Война спецслужб за лидерство в теневой экономике

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

56bcbb7d89fc.jpg

Размах сражений потрясает. Один из самых упорных боёв шёл за контроль над рынком обналички. До недавнего времени флагманом обналичивания был Мастер-банк, выдававший около 1 млрд рублей в день.


Любая война - всегда трагедия. Современная история России знает много различных противостояний: это и внешние конфликты и криминальные разборки внутри страны. Одно из самых закрытых из них борьба спецслужб. Не благородная война с преступностью, а мелочная грызня между собой. Яркий пример такой битвы титанов за лидерство и «место под солнцем» – это противостояние ГУЭБиПК и ФСБ. Конечно, и у неё есть свои победители и побеждённые, солдаты и генералы, есть, наверное, свои герои. Не обошлась она и без жертв.


Началась война с момента основания в структуре центрального аппарата МВД России Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК МВД России). Задачи, поставленные перед новым управлением, тесно пересекались с задачами ФСБ в части противодействия преступлениям экономической и коррупционной направленности. Сотрудники нового ведомства работали очень успешно. За небольшой срок они успели поймать на взятке и привлечь к уголовной ответственности множество высокопоставленных чиновников и политиков: руководителя департамента Счетной палаты Александра Михайлика (его супруга, узнав об аресте мужа, повесилась), сенатора Коровникова, сити-менеджера Смоленска Константина Лазарева, и этот список можно ещё продолжать очень долго.

Кроме того, управление попыталось взять под контроль рынок обнала, который ранее был в поле зрения ФСБ, субсидирование и НДС также стали уходить из под влияния чекистов. На попытку «старших товарищей», сотрудников УСБ ФСБ, Олега Феоктистова и Ивана Ткачёва взять деятельность ГУЭБиПК под свой контроль они получили отказ от начальника службы генерала Дениса Сугробова. Ответ с Лубянки последовал незамедлительно.


A4e0d955.jpg

Денис Сугробов


17 февраля 2014 года сотрудники ФСБ задержали группу высокопоставленных оперативников управления «Б» (которое считалось элитным подразделением, уполномоченным вести коррупционные дела в отношении даже высокопоставленных чиновников) и ГУЭБиПК по подозрению в должностных преступлениях. Замначальник ГУЭБиПК МВД генерал-майора Борис Колесников, начальник управления «Б» ГУЭБиПК МВД Салават Муллаяров, его заместители Иван Касауров и Алексей Боднар, а также оперативники управления Сергей Борисовский и Михаил Назаров были арестованы. Они подозревались в провокации взятки (ст. 304 УК РФ), превышении должностных полномочий (ч. 3 ст. 286 УК РФ) и организации преступного сообщества или участие в нем (ч. 3 ст. 210 УК РФ). В один миг образцовые сотрудники превратились в бандитов, а управление в ОПС. Следствие считало, что ради увеличения показателей в работе сотрудники антикоррупционного управления полиции с помощью своих агентов провоцировали чиновников на взятки. После ареста своих сотрудников глава подразделения Денис Сугробов сам написал на имя президента Владимира Путина рапорт об освобождении от занимаемой должности.


«Не секрет, что провокация взятки (между прочим, совершенно противозаконное действие) стала основным методом в работе ГУЭБиПК в последнее время», — считает управляющий партнер Адвокатского бюро «Мусаев и партнеры» Мурад Мусаев.


«Руководитель ГУЭБиПК не может допустить, чтобы в его рядах имели место провокации, тем более поставленные на системную основу», — заявил Александр Хинштейн.


«Вероятность того, что увольнение является следствием расправы с ним, что он слишком активно действовал и кого-то задел, — такая версия тоже высказывается среди обывателей, — эта версия имеет место быть, но вероятность того, что было именно так очень мала», — считает депутат Госдумы от КПРФ Юрий Синельщиков.


Множество подобных высказываний были опубликованы в СМИ, бывших борцов с коррупцией не поливал грязью только ленивый. За время работы сотрудники многим перешли дорогу. А бывшие подозреваемые по материалам, вскрытым сотрудниками ГУЭБиПК, превратились в потерпевших от полицейского беспредела. Они с удовольствием давали показания на оперативников, привлекавших их к уголовной ответственности, тем самым избегая наказания. Один из таких «потерпевших» Владимир Райзвих. После возбуждения уголовного дела против сотрудников ГУЭБиПК обвиняемый в откатах и взятках с легкой руки следственного комитета официально стал потерпевшим. Правда, сегодня его вновь подозревают в коррупции, Райзвиха и его супругу задержали уже немецкие правоохранители. Теперь есть надежда, что коррупционер получит по заслугам, ведь обвинить немецких полицейских в провокации будет не просто.

5307402b28869c195f817e1cddc4fad3.jpg

Владимир Райзвих

«На основании доказательств, полученных Сугробовым и его сообщниками в ходе сфальсифицированных оперативно-розыскных мероприятий, к уголовной ответственности были незаконно привлечены за взятки, коммерческий подкуп и мошенничество 29 лиц», - заявила Генпрокуратура.


Как на любой войне появились и первые жертвы - бывший заместитель начальника ГУЭБиПК МВД генерал-майора Борис Колесников.


031a1d3901dfe8aba7754d7de0a10b18.jpg

Борис Колесников


16 июня 2014 года он покончил жизнь самоубийством, выпрыгнув с шестого этажа здания СКР. Следствие пришло к выводу, что генерал совершил самоубийство, к которому мог привести целый комплекс причин, включая последствия полученной им в камере черепно-мозговой травмы. Но есть и другая версия: на допросе следователь Сергей Новиков пригрозил Борису Колесникову привлечь его жену за распространение наркотических средств (якобы она передала мужу в СИЗО в кроссовках наркотики), если Колесников не начнёт сотрудничать со следствием и не будет давать показания против своих бывших коллег.


Естественно, в возбуждении уголовных дел о доведении генерала до самоубийства (ст. 110 УК) следователями ГСУ СКР и халатности (ст. 293 УК) полицейского конвоя было отказано. У Бориса Колесникова осталась жена и трое малолетних детей.


Размах сражений спецслужб потрясает. Один из самых упорных боёв шёл за контроль над рынком обнала. До недавнего времени флагманом обналичивания был Мастер-банк, выдававший около 1 млрд рублей в день. Как сообщает Forbes, «в течение года банк способствовал обналичиванию средств по сомнительным основаниям на сумму не менее 200 млрд. рублей и допустил свыше 100 нарушений действующего законодательства». Доля Мастер-банка на этом рынке достигала 40%. По сути Мастер-банк был холдинговой структурой и управлял сетью меньших по размеру банков-партнеров, где были открыты счета более 200 фирм. Специальные сотрудники занимались открытием и ведением лицевых счетов физлиц, на которые фирмы-однодневки перечисляли деньги — якобы «зарплату», «кредиты» и «средства от продажи ценных бумаг».


Основным звеном в схеме обналичивания через Мастер-банк была его обширная сеть из 3500 банкоматов (третье место в стране). Фирмы-однодневки перечисляли на счета граждан — клиентов Мастер-банка средства по договорам займа, и к концу текущего дня они обналичивали эти средства в банкоматах банка. Этот надёжный путь движения обнала денежных средств, также приостановили оперативники ГУЭБиПК.


У одного из подозреваемых по этому делу была встреча с сотрудниками УСБ ФСБ, на которой ему предложили дать показания против оперативников ГУЭБиПК, что они вымогали взятку за прекращение уголовного преследования. Откуда руководство Мастер-банка знает оперативников с Лубянки неизвестно.

23596f8929c6f7.jpg

Дело «Сережи два процента»


Не простила ФСБ сотрудникам полиции и дело Магина. Задержание летом 2013 года его группировки было самой крупной операцией ГУЭБиПК. Она состояла из 400 человек, которые работали через подконтрольные им банки и сотни фирм-однодневок, действовавшие около 5 лет. За это время в теневой оборот было выведено около 36 млрд. рублей, на чём участники группировки заработали около 575 млн. рублей. По версии следствия, теневые банкиры работали по следующей схеме: клиенты переводили деньги на счета фирм-однодневок, после чего получали наличные за вычетом 2%. Свою долю банкиры выводили в офшоры в Прибалтику и на Кипр. Группировка работала только с крупными суммами. Основными поставщиками наличных были торговцы крупных столичных вещевых рынков.


К знакомому одного из следователей, занимающегося этим делом, обратился Валерий Александрович Круглов, бывший когда-то командиром группы специального назначения «Вымпел» (ФСБ), а сейчас директор фонда «Вымпел», который по одной из версий получал от коммерсантов пожертвования взамен за «помощь» со стороны силовиков. Отличный вариант легализовать деньги за крышу. Круглову было необходимо, чтобы дело из СД МВД передали в СКР, а там уже можно было переговорить с Магиным, пообещав ему более лёгкое наказание, если тот даст показания против полицейских, якобы они являлись его крышей. Опять напрашивается вывод о таинственной связи ФСБ и рынком обнала. И здесь полицейские перешли им дорогу. Нанесли очередной удар в этой битве «за место под солнцем».


Имя Валерия Курглова не раз встречалось в этом деле: в обращении к генпрокурору России Юрию Чайке и председателю СКР Александру Бастрыкину генерал Колесников сообщал, что сотрудники ГУЭБиПК разрабатывали группу мошенников, представлявшихся высокопоставленными чиновниками и похищавшими деньги, которые граждане передавали им за решение различных вопросов, в том числе связанных с назначениями на должности в органах госвласти и с защитой от необоснованных проверок правоохранительных органов (то есть с крышеванием). В итоге в ГУЭБиПК было заведено оперативное дело в отношении неких Игоря Леонидовича и Валерия Александровича. На одном из допросов в середине марта следователь СКР Сергей Новиков сообщил Борису Колесникову, что «неустановленное лицо по имени Валерий Александрович является одним из руководителей общественного фонда, объединяющего бывших сотрудников ФСБ России».


Ещё одним полем противостояния стала сфера НДС. В феврале 2013 года сотрудники Управления «Б» ГУЭБиПК задержали бизнесменов Евгения Игнатьева, Олега Кабанова, Александра Кручинина и Илью Будянского, подозреваемых в мошенничестве с НДС. Далее стал рассматриваться вопрос о том, что материалы из МВД заберет СК, в производстве которого находится дело о хищении уже 9 млрд рублей под видом возмещения НДС, и оперативное сопровождение по которому осуществляет ФСБ. Дело затормозилось после того, как в Москве был застрелен член совета директоров ОАО «Мосвторцветмет» Андрей Бруевич — один из основных свидетелей по делам, которые были в производстве МВД. По некоторым данным, он даже находился под госзащитой ФСБ. В это же время представители ФСБ приезжали в следственный департамент и проверяли материалы расследования. Из источников в правоохранительных органах стало известно, что особенно контрразведчиков интересовала роль в деле о НДС сотрудников ГУЭБиПК. СД, находившийся в конфронтации с ГУЭБиПК, с радостью помогал визитерам с Лубянки.


В настоящий момент в ГУЭБиПК правит Дмитрий Севастьянов, начавший свою героическую карьеру в отделе по борьбе с организованной преступностью УВД ЦАО. Именно на этом этапе карьеры он был завербован тогдашним оперативником ФСБ Гаврюшкиным. И теперь он продолжает честно и добросовестно сотрудничать с ФСБ. Это скорее всего объясняет, почему Севастьянова не коснулась участь его товарищей, хотя он занимался делом получения взяток сотрудниками ФСБ и чиновниками, которых разрабатывало ГУЭБиПК. То, что не получилось у чекистов с Сугробовым, прекрасно получается с Севастьяновым.


А пока идёт эта война спецслужб, громкие коррупционные скандалы перестали сотрясать СМИ. Ещё одна из многочисленных жертв конфликта силовых структур – это простые граждане, лишившиеся сразу двух служб. Сейчас они направили всю свою мощь и работоспособность на решение своих, по большей части, меркантильных проблем. Соревнование, кто будет получать деньги с теневого бизнеса, ещё не закончено. Дело Дениса Сугробова уже превышает 350 томов. Так просто война спецслужб не прекратится.

Ссылки

Источник публикации