Вооружен и очень опасен. Кадыров

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Как неоднократно отмечали наблюдатели, в том числе правозащитники, служба безопасности президента Ахмада Кадырова, которой командовал его сын, стала вполне самостоятельной вооруженной структурой, слабо подчиняющейся МВД РФ и зачастую соперничающей с представителями федеральных сил. Еще накануне президентских выборов в Чечне сопредседатель комитета помощи беженцам "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина говорила, что население Чечни более всего боится кадыровского террора, поскольку "люди Кадырова контролируют все структуры чеченского общества... Они официально состоят в отделах внутренних дел Чечни и, в отличие от обычных сотрудников милиции, не сдают на ночь оружие. Эти люди очень опасны. По сути на территории республики официально действует кадыровская группировка".

Сам Рамзан Кадыров не раз заявлял о необходимости вывода федеральных войск из Чечни. Это означает лишь одно: нет никаких гарантий, что созданное Кадыровым-младшим вооруженное формирование, получив реальную власть, не выйдет из-под контроля федеральных сил. К таким же последствиям может привести и отлучение Рамзана Кадырова от управления республикой.

Если же Кадыров будет наделен властью, то вряд ли можно рассчитывать на улучшение катастрофической ситуации с правами человека в Чечне. Известно, что в последние годы в республике растет число исчезновений людей, и многие из этих случаев так или иначе связаны со службой безопасности президента под командованием Рамзана Кадырова. По словам сотрудников Правозащитного центра "Мемориал", многие чеченцы говорят, что боятся людей Кадырова даже больше, чем федералов.

Правозащитники неоднократно сообщали о причастности службы безопасности президента к похищениям и несанкционированным задержаниям. Нет никаких гарантий того, что, прикрываясь поиском убийц отца, Рамзан Кадыров не начнет расправу с неугодными ему людьми внутри Чечни.

7 августа прошлого года Рамзан Кадыров со своими людьми захватил в Урус-Мартане Ибрагима Гарсиева — человека, обеспечивавшего безопасность кандидата в президенты Чечни Малика Сайдуллаева. Ибрагима привезли в дом Рамзана в Центорое и жестоко избивали, требуя организовать покушение на Сайдуллаева. Гарсиева избивал палкой лично Рамзан Кадыров. Только после того как Гарсиев пообещал подложить фугас и взорвать Сайдуллаева, он был отпущен. При этом Рамзан пообещал, что в случае обмана уничтожит всю семью Гарсиева.

4 июля прошлого года в Ингушетии группой людей в камуфляжной форме был похищен журналист France Presse Али Астамиров. Похитители подошли к автомашине, в которой находились журналист и его знакомый, представились сотрудниками правоохранительных органов и, угрожая оружием, пересадили Астамирова в свою машину и увезли в направлении Чечни. Судьба похищенного корреспондента до сих пор неизвестна. Руководитель московского бюро информационного агентства France Presse Мишель Виатто, опираясь на информацию из источников в Чечне, считает, что Астамиров находится в селении Центорой и насильно удерживается там Рамзаном Кадыровым.

Помимо похищений, имя Рамзана Кадырова связывают с наличием в республике нелегальных тюрем. Так, в селе Автуры, по сведениям правозащитников, расположена темница, в которой незаконно содержались противники кадыровского режима. Сам Рамзан Кадыров отрицал как сам факт наличия такой тюрьмы, так и вообще свою причастность к похищению людей. Однако на просьбы журналистов и правозащитников поехать с ними в Автуры отвечал неизменным отказом.

Сделать Рамзана Кадырова президентом пока невозможно по формальным основаниям: по Конституции Чечни главой республики может стать человек не моложе тридцати лет, а Кадырову-младшему сейчас двадцать восемь. Несомненно, однако, что Рамзан Кадыров и сейчас представляет угрозу как внутри республики, так и вне ее: он вооружен и очень опасен.

Еще на эту тему:

К похищению чеченских беженцев в Ингушетии могут быть причастны люди Кадырова

Как сообщает АР, к похищению пяти жителей Чечни из Сунженской больницы в Ингушетии могут быть причастны люди из кадыровской службы безопасности, которой руководит сын Кадырова Рамзан. Такое предположение на правах анонимности выдвигают в Министерстве внутренних дел Ингушетии. Как говорят сотрудники министерства, представители службы безопасности Кадырова регулярно безнаказанно грабят, убивают и похищают местных жителей. Сам Кадыров эти сообщения опровергает, называя их попыткой скомпрометировать его в преддверии назначенных на 5 октября президентских выборов.

Тем временем чеченские беженцы в станице Орджоникидзевская встретили прибывшую туда актрису Анджелину Джоли, выкрикивая возмущенные лозунги, направленные против планов Кадырова вернуть вынужденных переселенцев в Чечню - против их воли и без предоставления гарантий безопасности. Как неоднократно заявляли представители временной чеченской администрации, все лагеря беженцев в Ингушетии будут демонтированы к октябрю. При этом, как сообщает АР со слов чеченской беженки Малики Сагаиповой, жители лагеря делегировали пять женщин на встречу с американской актрисой, однако сотрудники ФСБ сделали все, чтобы не допустить жительниц лагеря к актрисе. "Мы хотели рассказать ей о планах Кадырова выселить нас отсюда. Мы знаем, что Анджелина не может остановить войну в Чечне, но мы надеялись, что она поможет нам остаться здесь", - говорит Сагаипова. Сама Джоли пока не делала заявлений для прессы, однако известно, что завтра она даст пресс-конференцию в Москве. Грани.Ру будут следить за развитием событий.

Напомним, Анджелина Джоли приехала в Ингушетию в качестве посла доброй воли Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, которое не в первый раз выражает беспокойство по поводу судьбы чеченцев, находящихся в лагерях беженцев в Ингушетии. В ООН знают, что этих людей силой заставляют вернуться в Чечню. По данным Организации, представители правительства обращаются с беженцами "в агрессивной и недопустимой манере".

В связи со сложившейся ситуацией официальное заявление распространила в пятницу и "Международная амнистия". "Местные и федеральные власти должны немедленно прекратить все попытки принудить внутренне перемещенных лиц вернуться в места, продолжающие представлять опасность", - говорится в заявлении. Члены организации отмечают, что несмотря на заявления властей о том, что Чечня возвращается к нормальной жизни, там возрастает число случаев нарушения прав человека, включая "исчезновения" людей, пытки, дурное обращение с людьми и внесудебные казни.

origindate::23.08.2003

ВЫБОРЫ В ЧЕЧНЕ НЕОБХОДИМО ОТМЕНИТЬ
Потому что фарс, устроенный при поддержке силовиков, не может быть легитимным

Такого фарса современная Россия еще не знала: все конкуренты Кадырова ушли с предвыборной дистанции.
Кремль своими руками сажает на президентский пост в Чечне диктатора, давно сколотившего свою вооруженную гвардию. Главный политический проект страны свелся к тому, что судьба Путина оказалась в руках бывшего муфтия Ичкерии.
Итог восьмилетней войны: власть — под контролем человека, объявившего когда-то России «священную войну»…

После того как из борьбы за президентское кресло в Чечне выбыли по различным причинам, но явно при активном содействии федеральной власти основные кандидаты и главные конкуренты Ахмада Кадырова — Хусейн Джабраилов, Асланбек Аслаханов и Малик Сайдуллаев, — стало окончательно ясно, кому Кремль обеспечивает «зеленую» улицу на выборах президента республики.
В чем причина происходящего и как это скажется на выборах в Чечне? Что ожидает республику после выборов? Обо всем этом мы решили расспросить у тех, кто еще несколько дней назад был конкурентом в борьбе за власть в Чеченской Республике, и тех, кто призван наблюдать за соблюдением прав человека.

Малик САЙДУЛЛАЕВ продолжает борьбу

Среди всех, так или иначе отстраненных от борьбы кандидатов в президенты Чеченской Республики, самая, на мой взгляд, последовательная позиция — у бизнесмена Малика Сайдуллаева. В беседе он открыто заявил: «Перед тем как Верховный суд Чеченской Республики в минувший четверг отменил мою регистрацию, придравшись к подписям, со мной дважды встречались представители власти и предлагали снять свою кандидатуру. В обмен обещали дополнительные возможности по расширению моего бизнеса».
— Кто эти люди? Вас вызывали в администрацию президента?
— Я не хочу называть фамилий, но они представляли администрацию президента России. Я отказался от всех предложений.
Но в ответ мне сказали, что тогда будут найдены иные средства вывести меня из борьбы. Я возразил, что тем самым выборы превращаются в фарс. Человек, сидевший здесь, на вашем месте, захлебнувшись чаем, после некоторой паузы признал: «Да, это фарс».
— Были ли угрозы в ваш адрес?
— Угрозы были и есть, и они исходят прежде всего от людей Ахмада Кадырова. Было несколько покушений на меня и на моих помощников.
7 августа этого года сын Ахмада Кадырова Рамзан со своими людьми захватил в Урус-Мартане Ибрагима Гарсиева — человека из моей охраны в Чечне. Его привезли в дом Рамзана в Центорое и жестоко избивали, требуя организовать на меня покушение. Избивал палкой лично Рамзан Кадыров. Только после того, как Гарсиев пообещал подложить фугас и взорвать меня, он был отпущен. При этом Рамзан пообещал, что в случае обмана он уничтожит его семью. Сейчас мы вынуждены укрывать и его, и детей, и жену...
Несколько раз устраивали покушения и на меня. При выезде из моего родного села Алхан-Юрта охрана обнаружила фугас. В прошлое воскресенье, 7 сентября, я попал в засаду при выезде из Ханкалы.
— Как вы считаете, кто это делал?
— Кадыровцы делают это самостоятельно. Мне самому пришлось обратиться за помощью к спецслужбам России, и они мне предоставили охрану.
— Заявляли ли вы обо всем этом в прокуратуру, избирательную комиссию?..
— Да, вот копия моего официального заявления на имя председателя ЦИКа Александра Вешнякова, генерального прокурора Устинова и в другие инстанции. Реакции пока нет никакой.
— Как вы считаете, что ожидает Чечню в случае, если Кадыров станет президентом?
— В честной борьбе Кадыров победить не может. Максимум он может набрать 12% голосов избирателей. Я уверен, что победил бы его даже в условиях использования им административного ресурса.
Если Кадырова сделают президентом, то это — война. Это продолжение войны. Сегодня не федеральные силы — угроза для населения. Сегодня похищения людей, их исчезновения и убийства связаны с бандитами Кадырова.
— Вы намерены примириться с несправедливым судебным решением или вы продолжите борьбу?
— Мы опротестуем решение Верховного суда Чечни в Верховном суде России. Интересно, что кроме подписей жителей республики, за которые я отвечаю (я даже давал указание не брать подписей с моих родственников), мы внесли залог 4,5 миллиона рублей.
— Как вы считаете, высшее руководство страны имеет отношение к вашему отстранению от борьбы?
— 21 марта нынешнего года я встречался с президентом России Владимиром Путиным, и он заверил, что заинтересован в честных выборах и реальном выборе чеченского народа. Я верю президенту России.

Хусейн ДЖАБРАИЛОВ решил приносить пользу Чечне на предпринимательском поприще.

Именно об этом заявил Джабраилов журналистам, добровольно сняв свою кандидатуру с выборов. Но один из помощников Хусейна Джабраилова, пожелавший остаться неизвестным, сказал, что с его начальником поговорили «наверху» и посоветовали «не осложнять» положение дел в собственном бизнесе.

Асланбек АСЛАХАНОВ, видимо, не сомневается, что Владимир Путин вновь через полгода будет президентом России, поэтому предпочел стать его помощником в Южном федеральном округе.
Аслаханов заявил, что решение отказаться от борьбы далось ему очень тяжело, и «с благодарностью принял предложение главы государства стать его помощником».
Указа президента о назначении Аслаханова еще нет, и помощники депутата даже не знают, как точно будет называться новая должность их шефа. В Южном федеральном округе действует огромный аппарат представителя президента России Виктора Казанцева. Есть еще и министр по делам Чечни Станислав Ильясов. Как при таком многообразии контролирующих Чечню людей будет работать Аслаханов, трудно себе представить. И потому нет никаких сомнений: эта должность придумана для конкурента Кадырова специально, чтобы, не задевая амбиций, мягко вынудить Аслаханова отказаться от идеи стать лидером Чечни. Аслаханов, известно, согласился.

Элла ПАНФИЛОВА, председатель Комиссии при президенте России по правам человека:

— Чем больше реальных кандидатов примут участие в выборах президента Чеченской Республики, тем честнее будут эти выборы в глазах общественности и чеченского народа. Поэтому отстранение по тем или иным причинам таких кандидатов, как Асланбек Аслаханов и Малик Сайдуллаев, не в пользу этим выборам и стабилизации ситуации в Чечне.
Я беседовала с президентом России Владимиром Путиным и знаю его позицию. Он за честные выборы и честный выбор чеченского народа. А та ситуация, которая складывается сегодня в связи с отстранением реальных кандидатов в борьбе за президентскую власть в Чеченской Республике, не в пользу российской власти.

Вячеслав ИЗМАЙЛОВ

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Руководитель московского бюро международной правозащитной организации Human Rights Watch Анна НЕЙСТАТ:

— Даже пока в списках еще оставались кандидаты, которые могли составить реальную конкуренцию Ахмаду Кадырову, мы были всерьез обеспокоены тем, что выборы будут проходить на фоне продолжающегося конфликта и масштабных нарушений прав человека обеими его сторонами. Ситуация в Чечне за последние месяцы только ухудшилась. Россия продолжает отказывать в доступе в республику представителям международных организаций, руководствуясь соображениями безопасности. И при этом российские власти пытаются убедить мировое сообщество, что ситуация достаточно стабильна для проведения президентских выборов. Это очевидное противоречие никто даже не пытается устранить.
Теперь же создается ощущение, что Кремль решил даже не пытаться разыграть сценарий «свободных демократических выборов». Из предвыборной гонки последовательно выбывают основные конкуренты Кадырова, а Путин тем временем публично встречается с ним для обсуждения одного из важнейших в предвыборный период вопросов — выплаты компенсаций гражданам за разрушенное в ходе конфликта жилье. В подобных обстоятельствах исход предстоящих выборов предсказать несложно, однако легитимность как самого процесса, так и результата оказывается весьма сомнительной с точки зрения и российского, и международного права.
Более того — и это, пожалуй, самое важное — для реальной стабилизации в республике ни референдума, ни выборов будет недостаточно. Российское руководство и промосковские силы в Чечне должны прекратить насилие в отношении мирного населения Чечни. В настоящий момент мы видим исключительно политическую игру и четко отработанную информационную политику, рассчитанную на создание образа «стабильной» Чечни. Реальной нормализации обстановки, однако, такими методами достичь невозможно.
Скорее всего, российские власти рассчитывают, что такой лидер, как Кадыров, будет по-прежнему позволять федеральным силам свободно действовать на «его» территории (с этой точки зрения кандидатура Аслаханова не могла устраивать Кремль).
Большую обеспокоенность нашей организации вызывает и наличие у Кадырова вооруженной гвардии. По нашим данным, люди Кадырова причастны к целому ряду нарушений прав человека — причем не только на территории Чечни, но и в соседней Ингушетии. К сожалению, нельзя исключить возможность использования этой гвардии как одного из инструментов предвыборной борьбы. Не менее важно и то, что, как показывают многочисленные опросы, Кадыров не пользуется поддержкой населения. Едва ли такой человек сможет сыграть положительную роль в деле нормализации обстановки в Чечне.
Представители «Хьюман Райтс Вотч» не будут присутствовать на выборах в качестве наблюдателей. Мы не были приглашены, но даже если бы такое приглашение последовало, нам пришлось бы его отклонить. Российские власти толкуют присутствие международных наблюдателей как доказательство легитимности самого мероприятия, а комментарии международных экспертов искажаются до неузнаваемости.

Записала Мария ШПИЛЕВА
origindate::15.09.2003

Чеченский 37-й

Российские законы говорят, что человек может быть изолирован от общества только в определенных для этого местах: камере предварительного заключения, изоляторе временного содержания, следственном изоляторе, тюрьме или колонии. Однако это не относится к Чечне: там в качестве мест заключения до сих пор фигурируют оперативно-розыскные бюро и ямы.

10 июля 2003 года Европейский комитет по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (ЕКПП) выпустил свое "Публичное заявление относительно Чеченской Республики в составе Российской Федерации". В пятом пункте этого документа говорится: "Одно учреждение выделяется особо, с точки зрения как частоты, так и тяжести предполагаемых случаев жестокого обращения. Речь идет об ОРБ-2 (оперативно-розыскное бюро Северо-Кавказского оперативного управления Главного управления МВД России в Южном федеральном округе) в Грозном.

ОРБ-2 никогда не включалось ни в один из официальных списков мест лишения свободы, представленных ЕКПП. Однако люди там, несомненно, содержатся в некоторых случаях в течение очень продолжительного времени. Во время своих посещений в 2002 году ЕКПП получил значительное количество утверждений о жестоком обращении с лицами, задержанными в этом учреждении. С некоторым из этих случаев делегация получила медицинские подтверждения, не вызывающие сомнений. В ходе последнего посещения Чеченской Республики представителями ЕКПП в мае 2003 года были получены дополнительные утверждения, отдельные из которых были снова подкреплены медицинскими данными.

В момент посещения ОРБ-2 в мае 2003 г. там находилось 17 человек, причем некоторые из них содержались там в течение нескольких месяцев. Они очень неохотно шли на разговоры с делегацией и имели крайне запуганный вид. Имеющаяся в распоряжении ЕКПП информация дает все основания полагать, что эти лица были специально предупреждены о том, что они должны молчать. Наблюдения, сделанные в ОРБ-2, включая как общее отношение, так и поведение персонала, дают комитету основания для глубокого беспокойства о судьбе лиц, содержащихся в ОРБ.

ЕКПП неоднократно рекомендовал провести тщательную независимую проверку методов ведения допроса задержанных лиц персоналом ОРБ-2. Эта рекомендация по существу не выполнялась. Оправдательный аргумент, заключающийся в том, что "для принятия мер необходимо подать жалобу в письменном виде", неприемлем и представляет собой уход от ответственности, если учитывать ту атмосферу страха и недоверия, которая в настоящее время царит в Чеченской Республике. ЕКПП призывает российские власти положить конец жестокому обращению в ОРБ-2 в Грозном".

Напомним, рекомендация была выдана комитетом в июле этого года. А вот показания жителя Грозного Ахмеда Гисаева, которые он дал сотрудникам правозащитного центра "Мемориал" в ноябре этого года. "23 октября 2003 года я ночевал в доме родителей. Рано утром 24 октября в 5 часов 10 минут неожиданно в наш дом вошли вооруженные люди в масках (дверь дома не была закрыта на замок). Как мы поняли позже, они перепрыгнули в наш двор через забор с улицы. На нас направили автоматы и приказали всем выйти во двор. Дома нас было 6 человек: отец, мать, брат, две сестры и я. Потом от сестры потребовали документы. Сестра принесла все документы, и мои тоже. В это время в доме шел обыск. Посмотрев мои документы, один из них отдал приказ: "Этого в машину". У нашего двора стояли пять бронированных машин "УАЗ" и около 30 вооруженных людей.

Меня затолкали в "УАЗ" и на голову натянули мою же рубашку. Ехали минут 15. Привезли меня в здание 6-го отдела (там сейчас ОРБ). Я это понял по характеру движения машины и поворотам.

Меня посадили на табуретку и пристегнули наручниками к отопительной батарее. Один человек задал вопрос: "Сам признаешься в участии в НВФ (незаконные вооруженные формирования. - Ред.)?". Я ответил, что мне не в чем признаваться. Он сказал мне: "Тогда держись, это не то, что ты думаешь, ты уже приехал, отсюда ты живым не выйдешь". Тот, кто меня допрашивал, точно знал всех моих родных, всех Гисаевых и т.д. Он убеждал меня, что мою сестру они тоже привезли и она сидит у нас в подвале.

Они ушли и вернулись часа через два. Меня начали допрашивать и избивать. Избивали целый день - дубинкой, ногами, ключами от дверей.

Вечером, часов в 10, они вернулись. Заклеили скотчем рот, положили на пол и били очень жестоко ногами, дубинками, кулаками, ноги прижигали зажигалкой. Пытали током. Аппарат для тока стоял под столом. Били ногами по спине, по позвоночнику. Это продолжалось три дня. Через 3 дня вечером они вывели меня во двор, на голову натянули черный полиэтиленовый пакет, заклеив его скотчем, а потом посадили в машину на заднее сиденье легковой машины. Ехали минут 40. По рации кому-то сказали: "Прием-передача". Вывели из одной машины, затолкали в багажник другой машины и повезли куда-то. Я думаю, это была Ханкала. Там меня вытащили из машины и посадили на железную кровать с сеткой. Потом меня опустили в подвал. В подвале меня допрашивали, били, пытали током.

Со мной "работали" русские. Тот, который командовал, судя по всему, был важный офицер. Он мне объяснил, что это знаменитый подвал, из которого нет другого выхода, кроме как к Аллаху. Меня привязали к деревянному столбу и стали допрашивать, избивать, пытать. Один задавал вопросы, двое избивали. Мучительно было, когда пытали током. Каждый день повторялось одно и то же. В этом подвале я провел 11 дней. Через неделю после моего заключения в подвал они особенно ужесточили избиения и пытки. Я был в ужасном состоянии: по всему телу были раны, весь в крови.

В последний день ко мне зашли в подвал трое, снова закрыли голову черным полиэтиленовым пакетом, дополнительно обмотали его скотчем, вывели и затолкали в багажник легковой машины и привезли в РУБОП. Там со мной обращались нормально: не били. В РУБОПе я провел два дня. В последний раз меня снова вывели с пактом на голове, посадили в машину "Нива". Минут 40, как мне казалось, мы ездили. Но я понял, что мы никуда не уезжаем, а просто ездим кругами, создавая впечатление, что уезжаем далеко. Наконец машина остановилась. Кто-то подошел к машине со стороны места, где сидел шофер, и снял с моего лица полиэтиленовый пакет. Он спросил: "Твое имя Ахмед?". Когда я подтвердил, он сказал: "Выходи из машины". Он пересадил меня в свою машину и отвез к дому моих родителей. Это было 7 ноября 2003 года".

Содержание задержанных или арестованных в ОРБ-2 является прямым нарушением не только международного, но и российского законодательства. Люди, которым уже предъявлено обвинение, должны содержаться в следственных изоляторах, задержанные по подозрению в совершении преступлений - в изоляторах временного содержания. В городе Грозном существует следственный изолятор (СИЗО-1). Изоляторы временного содержания (ИВС) функционируют при районных отделах внутренних дел. Создание ИВС при ОРБ-2 было бы бы прямым нарушением федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", указа президента РФ от 12 февраля 1993 г. # 209, постановления правительства РФ от 7 декабря 2000 г. # 926.

Однако это совершенно не тревожит российские правоохранительные органы, в частности, прокуратуру. В ответ на депутатский запрос Вячеслава Игрунова на предмет незаконности содержания людей в ОРБ Генпрокуратура написала: "Помещения для содержания задержанных в ОРБ-2 представляют собой 6 комнат и позволяют одновременно содержать 20-25 человек. Санитарно-гигиенические условия соответствуют установленным нормам. Прокуратура республики обращала внимание руководства МВД РФ на необходимость ведомственного нормативного оформления работы ИВС в помещении ОРБ-2. Последнее обращение направлено в феврале 2003 года по итогам заседания оперативного штаба по управлению контртеррористическими операциям: на территории Северо-Кавказского региона РФ. От представителей ЕКПП В прокуратуру республики какие-либо медицинские документы для проверки не поступали".

Получается такой разговор слепого с глухим: Игрунов Генпрократуре про незаконность содержания людей, а Генпрокуратура Игрунову про то, что в помещении есть место. Наверное, вот за такие игры и дали генпрокурору Устинову награду "Человек года". А что? Какое время, такие и люди. А в то, что Генпрокуратура про Европейский комитет по предотвращению пыток и знать не знает и рекомендации их не читает, охотно верится – не видел же, например, министр юстиции Чайка решения магистратского суда города Лондона через неделю после его опубликования в большинстве центральных газет.

А между тем над людьми в ОРБ продолжают издеваться. Из заявления адвоката Юсуповой в Генеральную прокуратуру: "19 ноября 2003 года ко мне обратились родственники Сулейманова Хасана Уайсовича, 1977 года рождения, обвиняемого по ст.222 ч. 2 УК РФ, задержанного 11 октября 2003 года сотрудниками ФСБ Республики Ингушетия. Со слов родных мне стало известно, что уголовное дело по обвинению Сулейманова Х.У. находится в производстве прокуратуре Ленинского района г. Грозного, а сам Сулейманов находится в ОРБ г. Грозного.

С 19 по 21 ноября 2003 года я не имела возможности встретиться со своим подзащитным Сулеймановым Х.У. 21 ноября, около 14 часов, мне с трудом удалось встретиться с Сулеймановым в кабинете оперативного сотрудника ОРБ, который присутствовал во время нашей беседы в нарушение требований закона. На мой вопрос к подзащитному Сулейманову о применении к нему сотрудниками спецслужб физического воздействия Сулейманов уклончиво ответил, что применялись методы физического насилия в период, когда он содержался в Ингушетии. На вопрос о применении к нему физического воздействия сотрудниками ОРБ промолчал.

Тогда я потребовала от своего подзащитного Сулейманова предоставить мне возможность осмотреть его. Вся спина была кроваво-бурая, в кровоподтеках, с правой стороны спины между ребрами были кровавые полосы, на протяжении всей нашей беседы Сулейманов кашлял".

По мнению члена правления правозащитного центра "Мемориал" Олега Орлова, то, что происходит сейчас в Чечне, иначе как террором назвать нельзя. Незаконные тюрьмы, пытки и исчезновения людей – все это заставляет вспомнить о событиях 1937-1938 годов.

"Неофициальная" тюремная система в Чеченской Республике - "Мемориал"

Женя Снежкина origindate::03.12.2003 "