Вопрос о Саакашвили

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Вопрос о Саакашвили Лидер грузинской оппозиционной партии «Справедливость» Игорь Гиоргадзе - личность неординарная. Патриот Грузии, государственник, изгнанный по лживому обвинению из своей страны, он тем не менее остается важнейшей фигурой на политическом небосклоне своей страны. Его суждения лаконичны, а прогнозы - правдивы. Вот почему мы искали встречи с этим политиком. И она состоялась на территории одной из стран Восточной Европы.

"- Игорь Пантелеймонович, нынешнее грузинское руководство усиленно нагнетает обстановку вокруг российских миротворцев в Южной Осетии, отказывается от конструктивного диалога с Россией по многим проблемам двусторонних отношений. Почему, на ваш взгляд, такое происходит? - Идет ускоренный процесс подготовки Грузии к вступлению в НАТО. Лично я рассматриваю многие процессы, происходящие внутри самой Грузии, и то, как она выстраивает свои отношения прежде всего с соседними государствами, именно с этой точки зрения. Малоопытное руководство Грузии, пришедшее к власти в результате так называемой «революции роз», и его зарубежные кукловоды пытаются сейчас воспользоваться ситуацией, которая складывалась вокруг России с начала 90-х годов вплоть до начала 2000 года. Конечно, за это время ситуация в самой России резко изменилась. Нынешнее руководство России стало более четко проводить политику, направленную на защиту собственных национальных интересов, чего ранее не было. Грузия же, разогнавшись в начале 90-х годов, никак не может «затормозить». Эти две реальности и сталкиваются сегодня в Грузии. Все шаги, риторика, а самое главное - действия направлены на то, чтобы через обострение грузино-югоосетинского конфликта, превращение его в кровавый, выдавить миротворцев (Россию) раз и навсегда с Кавказа. Наступает весна, поэтому предсказать конкретные действия Саакашвили очень сложно. - Эта политика осуществляется «героями революции», сменившими Шеварднадзе у кормила власти. Как бы вы их охарактеризовали в целом, и в частности, самого Михаила Саакашвили? - Этот вопрос не ко мне. Это из области психиатрии. - США не скрывали, что делали серьезную ставку на Саакашвили в проведении своей политики на Кавказе. Однако недавно появились сообщения о том, что Вашингтон недоволен действиями нынешнего грузинского президента, а американский посол в Тбилиси начал даже отказываться от контактов с Саакашвили. Что бы это значило? - Не придавайте этому большого значения. Саакашвили управляется американцами, и если действительно их посол в Грузии перестал явно демонстрировать свои отношения с Саакашвили, значит, изменилась форма их общения. Поэтому методика анализа происходящего сегодня в Грузии, с точки зрения абсолютизации некоторых даже участившихся антизападных высказываний лиц из окружения президента, ущербна. В Грузии появился так называемый «антисорос». Это линия раздела общества, линия противостояния. Она проходит не по разделу «Ты за русских или против них?», точно так же как «Ты против США или за?». Вопрос ставится более серьезно: «Ты за Грузию или против своей страны?» Что принес Сорос Грузии, что принесла моей стране та волна, которую сначала подхватил Шеварднадзе, потом передал ее своим «розовым ученикам»? Она попыталась вывести из исторического сознания грузин все, что веками связывало нас с Россией. Был определен новый вектор- Запад. Что это принесет Грузии? Посмотрите на географическую карту, и вам многое станет ясно. Открыт прямой маршрут из Турции через Сарпи в Центральную Азию. В то же время границы с Россией закрыты. Визовый режим достиг своего апогея. В России гоняют грузин, в Грузии русских арестовывают. А турецкий гражданин имеет право 90 суток находиться в Грузии, как украинцы в России, и грузин имеет те же права в Турции. Что же мы имеем? Я считаю недопустимым проводить антигрузинский политический курс, при котором страну пытаются поставить спиной к ее традиционным культурным историческим ценностям с их православным ареалом. Такой перекос приведет к уничтожению грузинской нации, ведь существующая этнополитическая аномалия разрушает национальный организм страны. В данном случае, конечно, я имею в виду ощущение нормального грузина на бытовом уровне, когда он сталкивается с обозначенными явлениями. Подрыв влияния грузинского православия приводит к усилению таких религиозных течений, как иеговизм, под влияние которого попадают в Грузии целые села. Все это ломает структуру нации, ведет к ее уничтожению. А если в Грузии появится НАТО, то мы потеряем окончательно территориальную целостность страны. - Некоторые российские политологи считают, что сохранить территориальную целостность Грузии можно только при изменении нынешнего политического режима в этой стране. Вы согласны с этим? - Ваш намек для меня понятен. Но дело в том, что использовать меня для осуществления каких-то геополитических комбинаций ни у кого не получится. Использовать можно только суррогатный материал, образовавшийся вокруг Саакашвили, что и делается на практике. Но помешать этой команде, встать на ее пути вместе со своими единомышленниками я могу. Поэтому, когда меня часто спрашивают: «Какой политической ориентации вы придерживаетесь - прозападной или пророссийской?», я отвечаю: «ни прозападной, ни пророссийской - прогрузинской. Но в грузинских интересах быть в очень близких и теплых отношениях с Россией». - События в Грузии могут развиваться по самому неожиданному сценарию. В стране есть, помимо вас и вашей партии, оппозиция, которая может решиться на свержение «соросят». Как вы будете действовать в такой предполагаемой ситуации? - В отличие от «соросят» я просчитываю свои действия и шаги. Если бы у меня было желание свергнуть нынешний грузинский режим, я мог сделать это десятки раз. Сдерживает моральный фактор: Грузия уже прошла через гражданские войны, этнические чистки. Я знаю цену человеческой жизни, поскольку сам принимал участие в гражданской войне. Когда мой двоюродный брат был по ту сторону баррикад, то озверелая толпа внутренних войск превратила его в окровавленный кусок мяса. У него осталось трое детей. Это моя ответственность, моя обязанность поставить их на ноги. Вот что меня сдерживает: ответственность за судьбу народа. «Соросята», которые не прошли такую суровую школу, являются продуктами суррогатного политического воспитания и лишены чувства политической и исторической ответственности. Суть второго постулата сводится к следующему: Президент России Владимир Путин четко определил политику своей страны на постсоветском пространстве. Москва будет работать с теми, кого избрал народ. Вот и делайте прогноз относительно наших возможных действий. - Видите ли вы пути урегулирования осетинского и абхазского конфликтов? - Нужно искать компромиссные решения. В чем они? В том, что произошло между нами, виноваты мы, грузины. Раз так, то кто может быть гарантом безопасности осетин и абхазцев в том виде, как они сами считают? Понятно, о какой стране идет речь. Вот почему я уверен, что Саакашвили со своей командой никогда не смогут сохранить территориальную целостность Грузии. И если я выступаю за территориальную целостность своей страны, то одновременно говорю, что поддерживаю выбор осетин и абхазцев сделать Россию гарантом их безопасности. Когда я делаю такие заявления, то меня «соросята» называют «агентом Кремля». Для меня военный путь решения южноосетинского и абхазского вопросов абсолютно неприемлем. Все должно решаться исключительно путем переговоров, и каждый шаг должен быть согласован со всеми участниками процесса. Кроме того, я считаю, что гарантом переговорного процесса должна выступать одна страна, а не несколько. Потому что Саакашвили хочет, чтобы гарантом была НАТО, а Абхазия и Южная Осетия хотят видеть гарантом Россию. - Некоторые считают, что существуют некоторые договоренности между Россией и США о ведении политики на Южном Кавказе. Вспомним, например, как приветствовал в Тбилиси «революцию роз» тогдашний министр иностранных дел России Игорь Иванов, или то, как легко Саакашвили получил капризничавшую при Шеварднадзе Аджарию. Может быть, и сейчас идет поиск новой компромиссной фигуры, которая могла бы сменить Саакашвили по посту президента Грузии ? - Элемент договоренностей существует или, скажем так, его нельзя исключать. Но полагаться только на то, что за вашей спиной кто-то договорится, а вам остается всего лишь выстраиваться в фарватере такой политики, ошибочно. Ключевые проблемы своего народа надо решать нам самим, без оглядки на кого бы то ни было. Нам не нужны кукловоды и их марионетки в Грузии типа Саакашвили. В то же время настоящим грузинским патриотам необходимо не подстраиваться, а учитывать ситуацию, геополитический расклад, национальные интересы других стран. Успешно решить это непростое уравнение можно только при условии наличия своей национальной политики и возможности ее интеграции в мировую политику. Вот почему я еще раз подчеркиваю: крайняя, поляризированная ориентация для Грузии губительна. Нужно научиться жить с соседями в дружбе и мире, а не «дружить против кого-то». - Роль российских послов в государствах СНГ начинает приобретать все большее значение. Например, в свое время назначение Чрезвычайным и Полномочным Послом России в Грузии американиста господина Циквишвили было встречено благожелательно, понимая, что на грузинском рубеже придется иметь дело прежде всего с США. Теперь стали все громче раздаваться критические высказывания в его адрес, звучат даже требования о его отзыве. Как вы оцениваете эти высказывания? - Смотрите, российский посол в Грузии Циквишвили получил мощную поддержку со стороны режима Саакашвили именно в тот момент, когда в России действительно стали раздаваться критические голоса о деятельности российского посольства в Тбилиси. Саакашвили заявил, что в случае отзыва посла он готов предоставить ему возможность «принести пользу Грузии». Откуда такая любовь к послу страны, которая в устах правящих кругов Грузии олицетворяется «заповедником тоталитаризма»? Я знаю, что, например, посол Циквишвили не пришел на открытие в Тбилиси Российского фонда, а в день дипломатического работника он пригласил на прием в посольстве всех, кроме тех, кто является оппозицией. А так, в принципе, посол хороший, как человек, наверное. Но при этом я хочу подчернуть, что негоже публичному грузинскому политику за пределами своей страны обсуждать российскую политику. В данном случае речь идет всего лишь о внешних впечатлениях. Внешняя политика - материя тонкая. Но я знаю точно, что лет через пятьдесят Грузии может и не быть, если верх возьмут постулаты принципов Саакашвили. Именно это дает мне право говорить то, что я говорю. - Сейчас в Грузии формируется оппозиция режиму Саакашвили. Стало известно, что на путь политической борьбы вступила и бывший министр иностранных дел Саломе Зурабишвили. Вы когда-нибудь рассматривали вариант возможности , например, объединения своих усилий с этой оппозицией во имя сохранения территориальной целостности страны и вообще сохранения Грузии? - Саломе Зурабишвили выступает против недемократичных методов правления Саакашвили. Я выступаю против втягивания Грузии в НАТО. По НАТО Саломе оказывается впереди самого Саакашвили. При такой политике, как я уже говорил, мы неизбежно теряем Абхазию и Южную Осетию. Это ключевой, фундаментальный вопрос. Даже если Россия со временем сама войдет в НАТО, все равно путь Грузии в Европу будет проходить через Россию. Тем не менее мы можем объединиться в борьбе против нынешнего режима. А дальше - каждый своим путем. Однако нам нужно внимательнее посмотреть друг на друга. Если Саломе олицетворяет оппозицию, которую в свое время создал Шеварднадзе для передачи власти, вряд ли у нас получится альянс. Но если Саломе действительно желает противостоять режиму, будет бороться за целостность страны и реально понимать ее интересы, наш альянс я не исключаю. Я готов с ней встретиться точно так же, как и с другими грузинскими политиками, душой болеющими за свою страну."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации