Восстание "Спартака"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Чеченская "народная" команда

Оригинал этого материала
© "Совершенно секртено", июль 2003, Фото АР

Восстание «Спартака». Нет человека – нет проблемы

Олег Скворцов, Дмитрий Глухих, Анна Харитонова

За десять с лишним лет новейшей истории российского футбола название московского «Спартака» стало ассоциироваться у большинства болельщиков не только с его победами на отечественных и европейских полях. К славному некогда имени успело прилипнуть и достаточно много грязи. В последнее время один за другим следовали скандалы: «дело Нечаевой», «дело Сычева», «дело Аленичева», «дело Смирнова», «дело Романцева»... Так что в начале нынешнего лета можно было предположить, что история «красно-белых» продолжится новыми столь же скандальными делами. Однако отставка главного тренера команды Олега Романцева сняла многие вопросы. Бессменный наставник, он же бывший хозяин «народной команды», с шумным скандалом отправлен на пенсию. А значит, вряд ли вскоре стоит ожидать новых разоблачений...

Тайна убийства Нечаевой

– Смерть за смерть! Постараемся, по крайней мере, умереть ради общей пользы, а не для развлечения наших повелителей!.. 

Р. Джованьоли «Спартак»

Как ни странно, под пристальным вниманием следственных органов «Спартак» впервые оказался после завершения расследования о... покушении на Аслана Масхадова. В конце июля 1998 года при следовании кортежа главы Чечни по Грозному взорвалась припаркованная на обочине машина. Масхадов, правда, отделался порезами. Предполагалось, что заказчиками покушения были московские авторитеты чеченских организованных преступных группировок, а исполнителями, по сообщению наших коллег, выступили Алексей Здор и Владимир Тенашвили, подозреваемые в различных преступлениях, в том числе в убийстве генерального директора «Спартака» Ларисы Нечаевой. Предполагаемых преступников вычислили в кратчайшие сроки, но те успели скрыться в Сочи, а затем были перевезены в Чечню.

Г-жа Нечаева была убита за год до неудачного покушения на Масхадова. Было сделано все, чтобы погасить огромный резонанс, вызванный самым громким преступлением в отечественном футболе. Материалы следствия долгое время не разглашались, в основном из-за того, что в качестве свидетелей по делу проходили высокопоставленные чиновники. Наибольшие к тому усилия приложил некий генерал Государственного таможенного комитета, чья фамилия не разглашается. Впрочем, людям, разбирающимся в подноготной российского футбола, нетрудно предположить, что «генералом» был Валерий Драганов, ныне вице-президент Российского футбольного союза (РФС). Кстати, недавно Драганов заявил, что собирается выставить свою кандидатуру на ближайших выборах президента РФС, которые состоятся в конце этого года.

Сегодня «дело Нечаевой» прекращено. Здор и Тенашвили убиты.

Чеченская «народная» команда

Тогда он вышел из засады, спрашивая себя с удивлением, была ли это та важная тайна, которую он надумал открыть, и действительно ли он видел врагов, которых он надеялся поймать... 

Р. Джованьоли «Спартак»

В середине и к концу 90-х годов «Спартак» был достаточно обеспеченным клубом. Многочисленные титулы победителей первенства России, выступление в Лиге чемпионов, а за ним и международное признание, казалось, гарантировали команде как минимум безбедное существование. Но российские клубы – это скорее «фабрики по отмыванию денег», нежели сугубо спортивные доходные предприятия.

Успешный «Спартак» привлекал внимание различных структур. И многих интересовало не то, как можно заработать денег в футболе, а то, как использовать брэнд «Спартака» в другом бизнесе. Какие-то попытки заработать на имени команды предпринимало и само руководство клуба. Один из самых крупных проектов задумала как раз Лариса Нечаева. Она собиралась вложить средства в строительство элитного жилья. Кроме того, под маркой «Спартака» планировалось построить сеть бензоколонок в Москве и области. Но на топливном рынке шла настоящая война, где конкурентам (и особенно «Спартаку», которому покровительствуют многие из сильных мира сего), естественно, не были рады.

Скорее всего, Нечаевой без определенной поддержки не удалось бы реализовать эти проекты. А тут пристальное внимание к «Спартаку» проявил чеченский авторитет по кличке Руслан. В клуб на работу был устроен один из людей Руслана, который за короткий срок развил бурную деятельность. В этот период он заключал от имени «Спартака» контракты на изготовление водки «Спартак» и напитка «Спартак-кола», расплачиваться по которым пришлось клубу. Нечаевой не понравилась такая активность, и протеже Руслана было решено уволить. По версии следствия, чеченцы этого стерпеть не смогли, и дали команду Здору и Тенашвили убрать строптивого директора. Проверить эту версию сложно, но в ее пользу говорит то, что эти люди не без посторонней помощи были переправлены в Гудермес и поступили под командование одного из местных полевых командиров.

Был у «Спартака» и другой бизнес. Зарубежные клубы, приобретая игроков у российской команды, платили валютой, перечисляя деньги на зарубежные счета. Вот этими счетами и воспользовались руководители столичного клуба. Схема могла быть проста. В офис приходил человек с «черным налом». Эти деньги шли на зарплаты футболистам. (В то время практически каждый клуб заключал с игроками два контракта – один для налоговой инспекции, а другой «для себя», где были указаны реальные суммы гонораров.) В обмен на полученные доллары функционеры «Спартака» перечисляли деньги со своих зарубежных счетов на счета клиента, естественно, не забывая о собственных процентах за «вывоз капитала». Сколько и кто вывозил, сейчас разбирается следствие.

Гладиаторы Романцева

...но тем временем тысячи голосов кричали: свободу, свободу, свободу Спартаку! 

Р. Джованьоли «Спартак»

В середине 90-х годов в Россию стремились многие квалифицированные футболисты из стран постсоветского пространства. И практически все они поначалу попадали в подмосковную Тарасовку, где находится тренировочная база «Спартака». Таким образом, проблем с пополнением у команды не возникало, и впору было задуматься о продаже игроков за границу. Достаточно просто перечислить лидеров команды, ушедших в иностранные клубы, чтобы представить, сколько миллионов долларов должно было осесть на счетах «Спартака».

1993 год – Дмитрий Попов и Дмитрий Радченко (оба – «Расинг», Испания), Станислав Черчесов («Динамо», Дрезден); 1994-й – Игорь Ледяхов («Спортинг», Испания), Валерий Карпин («Реал Сосьедад», Испания), Гинтарас Стауче («Галатасарай», Турция), Владимир Бесчастных («Вердер», Германия); 1996-й – Виктор Онопко («Овьедо», Испания), Юрий Никифоров («Спортинг», Испания), 1998-й – Дмитрий Аленичев («Рома», Италия); 2000-й – Дмитрий Хлестов («Бешикташ», Турция); 2001-й – Маркао («Санкт-Паули», Германия); 2002-й – Робсон («Саппоро», Япония), Дмитрий Ананко («Аяччо», Франция); 2003-й – Дмитрий Сычев («Марсель», Франция).

Мало кто из игроков покидал стан «красно-белых» мирно. Скандалы случались не только с теми, кто потом находил себе команды в России, но и с уезжавшими за границу.

Особенно запомнился отъезд в 1996 году на «легионерские хлеба» Виктора Онопко. После яркого выступления «Спартака» в Лиге чемпионов в 1995 году целый ряд европейских клубов стал проявлять интерес к «красно-белым». Спартаковцы вступили в переговоры с мадридским «Атлетико», на тот момент одним из лидеров испанского футбола. Однако другой испанский клуб – «Овьедо» – тоже изъявил желание видеть Онопко у себя, и протокол о намерениях «Спартака» с «Атлетико» с помощью некоего посредника был благополучно «забыт». Сам Онопко под давлением одной из преступных группировок, в качестве предупреждения угнавшей у него дорогую иномарку, предпочел Овьедо блистательному Мадриду. И хотя «Атлетико» предпринял затем неимоверные усилия, чтобы доказать неправомочность соглашения «Спартака» с «Овьедо», Онопко оказался именно в этом довольно скромном клубе.

Еще больший резонанс получило так называемое «дело Сычева». Юный нападающий сборной России написал заявление об увольнении из «Спартака», имея на руках пятилетний контракт, но (как выяснилось позднее) составленный с ошибками. Сычев на четыре месяца был дисквалифицирован Контрольно-дисциплинарным комитетом РФС, а затем подписал предварительное соглашение с киевским «Динамо». В итоге этот футболист, «крышуемый» сразу несколькими преступными группировками, благополучно избежал обещанного президентом «Спартака» Андреем Червиченко пожизненного отлучения от футбола и оказался во французском «Марселе». Официально было объявлено, что французы выкупили трансфер Сычева у «Спартака» за 3 миллиона евро. Но, возможно, сумма, устроившая оба клуба и самого игрока, была значительно большей. По крайней мере, как заявил впоследствии сам футболист, события того времени навсегда останутся «секретом».

Но если «тайна Сычева» пока пристального интереса у следственных органов не вызывает, то другой трансфер – самый значительный для «красно-белых» – по продаже в итальянскую «Рому» Дмитрия Аленичева прокуратуру равнодушным не оставил.

В 1998 году за лучшего на тот момент футболиста России «Спартак» получил от римлян 7 миллионов долларов. Нюансы финансовой сделки вскрылись лишь в нынешнем году, когда Федеральная служба налоговой полиции (ФСНП) обнародовала документы, связанные с трансфером Аленичева. Оказалось, что «Спартак» с ведома и при непосредственном участии президента РФС Вячеслава Колоскова переправил те самые миллионы на свои зарубежные счета в Швейцарии. Этот факт позволил прокуратуре в марте нынешнего года возбудить уголовное дело по статьям 193 УК РФ (невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте) и 199 УК РФ, пункт 2 (уклонение от уплаты налогов с организации в особо крупном размере). ФСНП, по словам представителей службы, располагает документами, подтверждающими, что право управления этими валютными счетами имели тогдашний президент клуба «Спартак» Олег Романцев и генеральный директор клуба Юрий Заварзин, ныне работающий на аналогичной должности в «Динамо». И тот, и другой, а также доверенное лицо Заварзина – бухгалтер Павел Панасенко уже подвергались допросу следственных органов. Специально для такой же процедуры побывал в Москве и Дмитрий Аленичев, недавно выигравший в составе другого иностранного клуба – «Порту» – чемпионат Португалии и Кубок УЕФА. Чтобы футболист не отказывался от беседы с представителями прокуратуры, он после долгого перерыва даже был призван в ряды национальной сборной России. А вот экс-вице-президент «Спартака» и теневой футбольный агент Григорий Есауленко показаний по этому делу так и не дал, скрывшись от следствия за границей.

Первые лица империи

Пример для подражания – вот лучшее наследство, которое мы можем оставить потомкам. 

Р. Джованьоли «Спартак»

На фигуре Григория Есауленко следует остановиться подробнее, ведь именно этот человек непосредственно занимался переговорами по поводу большинства трансферов «Спартака» с 1993 по 2000 год. У Есауленко за плечами нет никакого футбольного образования. Суровую школу жизни этот господин начал постигать во время учебы в Институте иностранных языков имени Мориса Тореза, уйдя с третьего курса в бизнес. В 1986 году, на заре перестройки, Есауленко вместе с Юрием Заварзиным открыл кооперативный ресторан «Разгуляй». Благодаря русской кухне Есауленко сошелся со знаменитыми футболистами. Вагиз Хидиятуллин, впоследствии ставший главой профсоюза футболистов и тренеров России, познакомил его с Олегом Романцевым. Романцев, только-только возглавивший «Спартак», быстро нашел общий язык с оборотистым «новым русским» и пригласил Есауленко на работу в клуб.

Ради «народной команды» бизнесмен даже свернул часть своих дел в Донецке, где оказывал помощь местному «Шахтеру». Сразу после убийства Нечаевой Есауленко занял пост вице-президента «Спартака». Здесь он и начал делать серьезные деньги. Действуя, как предполагают некоторые обозреватели, в связке с солнцевской братвой, Есауленко сумел заполучить в «Спартак» немало игроков. Одним из самых трудных дел за время работы Есауленко в стане «красно-белых» стало приглашение в «Спартак» Руслана Нигматуллина, выступавшего за «КамАЗ» из Набережных Челнов. По слухам, именно Есауленко удалось перевезти талантливого вратаря в Москву и «нейтрализовать» казанских бандитов, грозивших расправой самому Нигматуллину.

Набравшись опыта в России и странах ближнего зарубежья, Есауленко использовал свои наработки за границей. Именно он был одним из агентов, устроивших трансфер Андрея Канчельскиса, выступавшего с 1991 по 1995 год за английский «Манчестер Юнайтед». Есауленко вынудил представителей этого клуба продать полузащитника в «Эвертон» за 5 миллионов фунтов стерлингов. Дело в том, что, согласно контракту Канчельскиса, его прежний клуб «Шахтер» должен был получить сумму в 30 процентов от любой продажи футболиста из «Манчестера». Учитывая, что сам полузащитник (то есть его агент Есауленко) тоже претендовал на серьезный процент от сделки, выгоды от трансфера манкунианцы не имели практически никакой. Однако Есауленко сумел заставить клуб продать Канчельскиса. Какими методами он при этом действовал, рассказал в своей книге «Менеджер собственной жизни» главный тренер «Манчестер Юнайтед» Алекс Фергюсон. По его словам, «в ход шел стандартный набор: лесть, взятки, интриги, угрозы».

По словам Фергюсона, Есауленко вручил ему «подарок», оказавшийся свертком с 40 тысячами фунтов наличными. Когда тренер разобрался с «сюрпризом» и вернул деньги хозяину, тот стал угрожать президенту «Манчестера» Мартину Эдвардсу: «Если не отпустите его (Канчельскиса. – Ред.) сейчас – долго не протянете». В итоге Канчельскис оказался в «Эвертоне». Отголосок этой истории прозвучал на Украине. Президент клуба «Шахтер» Александр Брагин, который должен был получить деньги от транфера Канчельскиса, был взорван вместе с телохранителями в ложе стадиона в Донецке во время матча с «Таврией».

Скандальные откровения Фергюсона не имели никаких последствий для Есауленко. «Недоразумение» замяли, и бизнесмен от футбола продолжил трудиться на ниве торговли игроками для своего собственного блага. Уйдя из «Спартака», он стал президентом клуба второй лиги «Мострансгаз», который после переименования в «Медик» имени Юрия Гаврилова использовался «бизнесменом» для перекачки молодых игроков. Но в начале нынешнего года клуб утратил статус профессионального. Справедливости ради надо заметить, что некоторые подопечные Есауленко из «Медика», поиграв в молодежной сборной России, затем оказались на ведущих ролях в командах премьер-лиги. Правда, самый известный клиент Есауленко – ганец Бабу Адаму, подписанный «Торпедо-Металлургом», – исчез вместе со своим агентом.

После ухода Есауленко из «Спартака» на первые роли в клубе вышел его партнер по бизнесу Юрий Заварзин. Эту фигуру тоже не назовешь однозначной. Получив юридическое образование, он какое-то время трудился в ГАИ, а потом, по некоторым данным, стал владельцем ювелирного завода. Проработав у «красно-белых» до марта 2001 года, Заварзин покинул клуб, после чего все проекты, которыми он занимался в «Спартаке», были свернуты. Однако сам Заварзин финансово нисколько не пострадал. Уже в 2002 году бывший гендиректор «Спартака» вернулся к активной футбольной деятельности, заняв аналогичный пост в столичном «Динамо».

Еще одним функционером, оказавшимся в «Спартаке» не без помощи Есауленко, был Александр Шикунов, работающий в этом клубе до сих пор. Однако, в отличие от названных выше руководителей, Шикунов успел поиграть в футбол на профессиональном уровне за ростовские команды «Ростсельмаш» и СКА. Позже он трудился в «Ростсельмаше» в должности начальника команды, а затем перебрался в Москву, где занялся бизнесом. Здесь-то Шикунова и «выловил» Есауленко, распознав в нем «родственную душу» – человека, который ценит футбол как средство для удовлетворения собственных амбиций. Правда, то, чем занимался ростовчанин в «Спартаке», долгое время не имело названия, пока, наконец, его не определили на место некоего «начальника». Вначале он исполнял роль директора по селекции, но после очередного «прокола» в работе по подбору футбольных кадров Шикунова понизили до спортивного директора.

Нынешний первый человек «Спартака» – его президент Андрей Червиченко – появился в клубе благодаря тогдашнему генеральному директору Заварзину и в какой-то степени Шикунову. Червиченко познакомился с Заварзиным в Подмосковье, где волею случая оба прикупили себе немаленькие коттеджи. В тот момент молодой русский миллионер, за плечами которого был исторический факультет МГУ, работал коммерческим директором одного из подразделений «ЛУКОЙЛа».

Рассказывают, что именно после бесед с Заварзиным Червиченко уговорил президента «ЛУКОЙЛа» Вагита Алекперова отказаться от идеи финансирования ЦСКА и переключиться на другую команду. Одним из аргументов могло стать мнение некоторых спортивных обозревателей, что с армейским клубом в тот момент была связана чеченская диаспора. Постепенно Червиченко стал крупнейшим акционером «Спартака». И решил избавиться от главного тренера команды – Олега Романцева.

Остап Бендер российского футбола

Энтузиазм этого молодого войска усиливался доверием, которое гладиаторы питали к своему безгранично почитаемому, беспредельно любимому вождю... 

Р. Джованьоли «Спартак»

Олег Романцев за то самое сумасшедшее десятилетие стал в «Спартаке» живой иконой, человеком-символом «народной команды». Он затмил собою и основателя «Спартака» Николая Петровича Старостина, и другие легенды клуба разных лет – Алексея Леонтьева, Игоря Нетто, Никиту Симоняна, Виктора Папаева, Евгения Ловчева...

Однако президент «Спартака» Андрей Червиченко с этим не посчитался, отправив Романцева в отставку. Произошло это не вдруг. О подобном развитии событий стали говорить еще год назад. Но вряд ли отставка главного тренера произошла бы так скоро без сумбурного выступления Романцева накануне финала Кубка России. Своим предложением «вернуться к старым добрым временам, когда все сотрудники клуба знали свое место», он подтолкнул президента «Спартака» к активным действиям. Стоило «военному конфликту» разгореться, как Романцев от боя уклонился, согласившись, что ему пора на покой. Представив команде нового главного тренера – 35-летнего наставника молодежной сборной России Андрея Чернышова, Олег Иванович собрался занять в «Спартаке» почетное место хранителя «спартаковского духа».

Впрочем, возможно, уход Романцева – это лишь очередное временное отступление. Кстати, его карьера в «Спартаке» тоже начиналась с... заявления об уходе. Рассказывают, что его, довольно молодого защитника, пришедшего в 1976 году в команду, неприветливо встретили ветераны клуба. В частности, Евгений Ловчев как-то публично унизил Романцева, и тот, собрав манатки, уехал в родной Красноярск. Вернули его при непосредственном участии Николая Старостина, с первых дней знакомства проникнувшегося неясной любовью к рослому, достаточно прямому в суждениях сибиряку.

Старостин благословил Романцева на тренерскую работу и передал ему пост президента клуба, когда сам стал отходить от дел. Так в прошлом простой сибирский паренек, человек без тренерского диплома и экономического образования стал главой ведущего клуба новой России.

О Романцеве спорят постоянно. Как о тренере говорят большей частью уважительно. Он и впрямь наставник девятикратных чемпионов России, трижды брал с клубом Кубок страны. Успешно играл в Лиге чемпионов и Кубке УЕФА, выводил сборную России в финал чемпионатов Европы и мира.

Однако команду трясло неоднократно. И в связи с «делом Нечаевой», и с чеченским влиянием, и с распродажей игроков, и со скандалами последнего года. Но это уже претензии к президенту Романцеву. Об этой роли Олега Ивановича специалисты отзываются большей частью неблагожелательно. Тому причиной – неясные финансовые дела команды, история с чеченской опекой и, наконец, с названными выше «финансистами».

Как денежный воротила Олег Иванович не выдерживает никакой критики. Продажа Онопко стала притчей во языцех... Кроме того, он не сумел удержать у себя Станислава Черчесова, Сергея Юрана, Василия Кулькова, Владимира Бесчастных... А как только началось расследование «дела Аленичева» – защитники Романцева стали говорить, что он, дескать, не вникал в то, что подписывал. Тоже непонятно – ты настоящий президент или зиц-председатель? Впрочем, Олег Романцев – это не Фунт, а скорее, Остап Бендер, этакий авантюрист новейшего российского футбола. Об этом свидетельствует деятельность не только его самого, но и его помощников. Год назад Романцев вполне добровольно передал пост главы клуба Червиченко. Теперь бывший выдвиженец уволил своего благодетеля.