Воротилы "золоты ворот"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Скрываясь от правосудия, Шевченко неоднократно ложился в клинику нервных болезней.

Трабер любил пугать малознакомых людей: "А  вдруг сейчас сюда войдут ребята и перекосят вас всех из автоматов. "

© "Версия", origindate::09.10.2001

Воротилы "золотых ворот"

Антон Гришин

На прошлой неделе одна популярная московская газета опубликовала [page_11170.htm выдержки из протокола допроса авторитетного питерского бизнесмена Вячеслава Шевченко.] В своих показаниях бывший депутат Госдумы РФ ещё в феврале 1999 года якобы утверждал, что к четырёхлетней давности убийству Михаила Маневича причастны высокопоставленные чиновники Смольного. Публикация, надо заметить, появилась очень вовремя — в день начала судебного разбирательства по так называемому <делу Шутова». Юрия Шутова — тоже, кстати, депутата Законодательного собрания Петербурга (ЗакС) — и его по-дельников обвиняют в организации громких заказных убийств, и вновь открывшиеся подробности его дела — хороший повод для адвокатов к затягиванию процесса.

Но, думается, не только в этом была «сверхзадача» скандальной публикации. Сегодня вновь обострилась борьба за передел пакетов акций Морского порта Санкт-Петербурга, находящихся в собственности государства и городской администрации. Частным владельцам этих главных морских ворот России, видимо, уже мало той солидной доли прибыли, которую им приносит возрастающая год от года перевалка грузов. Вот и решили они, судя по всему, объявить информационную войну Смольному, чтобы посговорчивее стали чиновники. Но давайте обратимся к фактам.

Депутат в законе

Для начала, справедливости ради, стоит подробнее рассказать о личности экс-депутата Госдумы РФ Вячеслава Шевченко, или, как его называют в Питере, Шевченко-старшего. Вячеслав Алексеевич Шевченко родился 9 июня 1953 года. Работал генеральным директором научно-исследовательского экспериментального предприятия «Росвуздизайн», которое в начале 90-х удачно вписалось в новые рыночные условия и обзавелось рядом дочерних коммерческих структур. Кроме этого, в 1991-м Шевченко-старший создал бизнес-клуб при гостинице «Пулковская», уже тогда облюбованной в качестве резиденции питерскими «авторитетами». В апреле 1993 года следственное управление ГУВД Санкт-Петербурга расследовало уголовное дело о хищении государственного имущества. Фигурантами по этому делу проходили оба брата Шевченко — Сергей и Вячеслав. Предполагаемая следствием схема преступлений была типична для эпохи первоначального накопления капитала в России: Шевченко-старший безвозмездно предоставлял коммерческим структурам при «Росвуздизайне» помещения, имущество и пр. В дальнейшем эти структуры заключали с государственными организациями липовые сделки на приобретение товаров. Товары не приобретались, а деньги, поступавшие в качестве предоплаты, обналичивались и присваивались. Присвоенные суммы составляли десятки миллионов рублей (в ценах 1992 года). Одну из таких коммерческих структур — брокерскую фирму «Овен», которая неплохо нажилась на «липовых» поставках сахара объединению «Петро-конд», — возглавлял Шевченко-младший.

Братья были взяты под отражу, но через несколько месяцев их выпустили под залоги. Их дело странным образом было приостановлено на полтора года. А в августе 1995-го следователь Куликов внезапно обнаружил, что обвиняемые «не имели умысла на корыстное присвоение». Хищение превратилось в обычное злоупотребление, а размер ущерба уменьшился в несколько раз. Через два месяца дело и вовсе прекратили в связи с амнистией. Были возвращены залоги, с имущества, автомобилей и охотничьего оружия «пострадавших» был снят арест. В декабре 1995 года амнистированный В. Шевченко избирается депутатом Госдумы РФ по партийному списку ЛДПР. Судя по всему, авторитетного бизнесмена больше интересовала депутатская неприкосновенность, а не законотворческая деятельность. В 2000 году Шевченко-старший с той же целью баллотировался в депутаты ЗакСа по 31-му округу, но неудачно. Неоднократно ложился в клинику нервных болезней ВМА, избегая таким образом допросов по новому делу о вымогательстве. А 11 апреля 2000 года В. Шевченко был объявлен в федеральный розыск. Прокуратура дала санкцию на его арест. Где сейчас находится Шевченко-старший — неизвестно. Жив ли он вообще? Но это не мешает кому-то публиковать его давние показания, при этом искажая их суть.

Что скрывают многоточия

Странное дело, но при обнародовании стародавних протоколов допросов в показаниях Вячеслава Шевченко почему-то были пропущены принципиальные моменты. Восполним пробелы. Вот, например, что в действительности говорил этот авторитетный бизнесмен на допросе 19 февраля 1999 года заместителю начальника отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры Санкт-Петербурга Литвиновой Н. А.

«Мне известно, что Маневич был очень обеспокоен ситуацией в морском порту. По его просьбе я дважды побывал в порту, вёл разговор с начальником порта Биличенко, сделал ему предложение по поводу приезда в порт аналитической группы английской страховой компании «Ллойд», чтобы эта группа проанализировала финансовую ситуацию в порту и сделала своё заключение по поводу инвестиций. Биличенко поинтересовался, кто моя «крыша». А спустя неделю ко мне приехали двое бандитов от Трабера, которые мне пригрозили, что если я ещё раз появлюсь в порту, то мне голову отрубят топором. Об этом я рассказал Маневичу и больше в порту не появлялся».

Возможно, именно эта пропущенная фраза о «бандитах Трабера» и скрывает истинные интересы публикаторов, а может быть, и истинных «заказчиков» убийства руководителя Комитета по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга (КУГИ) Михаила Маневича в 1997 году? А кто, собственно, такой этот скрытный Трабер? В Питере широкой общественности он известен прежде всего как щедрый меценат, но круг его интересов гораздо шире.

Ильич живее всех живых

До начала своей блестящей коммерческой карьеры Илья Ильич Трабер был офицером-подводником, а бизнес начинал в пивном баре «Жигули». Довольно быстро он дорос до поста администратора пивбара и даже окончил курсы барменов. Затем в его судьбе произошёл крутой поворот: от розлива бочкового пива он перешёл к торговле антикварными вещами, возглавив кооператив «Русь». И к 1993 году Трабер стал заметной фигурой в петербургском антикварном бизнесе. Его экспансия на этот тихий рынок ознаменовалась громким скандалом вокруг магазина по торговле антиквариатом, расположенным на Наличной улице в Петербурге. Затем практически каждая связанная с антиквариатом крупная контрабандная операция тех времен в городе на Неве, как писала питерская газета [page_11189.htm «Ваш тайный советник» (№ 11 за 2000 г.)], могла иметь «траберовскую ниточку». Но ни разу не было достаточных оснований привлечь Илью Ильича к уголовной ответственности. Один из искусствоведов Русского музея сказал как-то о Трабере в интервью газете «Смена»: «Ну, это... пахан. От пего пахнет уголовщиной». Уголовного прошлого, впрочем, Трабер не имел, а созданию определённого имиджа во многом способствовал сам. Собеседников зачастую шокировала непривычная лексика Ильи Ильича. Он был способен поразить малознакомого человека неожиданным заявлением: «А вдруг сейчас сюда войдут ребята и перекосят вас всех из автоматов. И всего-то 200 тысяч баксов будет стоить».

На узком рынке антиквариата Илье Траберу довольно быстро стало тесно. Он также внезапно переключился на портовый бизнес, благо связи были уже налажены. И с середины 90-х в морском порту Петербурга различные коммерческие структуры повели острую борьбу за сферы влияния. Ярко характеризует деятельность Ильи Ильича в этот период такой случай. Ночью 27 мая 1998 года на территорию офиса Трабера, расположенного в доме № 14 по Старорусской улице, кто-то бросил через забор довольно мощное взрывное устройство. Дежуривший в офисе охранник вовремя заметил его, успел подбежать и швырнуть взрывпакет обратно за забор. После взрыва вылетело около сотни окон соседнего жилого дома, но, к счастью, никто не пострадал.

Собственно «захват» порта начался ещё в 1994 году. Трабер и его деловые партнеры по антикварному бизнесу начали освоение лакомого объекта госсобственности с четвёртого района, где располагался крупнейший в Северо-Западном регионе нефтеналивной терминал. С 1989 года руководителем этой портовой нефтебазы был Виктор Баруков — талантливый экономист, грамотный руководитель, который попытался на пустом месте создать современное предприятие по западному образцу И управляемое им арендное предприятие «Нефтеналивной район» действительно со временем стало прибыльным, появились иностранные партнёры, вместе с которыми планировалось реализовать грандиозный международный проект "Золотые ворота". Но к январю 1995 года срок договора аренды между АЛ «Нефтеналивной район» и администрацией морского порта истекал, оставалось лишь позаботиться о его пролонгации. Но продлён он был не с «Нефтеналивным районом», а со вновь созданным АО «Петербургский нефтяной терминал». Хозяевами новоиспечённого АО стали фактически принадлежащее Траберу информационно-юридическое бюро «Петер», "Петербургская топливная компания" и некая английская фирма, об истинных хозяевах которой можно бьио лишь догадываться. Всё это произошло без объяснения причин. Тем самым директор морского порта Анатолий Биличенко впервые заявил о поддержке Трабера. А знающие люди уже тогда поняли, что судьба порта решена. Хотя это многим было ясно уже в декабре 1992 года, когда акционерное общество «Морской порт СПб» (МП) было только зарегистрировано и выпустило свои первые акции. Через несколько месяцев после этого пост генерального директора морского порта занял Анатолий Биличенко. В соответствии с планом приватизации 51% акций МП распределялся среди членов трудового коллектива. В течение всего 1993 года сторонние организации активно скупали эти акции. Работники МП охотно расставались с ненужными, как им казалось, бумажками: зарплату выдавали крайне нерегулярно, а дивиденды не выплачивали вовсе. Мотивировалось это тем, что деньги порту позарез необходимы на развитие. А покупатели предлагали за акции вполне приличные деньги — средний сотрудник порта за свой пакет вполне мог получить сразу полугодовую зарплату. Понятно, что у всех семьи, которые надо кормить, так что акции МП довольно быстро сосредоточились в руках новых хозяев. К началу 1998 года подавляющее большинство голосующих акций МП принадлежало двум иностранным компаниям, расположенным в Великобритании и Лихтенштейне.

Морской порт. Наши дни

Сейчас ОАО «Морской порт СПб» (МП) арендует около 45 причалов на территории морского порта. Это составляет около 90% всех действующих причалов, в связи с чем можно сделать вывод о ключевой позиции данной стивидорной компании в акватории. Все фирмы, арендующие причалы, пользуются и прилегающими к ним территориями, но не на правах аренды, а на основании так называемого кадастрового плана. В соответствии с этим планом ещё в советские времена за Ленинградским морским торговым портом была закреплена почти вся портовая территория, которая перешла «по наследству» МП. Руководители Морской администрации порта в любой момент, конечно, могут расторгнуть с МП договоры аренды причалов. Но прилегающие к этим причалам территории с инфраструктурой, благодаря которой они, собственно, и функционируют, всё равно останутся у МП. Так что расторжение договора аренды с МП попросту приведёт к полной остановке петербургского порта.

Состав основных акционеров МП на сегодняшний день: Nasdor Inc. (47,09% до недавнего времени), Минимущество РФ (28,79%), КУГИ Санкт-Петербурга (20%). О фирме Nasdor Inc. (438, Лихтенштейн, Руггель, Инду-стриштрассе, 105, FL 9491) известно, что она является соучредителем компании NEBCo Ltd. (North East Baltic Co. Limited), зарегистрированной на офшорном Кипре, которая, в свою очередь, являлась владельцем 74% акций ЗАО «Первый контейнерный терминал» (ещё один соучредитель МП). Эта фирма является владельцем 50% акций управляющей компании МП — ЗАО «ОБИП» «Объединение банков, инвестирующих в порт»), которая, как говорят, входит в зону влияния группы бизнесменов, лояльных Илье Траберу. Таким образом, в петербургском морском порту есть всего три человека, от которых зависит принятие практически любого мало-мальски важного решения: Илья Трабер, Виктор Коры-тов и Борис Шариков (все знакомы ещё по антикварному бизнесу). Такова неформальная властная пирамида морского порта, которая в последнее время пытается затвердить свои права безраздельно распоряжаться прибылью МП.

Сегодня в морском порту вновь активизировалась борьба за власть. Главный акционер МП — компания Nasdor Incorporated — стремится получить контрольный пакет акций. За последние полтора года Nasdor Incorporated скупила у мелких акционеров более 2% акций и сейчас вплотную приблизилась к заветной цели. По информации ФКЦБ, на начало 2000 года на балансе Nasdor Incorporated было 47,09% акций, а на конец первого квартала 2001 года - уже 49,28% акций МП. Любопытно, что дивиденды по акциям ОАО «Морской порт Санкт-Петербург» за 2000 год составили всего 25,27 рубля, или менее $1, тогда как цена скупки сегодня достигает (300 за акцию. Повторяется старый сценарий?

Интерес к морскому порту «Трабера и К°» понятен: это одна из крупнейших петербургских компаний, притом стабильно растущая. С 1994 по 2000 год, по данным газеты «Деловой Петербург», объём грузов, обработанных ОАО «Морской порт Санкт-Петербург» и его дочерними компаниями, вырос почти вдвое — до 18,5 млн. тонн. В 2001 году грузооборот прогнозируется на уровне 19,5 млн. тонн. Совокупный оборот МП и связанных с ним компаний в 2000 году превысил 3,4 млрд. рублей.

Словом, есть ещё за что бороться бывшим антикварам — прежде всего за пакет акций, который сейчас принадлежит КУГИ. И в этой борьбе, как видно, возможно все.