Во Всем Виноват Чубайс

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Cчетная палата не досчиталась 30 тонн золота

А. Чубайс/ Фото: Василий Шапошников/Коммерсант Ацдиторы Счетной палаты утверждают, что Анатолий Чубайс в бытность министром финансов разрешил вывоз 30 тонн золота по подложным документам. Как стало известно Ъ, в пятницу коллегия Счетной палаты утвердила отчет аудитора Николая Локтионова о последней проверке Гохрана. Информацию об этом подтвердили в тот же день в пресс-службе палаты, заявив, что готовят пресс-релиз на эту тему. «В повестке дня этот вопрос значился как проверка эффективности отпуска из Гохрана драгметаллов на условиях своп»,— заявил Ъ заместитель руководителя пресс-службы палаты Михаил Жигалов. Сообщить Ъ подробности он отказался, сославшись на то, что 75% содержащейся в отчете информации проходит под грифом «секретно». Однако Ъ удалось выяснить некоторые детали.

Операции своп (англ. swap — обмен) широко используются на золотом рынке. Речь идет о продаже золота на условиях спот (по сложившимся на момент заключения сделки ценам) с одновременным заключением обратной форвардной сделки. Однако в большинстве случаев золото, по сути, выступает в качестве залога, под который его владелец берет кредит. Металл при этом находится за границей в режиме временного таможенного вывоза. Кроме того, по такому договору необходимо платить проценты и маржинальные требования.

В 1994 году Гохран на основании секретного указа президента вывез 30 тонн золотых слитков в Швейцарию на общую сумму $361,7 млн, разместив их на условиях своп в банке UBS. Еще 30 тонн золота стоимостью $351,7 млн ушли по адресу финансовой компании Credit Swiss Financial Products (Лондон).

Срок действия этих договоров истек в 1999 году, однако золото в Россию так и не вернулось: у правительства в тот момент не было $700 млн для его выкупа. Обе партии были проданы за границей, как полагают аудиторы, на не слишком выгодных условиях: золото упало в цене, и Минфину помимо процентов по кредиту пришлось оплатить еще и маржинальные требования.

Однако больше всего аудиторов, по данным Ъ, заинтересовал так называемый третий своп, который они обнаружили в общем-то случайно, поскольку по документам таковым он не значился. В 1997 году Борис Ельцин подписал указ об отпуске из Госфонда еще 30 тонн золота. Согласно этому указу, золото предназначалось для продажи на внешнем рынке через Внешторгбанк с условием поступления вырученных средств на спецсчет Минфина до конца 1997 года. То есть ни о каких свопах в президентском указе не было и речи.

Однако, как выяснила Счетная палата, тогдашний глава Гохрана Герман Кузнецов с личного разрешения министра финансов Анатолия Чубайса подписал с Credit Swiss Financial Products договор на продажу золота на условиях своп в рамках контракта от 1994 года. При этом соответствующего постановления правительства аудиторам обнаружить не удалось.

По завершении этой сделки Россия получила $293 млн (а могла бы $312 млн, если бы золото в соответствии с указом президента было продано в 1997 году). А это значит, что государство не получило $19 млн. Еще $71,4 млн ушли на уплату процентов и маржинальных требований. Из материалов коллегии следует, что столь неэффективная для госбюджета продажа золота «вызвана ненадлежащим исполнением государственными должностными лицами своих обязанностей». И вообще, как выяснилось, государственное золото вывозилось из России фактически «по подложным документам».

В Гохране все обвинения Счетной палаты категорически отвергают. «На мой взгляд, подход Счетной палаты к оценке эффективности сделок своп с золотом предвзятый. И это при полном отсутствии методики такой оценки. Все это абсолютно некорректно, о чем мы и написали в ответном письме в адрес палаты»,— заявил Ъ руководитель Гохрана Владимир Рыбкин. По его мнению, перспектив у этого дела немного, особенно с учетом того, что срок его давности уже истек.

«Кстати, по законам того времени все было сделано корректно. Выбор западных контрагентов осуществлялся на основании анализа предложений нескольких компаний и банков»,— утверждает господин Рыбкин. Что касается третьего свопа, то он, по его словам, был оформлен как дополнение к договору 1994 года «в целях экономии времени и на более выгодных условиях». Ъ будет следить за развитием событий.

ЕЛЕНА КИСЕЛЕВА

Оригинал материала

«Коммерсант»