Вопреки предсказаниям Вяхирева, Миллер до си пор не повесился

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Вопреки предсказаниям Вяхирева, Миллер до сих пор не повесился

Молодежный отряд "комиссара" Газпрома

Оригинал этого материала
© "Совершенно секретно", июнь 2004, Фото: "Коммерсант", "Национальное достояние"

Галина Сидорова

Converted 16816.jpgНа фоне гуляющих по кремлевским коридорам слухов о грядущем аресте и показательном судилище над Анатолием Чубайсом «в ближайшее время» дела у другого «государственного олигарха» и питерца Алексея Миллера обстоят просто отлично. Процветает председатель правления ОАО «Газпром» вопреки якобы брошенному в сердцах пророчеству предшественника Рэма Вяхирева, что, мол, через год Миллер повесится у себя в кабинете.

Почему Миллеру хорошо? Может быть, удвоил добычу газа в стране, победил коррупцию? (Злые языки утверждают, что место менеджера в крупных госкомпаниях на сегодняшний день стоит 7 миллионов долларов, и это не предел.) И что все-таки с реформой газовой происходит? Еще несколько месяцев назад о ней не говорил только ленивый. Планы Грефа бурно обсуждались публично. Сам г-н Миллер, правда, давал понять, что ему эти планы не по душе. Дума тем временем уже и слушания специальные проводить нацелилась. Вдруг все замолчали. Как в анекдоте: «Стой, кто идет? – Уже никто никуда не идет…»

Мы все-таки решили понять, куда же идет реформа, о необходимости которой столько говорили чиновники разных уровней, и кто ее направляет или, наоборот, тормозит. Все-таки «Газпром» это 20 процентов поступлений в федеральный бюджет – по крайней мере, таковы официальные данные компании, – 20 процентов мировой добычи газа, экспорт в 27 стран, 300 тысяч россиян, занятых в структурах «Газпрома» и его «дочек». Да и все мы, граждане, платим за газ и за тепло, причем в перспективе будем платить больше.

Обратились к Герману Грефу, одному из инициаторов преобразований «Газпрома», к занимающимся этой проблемой депутатам Госдумы, к менее известным, но не менее компетентным лицам. Реакция была неожиданной. Кто-то бормотал что-то невнятное. Кто-то ссылался на большую занятость – самого Грефа, конечно, понять можно, собственную свадьбу все-таки сыграл. Знакомые чиновники отвечали откровеннее: не хотим, мол, связываться с Миллером, да и вообще не время…

Попадались и более разговорчивые эксперты, не стеснявшиеся высказывать свои претензии к «Газпрому» и его председателю, правда, на условиях анонимности. Из всех газовых месторождений – а их фонд составляет 9302 газовые скважины и 569 нефтяных – прирост добычи дает лишь одно – Заполярное, но и тот фактически компенсирует падение на других месторождениях. Большинство из них выработало свой ресурс, а на разработку новых у гиганта «Газпрома» собственных средств нет. Можно было бы подключить независимых производителей, но с ними разговор по-комиссарски: вложишь деньги в разработку месторождения, а уж мы потом посмотрим, пускать тебя в трубу или нет. Примерно так в переводе с профессионального языка на общерусский звучит установка нынешнего руководства «Газпрома». Ситуация как с подмосковными бабушками, выращивающими зелень на огородах. Перекупщики караулят их у кольцевой: сдавайте зелень за «рупь», а уж мы ей сами в столице поторгуем…

Сверхосторожность наших собеседников по некотором размышлении оказалась объяснима легко и однозначно. Зачем реформа и демонополизация, если президент на юбилее компании назвал ее государственной? (Напомню: государство хоть и самый крупный – 38 процентов, но все же один из акционеров.) Оговорка президента взбудоражила некоторых иностранных акционеров. Но этим все и ограничилось. Зато министр и его чиновники, готовившие реформу, не понравившуюся Алексею Миллеру (о ней пойдет речь в материалах Темы номера), предпочли затаиться. А то не ровен час…

Приободрившийся Миллер тем временем замахнулся на нефтянку. Понятно, что интересы нефтяников и газовиков пересекаются. От одного из наших собеседников мы узнали, что в аппарате главы «Газпрома» подготовлена записка на имя президента. В ней идет речь о концентрации усилий государства в нефтедобыче, транспортировке и переработке нефти с использованием ресурсов и опыта «Газпрома». Схема проста: государство деприватизирует некоторые объекты нефтепереработки, затем проводится тендер, на котором побеждает «Газпром». «Газпром» также не прочь сформировать собственную сеть нефтеперерабатывающих предприятий. Правда, в случае получения кредитов от государства. В общем, наш особый, кремлевский замкнутый капитализм.

Далеко идущие планы господина Миллера распространяются и на РАО «ЕЭС». По некоторым данным, «Газпром» прикупил 12 процентов акций энергомонополии и 14 процентов – «Мосэнерго». А опираясь на свои особые отношения с государством, может рассчитывать на контроль в двух из шести генерирующих компаний, образующихся в результате рыночных преобразований в РАО.

Раньше у «Газпрома» был хозяин – Рэм Вяхирев. Теперь комиссар – Алексей Миллер. Недостатки первой формы правления хорошо известны не только общественности, но и компетентным органам. Недостатки второй тоже известны. Из нашей более давней истории.

Конечно, у «Газпрома» находятся свои резоны: труба – национальное достояние, все хотят к ней присосаться, только и следи. Но как бы там ни было, никто не может поспорить, что доход компания сегодня получает в основном от продажи газа за рубеж, в то время как будущее, ближайшее и далекое, зависит, прежде всего, от разработки новых месторождений. Вот об этом государственники от «Газпрома», судя по всему, и не задумываются. Ведь задача, поставленная Алексею Миллеру, взять под контроль финансовые потоки фактически решена. Потоки текут куда надо. [...]

***

Оригинал этого материала
© "Совершенно секретно", июнь 2004

Кто остался на трубе?

Алексей Миллер и его команда: все из молодых, но очень лояльных

Алексей Макаркин

Фото: Photoxpress

Президент холдинга СИБУР Александр Дюков

Прошло три года, как Алексея Миллера назначили председателем правления ОАО «Газпром». И все это время эксперты обсуждали, когда его уволят. Впрочем, атаки на Миллера обычно совпадали с «разборками» внутри газового монополиста и, видимо, исходили от обиженных противников. Говорили, что он не готов руководить такой крупной компанией, что он пришел в «Газпром» только для того, чтобы расчистить компанию от вяхиревских кадров. Что Путин выбрал его только потому, что хорошо знал по работе в Смольном.

Однако роль «чистильщика» он давно выполнил, вяхиревцы «Газпром» покинули, а Миллер остается на посту. И укрепляет свои позиции.

Дело Вяхирева живет и побеждает

На первый взгляд бывший и нынешний глава «Газпрома» – антиподы. Рэм Вяхирев – выходец из советского министерства, символ «крепкого хозяйственника», всю жизнь проработал в газовой отрасли и не допускал в компанию менеджеров современного типа. Самодержавно руля газпромовским хозяйством, он пресекал любые посягательства на свои интересы, от кого бы они ни исходили. В частности, неудачей завершились попытки Бориса Немцова, бывшего в фаворе у Ельцина, повлиять на политику «Газпрома». Ни один менеджер компании не изменил тогда Вяхиреву – а ведь Немцов занимал пост первого вице-премьера и курировал ТЭК.

Преемник Вяхирева Алексей Миллер вышел из круга питерских либеральных экономистов, которые в годы перестройки жарко дискутировали о необходимости перехода к рынку. В газовой отрасли никогда прежде не работал. Зато имеет репутацию «государева человека». После Смольного, откуда ушел в 1996 году вместе с Путиным, был менеджером в морском порту Петербурга, затем возглавил строительство Балтийской трубопроводной системы. Это было одно из первых назначений Путина-премьера. Потом некоторое время Миллер занимал пост заместителя министра энергетики, готовясь к руководству «Газпромом».

Никаких революций в «Газпроме» с его приходом не произошло. Видимо, правила игры здесь диктует сама должность. Руководитель такой крупной корпорации не может действовать против интересов структуры, которую он возглавляет. Ни одна крупная компания не может быть расчленена изнутри, если, конечно, это не РАО «ЕЭС» Анатолия Чубайса. Но Чубайса и приглашали именно затем, чтобы осуществить «разделку» энергетической монополии. Миллер же, как и Вяхирев, отвергает разделение компании на добывающую и транспортную. Он выступает за усиление роли государства в решении ключевых вопросов – например, при определении того, кто будет контролировать крупнейшие залежи полезных ископаемых. А «Газпром», как известно, претендует на участие в разработке наиболее богатых газовых и нефтяных месторождений, в том числе в Восточной Сибири.

«Газпром» нужен Путину как мощнейший финансово-экономический ресурс, который можно использовать для усиления исполнительной власти. Этот ресурс должен быть стабильным, эффективно работающим и прозрачным. Да-да, прозрачным – только не для сторонних наблюдателей, а для самого президента. Ведь если в 90-е годы финансовые потоки «Газпрома» были неподконтрольны Ельцину и его людям в правительстве, то теперь ситуация совершенно иная. Вот почему Миллер пришел в «Газпром». Он должен был поставить финансовые потоки холдинга на службу власти.

Такие разные питерцы

Фото: WWW.GAZPROM.RU

Молодежный отряд «комиссара» Миллера: главный бухгалтер Елена Васильева

Поначалу у Миллера не было своей команды для управления компанией. На вяхиревцев ставить было нельзя, и он предпочел собирать окружение «с миру по нитке». Так, в числе его ближайших сотрудников оказались бывший министр топлива и энергетики Петр Родионов (коренной «газпромовец», но находившийся «на отшибе» в вяхиревской команде), банкир из Петербурга Виталий Савельев, бывший высокопоставленный сотрудник ФСО Сергей Лукаш и еще ряд людей, которых относили к «питерцам». Но вот что интересно: они в компании уже не работают.

Почему? Ведь Миллер и сам выходец из Питера... Дело в том, что питерское землячество в Москве крайне неоднородно и все перечисленные люди входили в разные его «ячейки». У Миллера был выбор – либо согласиться с полицентрической схемой управления (при которой «Газпром» оказывался поделен между разными питерскими группами), либо создать моноцентрическую систему. Впрочем, моноцентрической (то есть ориентированной на одного человека) ее можно назвать лишь условно, потому что, как говорилось выше, Миллер был и остается президентским «комиссаром» в компании.

Победил моноцентризм – как и в России в целом. Родионов ушел, не договорившись с Миллером о том, что делать с нефтехимическим холдингом СИБУР, который был создан как запасной аэродром для менеджмента «Газпрома» еще при Вяхиреве, на случай «непредвиденных обстоятельств». Когда такие обстоятельства наступили, отдавать СИБУР вяхиревцам никто не захотел. Родионов выступал за продажу холдинга как непрофильного актива, а Миллер желал сохранить его в непосредственной сфере интересов «Газпрома». Победил Миллер, а последствиями этой битвы стали отставка Родионова и полугодовая отсидка бизнесмена Якова Голдовского, обвиненного в том, что он попытался увести у «Газпрома» его нефтехимию.

Пост зампреда по финансам занимали при Миллере последовательно трое. Первым был Виталий Савельев. Ни он, ни сменивший его Борис Юрлов в компании не задержались. О причинах этих отставок известно немного, но есть основания полагать, что за ними стояли споры внутри питерского клана. Показательно, что теперь Савельев – заместитель Германа Грефа в Министерстве экономического развития и торговли, оппонирующем Миллеру в вопросе реформирования «Газпрома». Назначение второго менеджера – Бориса Юрлова – связывали с повышением роли «силовых» людей. До «Газпрома» он работал в Управлении делами президента: пришел по «путинскому призыву» разбираться с наследством Павла Бородина. Сейчас ведает финансами в новосозданном агентстве по атомной энергии.

Зато с отставкой зампреда правления по административным вопросам Сергея Лукаша, последовавшей в начале 2003 года, все достаточно ясно. Миллеру пришлось выдержать бой за финансовые потоки, которые обслуживал «Межрегионгаз» – структура, созданная в 90-е годы для поставок газа на российский рынок. С подачи Лукаша в начале 2002 года эту компанию возглавил «питерец» Николай Горновский. Однако довольно быстро выяснилось, что «Межрегионгаз» претендует на финансовую автономию в рамках газпромовской системы. В роли арбитра в конфликте выступил, по ряду данных, сам президент. В результате Лукаш, Горновский, а заодно и еще один лукашевский протеже, президент СИБУРа Дмитрий Мазепин, отправились в отставку.

Попутно руководство «Межрегионгаза» обвинили, что оно увело у «Газпрома» крупнейшего производителя азотных удобрений АХК «Азот», перешедшего под контроль его президента, бизнесмена Георгия Брилинга. И где теперь Брилинг? Брилинг уже не контролирует «Азот». Блицкриг за компанию шел в обычной для современной России обстановке – от «альтернативных» собраний акционеров до жалоб Брилинга на прослушку и слежку.

Таким образом, все поползновения на автономию в «Газпроме» к 2004 году были ликвидированы, и команда Миллера установила контроль за финансовыми потоками компании и ее «дочек».

«Портовая» молодежь

Фото: WWW.GAZPROM.RU

Зампред по финансам Андрей Круглов

За три этих года Миллер собрал собственную команду менеджеров. В ее составе нет громких имен: ее члены либо малоизвестны, либо необычно молоды. По среднему возрасту топ-менеджмент «консервативного» «Газпрома», пожалуй, даст фору руководству «реформаторского» РАО «ЕЭС». В том смысле, что помоложе будет чубайсовских реформаторов.

Выдвиженцы Миллера в «Газпроме» занимаются преимущественно организационной и финансовой работой. Если бы он ставил свои кадры на добычу и транспортировку газа, то вряд ли долго продержался бы на посту руководителя. В «технике» Миллер делает ставку на старых «спецов». Технической сферой ведает сейчас Александр Ананенков, который при Вяхиреве возглавлял одну из крупных газпромовских дочерних структур – «Ямбурггаздобычу». Ананенков и другие «технари» тоже входят в команду Миллера, однако глава «Газпрома» держит их на некоторой дистанции от себя, они не входят в круг ближайших его соратников, большая часть которых знают Миллера еще с питерских времен.

Зато в других сферах миллеровцы заняли ключевые позиции. Так, главным финансистом компании (третьим по счету) стал Андрей Круглов. Он непривычно молод для столь крупной компании – 1969 года рождения, но успел проработать несколько лет в комитете по внешним связям питерской администрации. Комитет тогда возглавлял Путин, а одним из руководителей был Миллер. В «Газпроме» Круглов сначала занимал пост начальника департамента корпоративного финансирования.

СИБУР в 2003 году возглавил Александр Дюков, бывший начальник Миллера в АО «Морской порт Санкт-Петербурга». Вице-президентом по безопасности и связям с государственными органами стал Николай Спасиченко, в прошлом кадровый сотрудник ФСБ из Питера, некоторое время возглавлявший в морском порту службу безопасности.

«Межрегионгаз» в 2003 году перешел под начало Кирилла Селезнева, работавшего с Миллером в морском порту и АО «Балтийская трубопроводная система» (АО «БТС»). В «Газпроме» он начал с должности личного помощника Миллера, затем стал заместителем руководителя аппарата правления, а в 2002-м получил самостоятельную вотчину – департамент маркетинга, переработки газа и жидких углеводородов. Селезнев вообще молод до неприличия – 1974 года рождения.

Что касается аппарата «Газпрома», то им в течение всего миллеровского «правления» руководит Михаил Середа (1970 г.р.), ранее заместитель Миллера по финансам в АО «БТС». Бывший главбух «БТС» Елена Васильева с 2001 года возглавляет бухгалтерию «Газпрома».

Ключевую роль в борьбе за возвращение «Азота» в систему влияния «Газпрома» играл Михаил Сироткин. В награду за победу он и сменил Брилинга на посту руководителя компании. Сироткину 32 года, он тоже из «портовых», был взят Миллером в «Газпром», занимал руководящие посты в различных департаментах – вначале в юридическом, а затем по управлению имуществом и корпоративным отношениям. Одновременно Сироткин возглавляет ЗАО «Росшельф», контролируемое «Газпромом». В конце прошлого года эта компания была задействована в сложной операции по переводу на ее баланс недвижимости в счет погашения долгов региональных газовых структур перед «Межрегионгазом». Уже по одному этому можно судить о значении «Росшельфа» для «Газпрома».

Фото: WWW.GAZPROM.RU

Глава аппарата компании Михаил Середа

Департамент «Газпрома» по управлению имуществом и корпоративным отношениям с прошлого года в ведении Ольги Павловой, работавшей в 90-е годы в питерской мэрии, в комитете по управлению имуществом, которым руководил покойный Михаил Маневич. Это назначение – прямой выбор президентских структур. Равно как и приход в компанию нового (вместо Лукаша) зампреда правления по экономическим вопросам Сергея Ушакова, который работал в питерском УКГБ вместе с Владимиром Путиным.

Еще один член команды Миллера – Юрий Шамалов – возглавил в 2003 году «Газфонд», крупнейший в России негосударственный пенсионный фонд, обслуживающий сотрудников «Газпрома». Ранее Шамалов руководил департаментом в представительстве компании Siemens в Москве. Его отец Николай Шамалов, работающий в Северо-Западном отделении Siemens Medical Solutions, как говорят, дружен с Владимиром Путиным. Оба они входили в состав учредителей дачного кооператива «Озеро» в середине 90-х годов. Еще один его учредитель, Сергей Фурсенко (брат нынешнего министра образования и науки), в 2003 году возглавил «Лентрансгаз» – одну из наиболее значимых транспортных «дочек» «Газпрома».

Как видим, команда Миллера – это симбиоз его собственных людей (работавших в Смольном, морском порту Питера и АО «БТС») и непосредственных протеже президента. Выходцы из других «ячеек» разветвленного питерского клана либо изначально остались вне «Газпрома», либо покинули его в ходе перестановок 2002–2004 годов. Эти перестановки лишь внешне носили хаотический характер, а на самом деле формировали единую управленческую команду холдинга.

Разумеется, менеджеры, управляющие столь значимой компанией, полностью лояльны президенту. Что до их профессиональных качеств, то по этому поводу есть разные мнения. Одни эксперты считают их неопытными новичками в газовой отрасли. Другие обращают внимание, что миллеровская команда создавалась обычным для российского бизнеса образом. Глава компании подбирал исполнителей, имеющих опыт работы в рыночных условиях и в то же время не способных составить ему конкуренцию – даже в перспективе.

А самого Алексея Миллера, в свою очередь, по точно такому же принципу в свое время подобрал Владимир Путин. На этом месте нужен не просто толковый менеджер, но стопроцентно верный человек. И, как прежде говорили, без политических амбиций.