбить место для нашей страны в элитном клубе цивилизованных западных держав. А вместо этого законность вхождения России в этот клуб была поставлена под сомнение. Но опьяненные схваткой власть и оппозиция не замечают ничего вокруг. Цена, которую российскому народу приходится платить за радикализм своих “слуг”, с каждым днем становится все выше и выше. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации