Волгоградская трагедия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::05.04.2004

Волгоградская трагедия

(история с лихо закрученным детективным сюжетом, пропавшими самолетами, стрельбой, трупами и большими деньгами)

Эпиграф:
Я – зицпредседатель Фунт. Я всю жизнь сидел за других. Я сидел при Александре Втором «Освободителе», при Александре Третьем «Миротворце», при Николае Втором «Кровавом». При Керенском я сидел тоже. При военном коммунизме я, правда, совсем не сидел. Но зато как я сидел при нэпе!»
(Ильф и Петров, «Золотой теленок»)

Антон Вишневский

В Волгоградской области идет следствие по факту незаконной продажи самолетов компании «Волга», по нескольким убийствам связанных с самолетами руководителей. Под следствием находятся бывшие генеральные, исполнительные, исполнявшие обязанности директора причастных к делу фирм. Но, похоже, кукловоды остались за кадром…

Итак, вот предыстория событий, послуживших началом цепи криминальных, полукриминальных, полузаконных и совсем не законных операций с недвижимостью бывшего (еще при Советской власти) Волгоградского объединенного авиаотряда.

Год 1992. На базе авиаотряда создается авиакомпания «Волга – Эйр». Акционерное общество, акции которого в основном были куплены коллективом за пресловутые ваучеры.

Ваучеры? – спросите вы, слегка погрустнев и теряя интерес к дальнейшей истории. И будете правы, потому что история продаж и перепродаж волгоградских самолетов ничем не лучше других историй про незаконную приватизацию, ловкое манипулирование законом и коррупцию на широких просторах нашей Родины.

Однако продолжим – хотя бы для тех, кто еще только собирается в бизнес, – в качестве учебного пособия.

Помните, что было в те поры с ваучерами и акциями? Правильно, их продавали по дешевке, по ценам, на порядок или даже несколько порядков ниже реальной цены. Потому что людям надо было семьи кормить, а зарплаты в одночасье перестали платить.

И вот волгоградские предприниматели, имевшие некоторый стартовый капитал, братья Самохины, скупили у простых акционеров довольно большую часть акций (правда, не контрольный пакет, а меньше, иначе нашей истории просто бы не было). Поставили директором Игоря Стрельца (говорят, что в коллективе компании его уважали) и стали налаживать производство. Потому что самолеты должны летать, пассажиры – платить, а компания – приносить прибыль (или, говоря по иноземному, дивиденды).

Что-то стало у братьев получаться, хотя и с великим трудом, но тут на лакомый кусок польстился Владимир Горюнов.

Никто точно не знает, что толкнуло Горюнова на тропу войны с братьями Самохиными. Почему его так заинтересовали именно самолеты? Почему его интересует футбол? Тайна покрыта мраком.

Однако позволим себе лирическое отступление в духе психоанализа.

У каждого факта есть причины и следствия. Мы полагаем, что в детстве Вова Горюнов был обиженным ребенком. Большие мальчишки не пускали его играть в дворовый футбол, разве что на воротах постоять или в защите. Еще у него была мечта: стать большим, сильным и всем показать, какой он на самом деле крутой! Стать летчиком, приехать однажды домой в синем мундире с позументами, пройтись по двору - все обалдеют и сразу пожалеют о том, что не видели, не замечали раньше, какой пацан рядом живет!

Только не получилось стать ни летчиком, ни футболистом, а мечта сохранилась. Психоаналитики говорят: незавершенный гештальт (план-образ жизненного устремления). Этот самый гештальт порой всю жизнь человека определяет. И как ни крути, а привела судьба Владимира Горюнова таким вот странным зигзагом и в футбол, и в авиацию.

Закончим с лирическими фантазиями и вернемся в суровую реальность. Итак, Горюнов, фактический владелец Волгоградского футбольного клуба «Ротор», начинает прикупать еще не проданные мелкими собственниками акции авиакомпании «Волга-Эйр», которой уже почти владеют братья Самохины, и таки становится главным акционером!!!

Тут нужно сделать еще одно отступление, на этот раз – отнюдь не лирическое. К этому моменту в авиакомпании сложилась уникальная ситуация. За долги кампания вынуждена была отдать областной администрации самолеты сельхозавиации. Взамен администрация обещала погасить долги «Волги».

Однако не погасила, а осталась должна «Волге» приличные деньги (в соответствии с решением суда, между прочим). Авиакомпании пришлось платить недоимки, терять доходы и влезать в новые долги. При этом в результате взаимозачетов, проведенных администрацией области, в числе должников «Волги» оказывается уже не только сама администрация, но и спортивный клуб «Ротор». То есть, читай, Горюнов. 
Из ситуации нужно было как-то выбираться. Платить по долгам братьям Самохиным Горюнов не хотел, так что у него появилась новая и вполне определенная сверхзадача - убрать конкурентов, самому стать единоличным собственником предприятия, ну и заработать на приобретенной собственности деньги. Желательно – большие.

Дальше происходят странные дела. Создаются вместо одной компании две новые фирмы, судятся, одна у другой отчуждает имущество и передает его в третью фирму - «Волга – авиаэкспресс», зарегистрированную в калмыцком оффшоре. 46% акции нового предприятия принадлежат кому, как вы думаете? Верно, «Ротору» (читай – Горюнову), который при этом сам должник. Круто? Круто!

Пора было переходить к следующему этапу – преднамеренному банкротству. Такая процедура позволяет и долги списать, и имущество распродать. Скупленные акции и имеющиеся связи позволили это сделать легко. Сработало главное - совпадение интересов Владимира Горюнова и Николая Максюты – губернатора области. Последнему тоже оказалось невыгодно платить долги «Волге», тем более помогать дышащему на ладан предприятию, да и с Горюновым лучше дружить…

Так образовался тандем Горюнова и Максюты, который и решил обанкротить «Волгу» под предлогом ее финансового и экономического оздоровления.

Тут требуется очередное отступление. Процедура банкротства, в соответствии с законом, происходит обычно следующим образом. Организуется аудит, проверяется финансовое состояние предприятия, комитет по банкротству на основании проверки выдает рекомендации, Арбитражный суд выносит определение и назначает временного управляющего. Примерно так.

В Волгограде в принципе схему удержали. Только вместо аудита губернатор Максюта создал комиссию во главе со своим замом - Василием Галушкиным. Комиссия провела проверку. Выводы сделала примерно следующие:

· состояние фирмы неважное, есть проблемы;

· однако есть и потенциал развития;

· предприятие в принципе лучше обанкротить оздоровления ради;

· при этом хорошо бы сохранить коллектив и имеющиеся социальные достижения.

После чего Арбитражный суд фактически начинает процедуру банкротства (для начала – наблюдения) и назначает временным управляющим некоего Виктора Лихарева.

Тут снова требуется отступление от нашего повествования. Три факта – к размышлению:

1. председатель Арбитражного суда Ермолаев (по должности очевидно зависимый от губернатора Максюты) – личный друг Горюнова;

2. назначенный управляющим Лихарев не имел на тот момент права занимать эту должность, поскольку у него не было соответствующей лицензии;

3. оный Лихарев одновременно служил юристом в СК «Ротор», опять же принадлежащем Горюнову.

Новая фирма, «Волга – авиаэкспресс», начинает распродажу самолетов (предприятие банкротится параллельно!). Куда уходят 22 самолета – следствие до сих пор не может понять. Нашли, вроде бы, один - на Кубе.

А знаете, сколько осталось? Целых два! Хотя ошибаюсь - один! Потому что один из «Яков» Максюта просто подарил «Ротору» (Горюнову), а за второй идет война между «Волгой – авиаэкспрессом» и одной из ее дочек, вдруг не пожелавшей это последнее транспортное средство отдать в руки Горюнову.

Итак, подведем итоги. Вот некоторые побочные обстоятельства и следствия аферы вокруг самолетов.

Сам процесс борьбы за имущество бывшего авиаотряда сопровождался вполне криминальными разборками. Двух руководителей просто застрелили. Заявление одного из них, Иванникова, генеральному прокурору Скуратову прилагается к этому материалу. А убит правдолюбец Иванников был сразу после того, как отправил свое письмо адресату. Интересно, что никаких ответных действий генпрокуратура не предприняла, а заказчиков убийства в Волгограде так и не нашли.

Главные герои сериала вполне процветают:

· Братья Самохины ушли из авиабизнеса, работают в пищевой промышленности.

· Галушкин сегодня - депутат Госдумы.

· Горюнов – тоже депутат Госдумы
     – возглавляет в Думе комитет по физкультуре и спорту от фракции «Единая Россия»;

– при этом на последних думских выборах Волгоградское отделение КПРФ дружно агитировало за него, а сам Горюнов, говорят, оплатил избирательную кампанию Романа Гребенникова, коммуниста и нынешнего Председателя Волгоградской областной Думы;

– по слухам, собирается осенью идти на губернаторские выборы и распродает акции ««Волги», поскольку дело грязное и угрожает имиджу;

– остается владельцем «Ротора» - команды, устойчиво занимающей в суперлиге последние места, а значит, отличающейся откровенно слабым менеджментом.

· Коммунист Максюта так и работает губернатором. Говорят, тоже пойдет осенью на третий срок. Львиную долю областного бюджета в части спорта и физкультуры отдает тому же «Ротору».

· Арбитражный судья Ермолаев сегодня фактически является владельцем усеченной «Волги» - именно он через «Юринформ» (свою фирму) выкупил (или еще выкупает?) последние акции у Горюнова.

Генеральная прокуратура Волоградским делом так и не заинтересовалась – не тот масштаб. Вот дутое дело по якобы растраченным деньгам в Чечне, швейцарский след в следствии по Юкосу – это серьезно! А мелочи – пускай ими занимаются в области.

В области тоже как-то не получается найти концы в истории с пропажей самолетов. Правда, свидетелей убирают, так ведь живем в век терроризма, простительно.

А под следствием находятся четыре зицпредседателя. Хотя, говорят, дело дохлое и всех выпустят.

Приложение:

1. Заявление в генеральную прокуратуру Иванникова

Converted 16482.jpg

Converted 16483.jpg

Converted 16484.jpg

Converted 16485.jpg