Война за рыбные квоты

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Еженедельный журнал", origindate::08.06.2004

Война за квоты

Арестован автор идеи двойного вылова рыбы: один раз в российских водах, другой – в международных

Юлия Латынина

[page_15017.htm Глава ликвидационной комиссии Госкомрыболовства Александр Тугушев арестован сотрудниками ГУБОПа] по жалобе рыболовецкой компании «Поллукс». Рыбаки утверждают, что Тугушев получил с них взятку в 3,7 млн долларов за квоты на минтай, а квот так и не выделил.

То есть, строго говоря, г-на Тугушева взяли за исполнение профессиональных обязанностей. Ибо что есть квота? Квота есть война. И способ захвата рыболовецкой компании: сначала чиновник Главрыбы лишает компанию квоты, потом близкий к чиновнику коммерсант покупает ее корабли за гроши.

Первая война за квоты при президенте Путине разгорелась между Евгением Наздратенко и губернатором Дарькиным зимой 2003 года. Дело в том, что бывший коммерсант Дарькин слишком прямолинейно понял свое губернаторство и региональные квоты на минтай отписал своим предприятиям, в частности «РоЛизу» и ТУРНИФу, контролируемым господами Глотовым и Николаевым соответственно, по милицейским ориентировкам более известными как Винни-Пухи – и бывшая крыша Дарькина. Евгений Иванович обиделся и переписал все квоты тем предприятиям, к которым он относился не менее нежно, чем Дарькин к своим.

Дарькин побежал Касьянову жаловаться, потому что Наздратенко не имел права перераспределять региональные квоты. Касьянов вызвал к себе Наздратенко и ошибку поставил ему на вид.

И что вы думаете, Наздратенко обиделся? Вовсе нет. Ой, сказал он, и вправду я ошибся! Непременно исправлю! И исправил – через три месяца, когда весь минтай был выловлен.

Через год история с квотами повторилась. На этот раз Дарькин и Наздратенко не только апеллировали к правительству, но и выводили на лед протестующих рыбаков.

Потом было «крабовое дело». В коридорах Главрыбы заговорили о каких-то магаданских бизнесменах, которые выделили через губернатора Магадана Цветкова 10 млн долларов на взятки за вылов краба и трубача, – квоты были выделены, но губернатор отдал их предприятиям своей помощницы г-жи Тихачевой.

За такое вообще-то убивают.

Губернатора убили. Разговоры затихли, а единственный, кто сидит по делу об убийстве магаданского губернатора, – это г-жа Тихачева. Очень правильный подход. Бедная женщина осталась без покровителя. Пока все не отдаст, не выйдет.

После снятия Наздратенко главой Госкомрыбы оказался протеже Касьянова, тишайший Моисеев. Напуганный размахом войны, Моисеев все время провел на больничном, а право распределять квоты, так сказать, было пущено на открытый тендер. Победителями оказались Александр Тугушев и Владимир Бурков. Они и стали замами.

Зам Бурков начинал с таможни – был владельцем знаменитого терминала «Стройтерминалсервис», получившего по протекции еще более знаменитого зама Рушайло Орлова невиданные льготы. Когда Орлов кончился, кончился и терминал, а Бурков занялся поставками лекарств ГУИНу. Отсюда следует, что Буркову никак в тюрьму нельзя: его там накормят его же поставками.

Бурков – государственник широкого, от таможни до ГУИНа, профиля, а владелец десятка рыболовецких предприятий мурманчанин Александр Тугушев – узкого: он рыбу видел не только под маринадом.

Говорят, что именно г-ну Тугушеву принадлежит идея одного из самых блистательных приказов Госкомрыболовства, того, который позволял мурманским рыбакам вылавливать квоты дважды: один раз в российских водах – как научные, другой раз в международных – как промышленные.

Во время болезни Моисеева разброд и анархия в Главрыбе достигли апогея.

К рыбакам приходили люди, собирали деньги на квоты, а из приемной болеющего Моисеева отправляли фальшивые факсы с подтверждением несуществующих квот. (Похоже, Тугушева замели за аналогичную схему.)

Два государственника не могут поместиться в одном Госкомрыболовства. Между Бурковым и Тугушевым началась война. В основном стороны пытались инкриминировать друг другу тот самый враждебный захват через лишение квот. А чтобы не проиграть узкому специалисту, Владимир Бурков взял в консильери еще одного зама – г-на Арсентьева, бывшего гендиректора уже упомянутого предприятия ТУРНИФ.

Этот самый ТУРНИФ когда-то был под крышей крупного владивостокского авторитета Баула. Часть акций была записана на охранников Баула, Глотова и Николаева. Когда Баул утонул, среди акционеров ТУРНИФа началась эпидемия: кто слинял, кто продал акции, а кто и помер. В живых остались Глотов, Николаев и Арсентьев.

Арсентьев стал было замом в Госкомрыболовства. Николаев баллотируется в мэры Владивостока и называет себя лидером «Единой России» в регионе.

Приятно видеть, как укрепляется российская государственность.

Впрочем, пока Бурков и Тугушев выясняли, кто из них более государственник, их обошли. Комитет по рыболовству расформировали и учредили на его месте агентство. Новое агентство возглавил бывший министр по делам Чечни Станислав Ильясов.

Что общего между Чечней и рыбой? Рыба круче.

***

Оригинал этого материала
© "РБК", origindate::09.06.2004

"Дело" Госкомрыболовства: назначенец М.Касьянова попал под удар

Прокуратура Москвы предъявила обвинения в мошенничестве бывшему заместителю председателя Госкомрыболовства Александру Тугушеву.

Как сообщили РБК в пресс-службе столичной прокуратуры, обвинение также предъявлено его знакомому Ленару Зинатулину в подстрекательстве к даче взятки и мошенничестве. А накануне аналогичное обвинение предъявили Алексею Лыскову. И до конца текущей недели прокуратура намерена предъявить обвинения четвертому фигуранту по этому уголовному делу.

Напомним, что заместителем председателя Госкомрыболовства А.Тугушев был назначен в сентябре 2003г. бывшим премьер-министром РФ Михаилом Касьяновым. А.Тугушев и трое других участников преступного сообщества вымогали взятки за предоставление квот на вылов рыбы. В рамках этого дела прошли обыски на дачах в подмосковной Жуковке. По данным ГУБОП МВД РФ, уголовное дело заведено было 1 июня. [...]

Прокуратура Москвы заявила о возбуждении уголовного дела в отношении всех четверых подозреваемых. А Замоскворецкий суд г.Москвы по ходатайству прокуратуры избрал в отношении них меру пресечения в виде заключения под стражу.