Вотчина Чолбенея. Ооржак

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Год назад журналисты “Комсомольской правды” пришли к парадоксальному заключению: наиболее дотационные субъекты Российской Федерации имеют в Москве самые дорогостоящие особняки представительств. “Губернаторам в столице есть где спать и где помыться”, – иронично решили газетчики, изучив несколько таких зданий. Они указали на главную цель возведения подобных хором: обслуживание высших лиц республик. Не является исключением и представительство Республики Тыва.

Нелюбовь населения Тувы к этому заведению выражается в таких метких просторечных названиях, как “Вотчина Чолбенея”. С кем бы не приходилось разговаривать о представительстве, неизменно речь приходит к этому. Официальное название с указанием Республики Тыва не оправдывает в глазах людей своего назначения.

Строительные аппетиты

Московские представительства субъектов РФ появились как грибы после соответствующего дождя в начале 90-х. Стартовой площадкой для дальнейшего роста “регионального самосознания” стали кабинеты в двух зданиях на Новом Арбате – №19 и 21.

Скученность на одном пятачке не устроила республиканских вождей. По выражению “КП”, “помянув тогдашнего премьера (прим. – В.Черномырдина, выделившего постановлением правительства им эти помещения) незлым, тихим словом”, они принялись за свои стройки. Эти здания призваны были обеспечить политической верхушке все удобства проживания в столице во время бесконечных хождений по российским инстанциям для выпрашивания денег своим регионам. Возведенные по принципу “на зависть всем соседям” они поражают архитектурным своеобразием, богатством внешней и внутренней отделки.

Губернатор Свердловской области имеет городок из 10 коттеджей на улице Нежинской. Железный забор, единый пункт охраны. Гранитные ступени, дубовые двери, кирпичные стены.

Президент Калмыкии устроился со степным размахом на улице Поклонной. Площадь здания 1200 кв. метров. Нежно-розовый фасад здания со стеклянным полукруглым выступом в несколько этажей. Внутри – роскошный холл, фонтаны, лестница из зеленого мрамора, гигантская люстра, свисающая со второго на первый этаж…

Представительство главы всех башкир возвышается зеркальной стеной на 7 этажей (!) на Сретенском бульваре. 5 тысяч квадратных метров всей территории. Деловой, европейский стиль с внутренним национальным колоритом.

Татары обосновались на Третьем Котельничьем переулке. Охрана – люди в погонах, с автоматами, “будка” на проходной, железные ворота, глухой монолитный забор. Главный вход смотрит на набережную Москвы-реки.

В сравнении с другими губернаторскими дворцами здание представительства Тувы не поражает особой роскошью. Трехэтажное красно-кирпичное здание ютится на улице Донской, 8/2. Однако тоже строилось не абы как.

Проектировалось фирмой “АРС”, которое гордится, кроме этого, и другими своими творениями: гостиницей “Тверская”, “Гранд-Отель Marriot”, пешеходной зоной и отелем в Столешниковом переулке. Построено ЗАО “Моспромстрой”, воплотившем в жизнь все эти изысканные проекты “АРС”.

Внутри – мрамор, отделка, охрана, гостиничные номера, гараж, корейский ресторан в подвале, штат, челядь, – “все как у людей”. О фактической сумме, ушедшей на подобное самоутверждение, сейчас можно только догадываться.

Правительство Тувы здесь не при чем…

Замкнутость этого нарядного здания, не доступного ни для простых смертных, ни для СМИ, вошла уже в разряд обычных явлений.

Существование по принципу отъявленных партизан доходит уже до смешных форм.

Для чего сей теремок носит гордое название “Постоянное представительство Республики Тыва при президенте РФ”?

Чтобы не увлекаться слухами и досужими домыслами, редакция “ЦА” (уже в который раз!) обратилась в январе 2002 года с официальным запросом одновременно: в само представительство в Москве и в правительство республики в Кызыле. Согласно российскому законодательству о СМИ мы запрашивали у государственных органов Положение правительства Республики Тыва о представительстве, и уставной документ постпредства. Одно письмо было адресовано на имя О.О.Чолбенея, главы представительства, второе – на имя Л.Ш.Ондар, первого заместителя руководителя Администрации президента Республики Тыва – начальника Управления госслужбы и кадровой политики.

Московско-тувинский начальник вообще проигнорировал эту бумагу, хотя и получил письмо 18 января. Извещение о получении подписано Ильиным.

Официальный Кызыл дал 22 января весьма любопытный ответ. Он гласит: “Управление государственной службы и кадровой политики сообщает, что Постоянное представительство Республики Тыва при Президенте Российской Федерации является органом государственном власти в системе государственных органов Республики Тыва, обладает статусом юридического лица. Таким образом, представление запрашиваемых документов находится в его ведении. В связи с этим Ваш запрос 22 января 2002 г. направлен Постоянному представителю Республики Тыва при Президенте Российской Федерации Чолбенею О.О.”.

Классический пример бюрократического отфутболивания с перемешиванием официальных формулировок и противоречия смыслов! Эта организация является одним из учреждений нашего государственного ведения, но так как оно обладает юридической самостоятельностью, то оно будет отвечать само за себя, туда и обращайтесь… Правительство фактически признало: мы здесь не при чем. Республика оказывается не в ответе за то, чем должно по определению заниматься ее собственное представительство и чем фактически занимается.

Единственная задача представительства

Обычно скрывается то, что на самом деле происходит за стенами разных учреждений. При этом, хотя бы из чувства приличия наводится внешний лоск, очищается фасад. Наш же теремок проявляет всестороннее, но явно не глубокомысленное молчание.

Впрочем, чем обязано заниматься представительство субъекта Российской Федерации в столице этой самой Федерации можно узнать из официальных документов других регионов.

В функциях и задачах аналогичных ведомств присутствуют свои национальные особенности, однако, главная мысль прослеживается четко. Представительство – это структура, представляющая территорию в федеральном Центре. И государственные, и общественные нагрузки в ней тесно взаимосвязаны.

Республика Татарстан, к примеру, считает, что ее Полномочный представитель имеет четыре генеральных направления своей деятельности. В политическом плане это выражается не больше, не меньше как в содействии в реализации политической платформы Республики Татарстан. Международное направление заключается в переговорах и обмене информацией с посольствами иностранных государств по вопросам внешней деятельности республики. В экономических приоритетах можно увидеть, прежде всего, пиаровские функции. Кроме взаимодействия с федеральными и московскими органами власти, представительство обязуется продвигать продукцию татарстанских предприятий на рынки Москвы и за рубеж. Общественная сторона жизни ведомства состоит во взаимодействии с татарскими культурными автономиями Москвы, с религиозными общинами. Полпред содействует в организации гастролей, выступлений татарских театров, групп, отдельных артистов. Особо подчеркивается системная работа со СМИ по формированию объективного общественного мнения о Татарстане, его политической, экономической и культурной жизни.

Полпредство Республики Башкортостан также заявляет о целом спектре решаемых им вопросов: от протокольного обслуживания руководства республики до представления интересов Башкортостана в российских коридорах власти, а также межрегиональное, внешнеэкономическое сотрудничество, культура, образование, связи со СМИ и общественностью.

И Калмыкия официально уведомляет о целях и задачах своего столичного представительства. Кроме выполнения поручений своего президента, оно считает долгом проводить мероприятия по подготовке для республики специалистов в центральных вузах.

Учитывая статьи из этих положений, можно считать, что представительство Республики Тыва удивительным образом отстранилось от своих прямых обязанностей. Кроме одного. При любых попытках уточнить, кто за что отвечает в этом здании, ответ один: “Выполняем поручения президента и постпреда”. Жизнь здесь, по словам обитателей теремка, просыпается только во время приезда первого лица и затихает с его отъездом.

Об осуществлении политической деятельности представительством говорить не приходится. О международных и межрегиональных связях можно только догадываться. Культурные мероприятия исчерпываются “легендарными” Днями Республики Тыва в Москве в ноябре 2001 года (“ЦА” № 50 за 2001 г.). Общественная работа практически свернута. Связи со СМИ отсутствуют.

На обслуге остались москвичи

Внутренняя жизнь представительства является одним из примеров системы с авторитарным управлением.

Во времена размещения на Новом Арбате, д.21, в начале 90-х годов, коллектив жил тесно, но дружно. По ностальгическим воспоминаниям старожилов, все праздники отмечались вместе, с земляками. Это был настоящий островок родины, к которому люди тянулись. Здесь находили прибежище, получали помощь по разным житейским вопросам. Сюда приятно было даже просто прийти, несмотря на пропускной режим, достаточно формальный. Как говорят бывшие работники: мы здесь работали, жили, дружили, влюблялись, создавали семьи… Тувинцы были самыми заводными и веселыми на своем этаже в здании, где размещались и представительства других территорий.

Сейчас в здании на Донской улице осталось работать только двое выходцев из Тувы: начальник и одна подчиненная. Правда, в этом случае московские тувинцы говорят: “Осталась там только одна…” Все другие сотрудники-тувинцы старого представительства или ушли сами, или их “ушли”. Официальным предлогом стало жесткое правило организации, функционирующей на территории Москвы. Постоянную работу здесь могут иметь только те, у кого есть постоянная регистрация (по-старому – прописка).

Но дело не в регистрации, не в происхождении и национальности работников. Когда деятельность структуры осуществляется только по личным правилам руководителя, становится его личным бизнесом, кадровый подбор строится по критериям выгоды, преданности, услужливости, полном отсутствии у подчиненных инициативы, квалификации, собственного мнения.

Выгоднее иметь работниками не земляков, имеющих знакомых, родственников в своей среде, которые могут разносить нежелательную информацию, а полностью зависимых от работодателя простых москвичей. Никого из Тувы они не знают, путаются в сложных фамилиях, именах, названиях, не имеют ориентиров в хитросплетениях тувинской жизни. Не обладая полной информацией, способны заниматься только обслугой. Да и москвичи ненадолго удерживаются на этой работе.

Депутаты, министры – “дебилы”,
“маразматички”...

Один из ярких примеров крайне неуважительного отношения Орлана Чолбенея к своим специалистам и землякам – история работы здесь Анатолия Серена. Специально для “ЦА” он согласился рассказать об увиденном и прокомментировать. Три месяца нахождения в московско-тувинском представительстве, по словам Анатолия Сергеевича, напоминали бы нелепый розыгрыш, если бы речь не шла о работе и достоинстве человека, нашего известного земляка.

Анатолий Серен был направлен президентом Тувы на должность заместителя постпреда, отвечающего за социальный блок вопросов. Несмотря на негативные слухи о представительстве, доходившие до него, Анатолий Серен решил взяться за эту интересную по определению работу. И с удивлением только там увидел истинное лицо постпреда и настоящую работу представительства.

Его неприятно поразила вседозволенность, которую демонстрирует руководитель представительства. Неуважение Орлана Чолбенея распространяется практически на всех земляков, начиная от членов Правительства. Абсолютно не смущаясь присутствия подчиненных, он называет за глаза первых лиц республики (министров, депутатов) разными кличками, типа: “дебил”, “маразматичка” и т.д.

Министры и замминистры вынуждены в Москве самостоятельно решать вопросы своих ведомств, для чего могут месяцами жить в гостиничных номерах представительства, а частенько и просто в гостиницах города.

Самого Орлана Чолбенея на работе застать крайне трудно.

“Им не давать - они не наши!”

Роза Сашникова, одна из постоянных сотрудниц еще со времен старого представительства, ушла с работы после целой череды конфликтов и угроз со стороны начальника. Единственное, что заставляло оставаться на работе и терпеть все унижения, было, по ее словам, желание помогать нашим землякам, особенно студентам и ветеранам. Уже на собственные деньги она покупала открытки и отправляла их старейшим московским тувинцам к праздникам. В свободное от работы время, практически тайком организовывала студентов на вечера и праздники.

Последнее заявление об увольнении Розы Иргитовны сопровождалось действиями охраны. По указанию Чолбенея охранник просто-напросто вывел женщину из ее рабочего кабинета, не дав возможности завершить дела и сдать документы. С ее уходом ветераны и студенты потеряли единственную человеческую связь с представительством…

Земляки, в трудных житейских условиях героически защищающие в столице свои кандидатские и докторские диссертации, пытались обращаться в представительство за помощью: нужна бумага для распечатки диссертации, надо увезти тяжелые монографии и прочее. Никто в представительстве не решается без личного указания О.Чолбенея даже выдать одну бумажку, сделать один звонок. Все ссылаются на его приказы. А его приказы в ответ на подобные просьбы: “Им не давать, они – не наши”. Он не разрешил сотрудникам пойти на открытие памятника Наде Рушевой, на защиту докторских диссертаций наших земляков, организовать для них подарки…

Родители больной раком крови девочки Аржааны Дагжы, о которой писали почти все республиканские СМИ, тоже делали попытку обратиться к тувинскому полпреду. Безрезультатно. Семья живет только одним – как спасти девочку. В декабре 2001 года, перед новогодними праздниками доведенный до отчаяния брат Аржааны студент Айдын уже сам, не сказав ничего родителям, сходил к Орлану Ооржаковичу. К счастью, застал того на рабочем месте. Но вернулся с… визитной карточкой постпреда и расплывчатым обещанием Чолбенея позвонить в эту же детскую больницу.

В представительстве пыталась найти приют аспирантка из Тувы С., круглая сирота. Устроилась подрабатывать уборщицей. В итоге, после ряда оскорблений ушла оттуда с глубоким психологическим стрессом. Когда возникла проблема с общежитием, нашла поддержку не в ведомстве родной республики, а у профессора, этнографа Севьяна Вайнштейна: жила некоторое время в его семье. На работу ее взяла социальная служба другой национальной общины.

Не имея возможности развернуться в полную силу организаторских и творческих возможностей, Анатолий Серен был связан по рукам и ногам. И хотя его прямыми функциями были организация культурных мероприятий, связи с общественностью, ему тоже определили место практически молчаливого обслуживающего персонала. А потом, нарушая все возможные правила трудового законодательства и человеческой этики, заставили уйти.

“Вы пните его, Шериг-оол Дизижикович, в одно место!”

“Я вспоминаю, – говорит Анатолий Сергеевич Серен, – в 50-е годы, когда я был совсем маленьким, мы с родителями бывали в Москве, останавливались в здании постпредства, которое было на улице Воровского. Запомнились руководитель постпредства Намчак, его работники, добрые, внимательные, отзывчивые. Дух Родины витал в стенах тувинского московского дома.

А сейчас это обыкновенная бюрократическая контора с необыкновенным, в плохом смысле, руководителем. Как туда попал Чолбеней, кто его “двинул”, чей он родственник, наверное, нетрудно догадаться.

Почему нашей республике не повезло? Почему все постпредства как постпредства, а наше из ряда вон?

Если президент республики обслуживается тувинским постпредством по высшему разряду, это еще не значит, что это норма для всех. Орлан Чолбеней, кроме Ооржака, никого не признает. В телефонных разговорах с президентом он любит говорить: “Вы пните его, Шериг-оол Дизижикович, в одно место”. Что тот ему отвечает, неизвестно. Даже самого близкого к президенту человека, вице-президента Алексея Мельникова, он “не уважает”, не встречает и не провожает.

Орлан Чолбеней в беседе с президентом также любит поговорить об Администрации президента России, о чиновниках, ее населяющих, кто куда уходит, кого ожидают и куда “двинут”. Вся эта кухонная разборка, копание в чужом белье доставляет тувинскому постпреду чувство его сопричастности к власти.

Человек с непонятным прошлым и, тем более, с непонятным будущим возомнил себя вечным руководителем, решающим по своему уразумению судьбы людей. “Дрожащий” перед Чолбенеем аппарат постпредства, сформированный из угодных ему работников, идет на любой обман, откровенную ложь, лишь бы опорочить честного, не согласного с руководителем “конторы” специалиста-профессионала.

Считаю, что Орлан Чолбеней – амбициозный человек, не имеющий опыта руководителя, не умеющий работать в государственном учреждении, наносящий этим большой вред авторитету Тувы и ее правительства”.

Уже не рассуждая о различных финансовых закулисных делах подобного учреждения, диву даешься: насколько же можно извратить идею ведомства, призванного заниматься государственной и общественной работой? Сами жители Тувы и московско-тувинская диаспора прекрасно понимают всю ситуацию, их отношение к своей родине не зависит от неграмотных действий чиновников. Но представители различных организаций, в том числе журналисты центральных СМИ, которые имеют несчастье обратиться в представительство Республики Тыва в Москве, недоумевают странностям: никакой реакции – ни на предложения сотрудничества, ни на просьбы в информации. А ведь практически все предложения бывают взаимовыгодные, имеют культурную, общественную ценности, направлены на развитие той или иной отрасли Тувы.

Государственный орган фактически приватизирован одним человеком, отказавшимся от своей республики, от соплеменников, от своей национальности.

И таких руководителей выдвигает наше правительство и вынужден утверждать парламент. А они потом цинично вытирают ноги о нашу родину, о наших земляков вне зависимости от положения, возраста, состояния…

"