Война не за жизнь, а за смерть

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::18.12.2006

Война не за жизнь, а за смерть

Коммерсант Максим Васильев, похоже, собирает заключения о банкротстве заводов, принадлежавших ему в те или иные годы

Ольга Беляева

Converted 22994.jpg

Максим Васильев

По легенде, Маргарита Наваррская коллекционировала сердца умерших любовников. Говорят, она хранила их в специальном надушенном сафьяновом мешочке, а сердце любимого – графа Де Ля Моль – всегда носила с собой.

У мужчин другие хобби: российский бизнесмен Максим Васильев, похоже, собирает заключения о банкротстве заводов, принадлежавших ему в те или иные годы. Новомосковский «Оргсинтез», «Химволокно», «Барнаульский шинный завод» еще в конце 80-х были процветающими градообразующими предприятиями. Вероятно, им больше никогда не подняться на прежнюю высоту: под управлением господина Васильева эти предприятия лишились мощностей, цехов, сотрудников и были распроданы «с молотка».

Неразбериху 90-х предприимчивый коммерсант Максим Васильев использовал для скупки активов госпредприятий. Финансовые резервы недавнего выпускника факультетов журналистики и экономики МГУ неизвестны. Однако, инвестировав в контрольный пакет предприятия, он нимало не заботился о его развитии. Юный коммерсант использовал более простую и быструю схему возврата вложенных капиталов: вскоре после покупки предприятия он выводил основные средства в аффилированные ООО и ЗАО, делал огромные долги, а затем объявлял завод банкротом.

Инициативы в бизнесе не помешали Васильеву сделать политическую карьеру: в декабре 1999 года он становится депутатом Государственной Думы РФ, где вскоре входит в «правящую» фракцию «Отечество - Вся Россия». Он активно поддерживает церковь, жертвует на строительство храмов, публично выступает с отчетом об итогах своей работы как депутата Государственной Думы

Однако в 2004 году карьера Васильева резко обрывается: к этому времени в прокуратурах различных округов расследуются не меньше пяти уголовных дел, связанных с мошенничеством и преднамеренным банкротством принадлежавших ему крупных российских предприятий. В авральном порядке в избирательных бюллетенях «черной шариковой ручкой» вычеркивается имя кандидата Васильева М. И.

«Кидалово» «по полной»

Васильев играет в Сталина. Люди для него - куклы, купленные на его деньги, ТОПов своих он имеет как захочет. При увольнении людей кидают. Все бизнесы (БШЗ, КХВ, НПТ, "Продмаг", "Шинторг", "Химэксимбанк") неконкурентоспособны и гниют изнутри.

Из открытого письма сотрудника ФПГ «Нефтехимпром»

Первое предприятие в личной коллекции Максима Васильева - Новомосковский завод «Оргсинтез». В советское время оно было флагманом отечественного химпрома. Завод производил резорцин – вещество, незаменимое в фармакологии, а также другие продукты органического синтеза, используемые в шинной, лакокрасочной и других отраслях промышленности.

В начале 90-х владельцем предприятия стала Группа «Максим». Компания, возглавляемая господином Васильевым, при помощи полулегальных схем перевела на себя все оборотные средства завода. Вслед за тем она перестала платить поставщикам, пока сумма кредиторской задолженности не достигла двухсот миллионов рублей. Вскоре «Национальная резервная компания», «Компания Химинвест», «Компания Полимер Инвест» (владельцы акций Оргсинтеза, входящие в структуру Группы «Максим») попали в черный список партнеров, имевших случай убедиться в «добропорядочности» «Максима».

Любопытно, что в числе кредиторов были и дочерние компании «Максима» - ООО «Шиноторг» и ОАО «Курскхимволокно»: так, «Оргсинтез» должен был выплатить долг «самому себе». При такой «заботе» владельцев предприятие стремительно двигалось к банкротству.

В 1998 Тульский арбитражный суд ввел на заводе внешнее управление. Однако через год сумма долга возросла вдвое. Мощности завода за это время оказались: часть - в собственности ряда недавно возникших предприятий Алтайского края (сам завод «Оргсинтез» расположен в Тульской области), часть – просто у одной из «дочек» «Максима» – ООО «Петрокемикал компани». Ходу сделок помешало решение Московского арбитражного суда, который оставил мощности заводу «Оргсинтез», и Новомосковском городской прокуратуры. Однако предприятие, признанное банкротом, ушло «с молотка».

«Спасите наши души!»

Уважаемые народные депутаты! К вам обращаются три тысячи работников АООТ «Курскхимволокно» и ЗАО «Химволокн», униженных, доведенных до отчаяния, обреченных вместе с близкими, детьми, стариками на жалкое существование! 

Некогда передовое предприятие Советского Союза разворовано, развалено, а трудовой коллектив лишен конституционного права на труд. Все это дело рук вашего коллеги – «народного избранника» - нынешнего депутата Государственной Думы Васильева Максима Игоревича!!

Из послания трудовых коллективов АООТ «Курскхимволокно» и ЗАО «Химволокно» депутатам Государственной Думы РФ
После обкатки на заводе «Оргсинез» Васильев поставил «убийство предприятий» на поток. В начале двухтысячных банкротами один за другим становятся: ЗАО «Химволокно», «Барнаульский шинный завод», завод таблетированных лекарственных средств «Асфарма», компании-владельцы сети «Продмак» ООО «Суперлинкс» и ООО «Гил-Гэл».

Допускаем, что нам известны не все жемчужины коллекции Максима Васильева. В связи с мошенничеством и преднамеренным банкротством в прокуратуре в разное время возбуждаются еще пять (а быть может, и больше) уголовных дел. До поры до времени Максима Васильева надежно защищает депутатская неприкосновенность, однако после 2004 года от мер прокуратуры и «народного гнева» его уберегает, вероятно, одно лишь чудо.

В июле 2002 года сотрудники завода «Химволокно», более шести месяцев не получавшие зарплату, публикуют открытое послание депутатам Государственной Думы и лично ее председателю Геннадию Селезневу. В тексте письма описывается, как господин Васильев «криминальными приемами» увел активы «некогда передового предприятия Советского Союза» во вновь созданные акционерные общества, продолжая поставлять сырье через «доверенные фирмы» по ценам в 2-3 раза выше рыночных.

Заработная плата сотрудникам, разумеется, тоже не платится. «Наши семьи голодают, нам не на что купить даже блокадную пайку хлеба», - негодуют рабочие. Поэтому «вот уже более месяца мы бастуем, перекрываем транспортные магистрали и административные здания!»

Этот небывалый взрыв гражданского возмущения не приводит, однако, ни к чему. Уголовное дело, подкрепленное более чем тысячью исками рабочих, до сих пор неспешно расследуется прокуратурой Сеймского округа. А господин Васильев обзаводится офисом (бизнес-центр «Новь») площадью более 50 000 квадратных метров на Нижней Красносельской улице, где ранее располагалось одно из московских НИИ. Этот офис Васильев получил в результате рейдерского захвата здания.

Тем временем в Алтайском крае расследуется другое дело – о преднамеренном банкротстве «Барнаульского шинного завода». Завод, основанный в ветхом 1956 году, в 1998 входит в состав «Нефтехимпром». С тех пор с ним начинают твориться «странности». Оборудование, под залог которого совет директоров «Барнаульского шинного завода» берет кредит на сумму более 250 млн. рублей, исчезает внутри прежде неизвестной «Алтайской шинной компании». Само предприятие вскоре становится банкротом, а сотрудники, которым завод задолжал заработную плату за декабрь 2001 - март 2002 года, обивают пороги судов.

В деле, по которому на этот раз проходит брат Максима Кирилл Васильев, без труда можно узнать семейный «почерк». Нет нужды говорить, что «Алтайская шинная компания» оказывается «дочкой» «Нефтехимпрома».

Между тем, в российской практике подобные случаи не так уж редки. «Черные рейдеры», к которым, несомненно, относится и Максим Васильев, уже не раз попадали под пристальное внимание власти. Вот только процесс их искоренения идет слишком уж медленно – пока рабочая группа представит разработки закона, пока в него внесут правки, пока пройдут чтения….

В борьбе с ведущими предприятиями страны «черные рейдеры» быстрее. И не только «карьера» Максима Васильева здесь может быть приведена в пример. На скандально известном сайте, приписываемом рейдеру Эдуарду Олевинскому, вывешен официальный прайс-лист услуг на рейдерскую деятельность.

Здесь приведена стандартная схема силового захвата предприятия, рассчитанная подобно бюджету маркетинговой кампании: разведка бизнеса (маркетинговое исследование), оценка способности защиты клиента и реакции на смену владельца (исследование потребительских предпочтений), разработка схемы захвата объекта (разработка маркетинговой программы), организация захвата (организация центрального мероприятия рекламной или PR-кампании).

Похоже, государству стоит серьезно задуматься над тем, как обуздать таких коммерсантов, как Максим Васильев, заполучивших возможность вести собственный бизнес и не выбирающих для этого средств?