Воровство и скандал

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Результаты проверки Счетной палаты

1071037719-0.jpg Долгое время государственные аудиторы, проверявшие министров и депутатов, губернаторов и бизнесменов, обходили стороной «священную корову» – Министерство иностранных дел. Итоги недавней проверки Счетной палаты получились безрадостными: расходы министерства оказались заметно выше его реальных потребностей. Вопрос в том, насколько.

Данные аудиторов – это своего рода анализы. Для того чтобы поставить диагноз,нужно соотнести стоимость мидовской «потребительской корзины» с нормальными ценами на рынке, а действия чиновников ведомства – с российским законодательством. Но для начала необходимо понять, кто конкретно в МИДе тратит деньги и принимает решения.

Сделать это не так-то просто. Мало того,что на многих аспектах деятельности дипломатов стоит гриф «совершенно секретно», так еще сложность и запутанность структуры ведомства доведена практически до предела, и многие структурные единицы выпадают из российского юридического пространства. Например, управление делами (УД МИД)и валютно-финансовый департамент (ВФД МИД) – юридические лица с собственными балансами. Правда, даже если прочитать от корки до корки и по слогам что Гражданский кодекс РФ, что Закон «О некоммерческих организациях», то такой организационно-правовой формы юридического лица, как структурное подразделение,в них не найти. Это незаконное творчество самих мидовцев. Видимо, внутри ведомства работают только приказы, а не федеральное законодательство.

Мало того, что эти два министерских образования имеют невнятный статус – не вполне понятно, чем каждое из них конкретно занимается. Например, все деньги, выделяемые этому ведомству, распределяются его валютно-финансовым департаментом, а управление делами, как и другие отделы, может быть исключительно их получателем. Но это на бумаге. В учредительных документах структурных подразделений это фундаментальное положение проигнорировано. В итоге в одном из ключевых российских ведомств каждый чиновник ответствен за все понемногу и ни за что полностью. Именно этот принцип в фельетонах времен «застоя» назывался круговой порукой.

В Министерстве иностранных дел порочный круг держится не только на приказах и инструкциях, но и на деньгах. Удивительный факт: сотрудники ВФД МИД работают в одном государственном учреждении, а зарплату получают в другом: все зарплаты в министерстве выплачиваются через его управление делами. Дальше – больше. УД, оказывается, оплачивает работу сотрудников еще девяти бюджетных организаций и девяти федеральных государственных унитарных предприятий (ФГУП), которые входят в структуру внешнеполитического ведомства. При этом валютно-финансовый департамент и управление делами тратят деньги фактически самовольно: подписи главного бухгалтера МИДа на их документах отсутствуют.

Это неудивительно, потому что процесс размножения структурных единиц в МИДе, похоже, вышел из-под контроля и уследить за ним сложно даже главбуху. Причем одни части ведомственного организма рождаются, а другие с точки зрения закона отмирают. Так, пансионат «Дружба» и дом отдыха «Юность», оказывается, были преобразованы в акционерные общества, продолжая при этом получать бюджетные средства. Кроме того, стоимость переданной в их уставный капитал федеральной собственности была многократно занижена, поэтому Арбитражный суд Московской области признал их приватизацию недействительной. Правда, решение арбитража до сих пор не помешало новоиспеченным АО эксплуатировать федеральную собственность. Не вполне законным было и создание трех ФГУП. Их уставный капитал был намного ниже минимального размера, установленного Законом «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях».

Таким образом, бюджетные средства, попадающие в структуру МИДа, отправлялись в длительное путешествие, нередко попадая в структуры с сомнительным правовым статусом. При этом решения об их использовании зачастую принимали лица, не имеющие на то права по российским законам.

СЕМЬ МИЛЛИОНОВ НА СКРЕПКИ

Странности,обнаруженные ревизорами Счетной палаты в отчетах об использовании бюджетных денег, выглядят сущими пустяками в сравнении с некоторыми особенностями расходования средств централизованного резерва МИДа. Это загадочное образование представляет собой ни больше ни меньше собственный министерский бюджет. При этом формируется он в ущерб бюджету федеральному.

Авторами этой заметной новации в бюджетном строительстве были Игорь Иванов, на тот момент первый замминистра иностранных дел, и Алексей Кудрин в бытность свою первым замминистра финансов. Два первых зама утвердили так называемый порядок формирования и использования централизованного резерва МИД РФ. Порядка министерским финансам этот документ не добавил, зато сделал ведомство гораздо богаче. В министерскую копилку поступали рубли и валюта от консульских сборов, платежей за использование зарубежного госимущества, оказание паспортно-визовых и информационных услуг, а также банковские проценты. Все эти деньги МИД якобы был волен расходовать по собственному усмотрению. В бюджете-2002 о централизованном резерве МИДа нет ни строчки. Между тем Бюджетный кодекс требует полного отражения всех доходов, а все муниципальные и федеральные расходы могут финансироваться только из бюджета.

Мидовцы эти положения проигнорировали. В результате все деньги, заработанные учреждениями министерства за рубежом в 2002 году, были направлены в центрорезерв. Это $37 миллионов. Сумма внушительная, но в сводном внебюджетном балансе МИДа почему-то нет даже ее следов. Фактически, МИД незаконно отобрал эти миллионы у государства. И не собирается их возвращать.

Хотя демонстративно проигнорировать выводы Счетной палаты дипломаты не решились. Первый замминистра иностранных дел Анатолий Потапов в письменной форме рапортовал, что обнаруженные недостатки и нарушения устраняются и что издан приказ об отмене порядка формирования и использования центрорезерва: мол, виноваты – исправимся, но как-нибудь потом. Пока же господин Потапов утвердил смету на 2003 год на расходование тех самых $37 миллионов. Предначертать их дальнейшую судьбу несложно. Достаточно посмотреть на то, как формировался и расходовался предыдущий центрорезерв.

В 2002 году министерская копилка оказалась очень внушительной: усердные чиновники «заначили» 1120 миллионов рублей. Причем около 450 миллионов «деревянных» попали в центрорезерв, скорее всего, не совсем законно. Это средства от консульских сборов за границей, которые целиком и полностью должны направляться в федеральный бюджет. Кроме того, в отчете были фантастически занижены остатки средств, не израсходованных центрорезервом в 2001 году и оставшихся на его балансе. По подсчетам аудиторов Счетной палаты, эта сумма составляет более миллиарда рублей, которых нет ни в каких отчетностях. Миллиард «виртуальных» денег, скорее всего, уже нашел вполне реальное применение. Какое именно – не знает никто.

Впрочем, и те деньги, использование которых нашло отражение в смете, тратились не вполне законно. Например, только на отдых и курортное лечение высокопоставленных мидовцев и их семей из центрорезерва было выделено 36 с лишним миллионов рублей. Конечно, служба у министерских чиновников многотрудная, напряженная, нервная, и их желание погреться на солнышке и попить нарзана вполне объяснимо. Но это противоречит Бюджетному кодексу, абсолютно не допускающему финансирования расходов на содержание аппарата из внебюджетных источников.

А вот и вовсе анекдотичная ситуация: несмотря на то, что на мидовских складах лежали всевозможные канцтовары общей стоимостью 14 миллионов рублей, управление делами не поскупилось и накупило ручек и скрепок еще на семь миллионов. Дорого же стоит сырье для бюрократической машины! Впрочем, то, что сотни тысяч долларов ушли именно на приобретение этого «сырья», вызывает большие сомнения. Так, представители фирмы АСД, занимающейся оптовыми поставками канцтоваров, даже не смогли предположить, на что можно потратить такую огромную сумму. Комментируя нашему журналу действия управления делами МИДа, сотрудники пресс-службы АСД сказали, что 21 миллион «это, мягко говоря, многовато». Если же называть вещи своими именами, то эти миллионы были либо выброшены на ветер, либо, что тоже вероятно, присвоены кем-то из чиновников. Какая версия вам нравится больше, решайте сами.

ДЕНЬГИ ПОШЛИ В БАНЮ

Дипломатия – сфера специфическая, многие судьбоносные решения принимаются не на официальных встречах, а в кулуарах. Все, кто знаком с ментальностью русских мужчин, понимают, что лучшее место для обсуждения насущных проблем – это баня. Видимо, именно такой логикой руководствовались сотрудники управления делами, принимая решение о реконструкции сауны в мидовском особняке «Мещерино».

Сауна вроде бы аэродром не напоминала – преобразить требовалось всего 114,8 квадратного метра. Но оценены эти усилия были в 2,2 миллиона рублей. Выполнять ответственное поручение взялась фирма «Инвестстрой». Деньги за свою работу инвестстроевцы получали исправно, но успехов добились весьма сомнительных. Правда, отчасти это объяснялось политикой заказчика, который, не скупясь, удвоил объем и стоимость работ и разрешил брать себе в помощники субподрядчиков. В итоге за три с половиной месяца «Инвестстрой» выполнил меньше половины того, что планировалось. Кроме того,их качество не порадовало заместителя управделами В.Д.Метелкина, который повелел переделать уже почти готовый объект и, не доверяя больше частным подрядчикам, передал эту миссию ГУП ХРСУ при МИДе. Услуги государственных строителей были оценены в 2,8 миллиона рублей. В итоге стоимость ремонта одного квадратного метра выросла до 57,4 тысячи рублей. За такие деньги, наверное, эту дипломатическую сауну можно было позолотить, сложив в ней каменку из уральских самоцветов. По крайней мере, представители фирмы «Строй-сервис» утверждают, что максимальная цена ремонта самой что ни на есть элитной сауны – $250 за квадратный метр. Во что же тогда мидовцы превратили мещерскую сауну, заплатив в десять раз больше разумных пределов! Впрочем, любой прораб расскажет вам, какие жирные куски можно «отпилить» от выделенной на ремонт суммы, если грамотно «расписать» расходы. Грубо говоря, сооружение дощатого туалета на дачном участке по смете может стоить едва ли не как скромный коттедж.

В управлении делами МИДа, похоже, вообще не привыкли считать деньги. Например, решив обновить автопарк министерства, УД МИД приобрело у фирмы СИМ 43 «КИА», заплатив в общей сложности 29,6 миллиона рублей. При этом не было проведено ничего похожего на конкурс, что противоречит законодательству. В итоге автомобили обошлись мидовской казне на 6,4 миллиона рублей дороже, чем это следует из официального прейскуранта цен на модели «КИА». Конечно, перерасход можно было бы объяснить тем, что на машины были установлены дополнительные опции. Правда, набор технических усовершенствований, мягко говоря, не впечатляет: два комплекта ковриков в салоне, защита картера и четыре шиповатых покрышки. В то, что все это стоило едва ли не семь миллионов рублей, верится слабо. Например, в автосалоне «КИА Очаково» нам сообщили, что комплект покрышек стоит 200 долларов, защита картера – 100, а дополнительный комплект ковриков (самых эксклюзивных, ароматизированных) – 1500. Итого: опции для 43 авто должны были стоить 2,3 миллиона рублей. Это почти в три раза меньше суммы, потраченной управлением делами МИДа.

Впрочем, особой бережливости от УД и ВДФ МИД ждать и не приходится. Большинство скандальных случаев неэффективного и нецелевого использования, а проще говоря, растрат и разворовывания денег, связано со средствами не федерального бюджета, а центрорезерва: мол, наши деньги, на что хотим, на то и тратим. Но факты позволяют утверждать, что мидовская копилка создана незаконно и во многом пополняется средствами, которые должны были поступать в бюджет. Так что деньги, щедро вышвыриваемые на сауны и автомобили, путевки и канцтовары, в конечном итоге изымаются из наших карманов.

АЛЕКСЕЙ ПОЛУХИН

Оригинал материала

«Вслух о»