Во всем виноват народ

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


А не Чубайс, как многие ошибочно думают

1282809178-0.jpg В ночь на 21 августа 2010 года суд присяжных повторно оправдал полковника ГРУ Владимира Квачкова со товарищи, которых обвиняли в покушении на Анатолия Чубайса. Первый оправдательный приговор, напомню, случился, еще в 2008 году, но тогда он был по просьбе прокуратуры отменен Верховным судом.

Анатолий Чубайс и его соратники по процессу заявили, что все равно сохраняют глубокую “внутреннюю убежденность” в виновности оправданных. Правда, понимают, что другого вердикта присяжных и быть не могло: уж слишком не любят в России несчастного Чубайса, не до конца признанного гения реформ. Но команда Чубайса не унывает. “Для умных людей, которых у нас в стране не так мало, закончившийся открытый судебный процесс все расставил на свои места”, — сказал глава госкорпорации “Роснано”.

Чубайс прав. Умные люди благодаря открытому процессу еще раз получили возможность укрепить свою внутреннюю убежденность: покушение на Минском шоссе 17 марта 2005 года, в результате которого тогдашний председатель правления РАО “ЕЭС России” не пострадал, но мог бы и погибнуть, было частью политтехнологической комбинации. Тогда, судя по всему, Чубайс был не до конца уверен в своем аппаратном положении. И нужно было создать в обществе представление, что всякий, кто покушается на кресло и полномочия главного энергетика, соучаствует в другом, кровавом покушении и становится вольно-невольным пособником “фашистов” во главе с полковником Квачковым.

В ходе процесса возникло немало вопросов, на которые ни следствие, ни прокуратура, ни “потерпевшие” так и не дали внятных ответов. Почему “чудовищной силы” взрыв вроде как сильно повредил бронированный BMW Чубайса, но отнюдь не уничтожил обычную советскую “девятку”, оказавшуюся ближе к эпицентру взрыва (по версии обвинения, Чубайс спасся только потому, что в решающий момент его машина пошла на обгон этой самой “девятки”)? Почему мощность взрывного устройства выросла в ходе следствия с 500 г (первоначальная оценка экспертов) до 3,5 и даже 11 кг? Почему свидетели попервоначалу не углядели на машине Чубайса никаких повреждений? Как так вышло, что служба безопасности РАО “ЕЭС России” заранее знала о подготовке покушения, но ни место жительства, ни маршрут движения главного охраняемого лица не изменился? Наконец, а был ли в бронированном BMW во время взрыва (хлопка) сам Чубайс? Вопросы эти остаются и останутся уже навсегда. Ответ команды официальных либералов на них традиционен, и касается он не сути дела, а фигуры вопрошающего: всякий, кто ставит под сомнение реальность фашистского покушения на Чубайса, — сам фашист. Или гэбэшный провокатор, что почти одно и то же.

Такие же неотвеченные вопросы сохранились и после другой политтехнологической комбинации — “отравления Гайдара” (2006 год). Тогда, если помните, Чубайс и Ко утверждали, что экс-премьер-министр Егор Гайдар был отравлен “злыми силами” в Ирландии во время презентации его книги. И опять же было (и осталось) непонятно: почему после “отравления” Егор Тимурович не отправился в больницу, а ночевал в российском посольстве в Дублине? Почему правоохранительные органы Ирландии (честные в отличие от наших) не зафиксировали факта покушения на убийство и не стали ничего расследовать? Как так вышло, что “отравленный” день спустя отправился обычным рейсовым самолетом в Москву, до которой из Дублина почти 5 часов лета? И т.п. На все это были те же, стандартные ответы.

К покойному Гайдару в связи с “отравлением” не должно быть особых претензий. В той комбинации он был не идеологом и не заказчиком, а исполнителем и жертвой. Его верные друзья заставили его написать злополучную статью в Financial Times и тем самым взять на себя ответственность за версию отравления. Не исключено, что вся эта либеральная комбинаторика плохо сказалась на здоровье Гайдара и ускорила его смерть. Правда, теперь организаторы “отравления” спешат превратить урну с прахом Гайдара чуть ли не в свою корпоративную эмблему. Но это — уже их внутреннее дело.

Один из ближайших помощников Чубайса на излете “квачковского” процесса сказал, что “правоохранительным органам в нашей стране не верят, и они все для этого сделали”. Это правда. Но не вся правда. Еще одна часть правды состоит в том, что официальным либералам в нашей стране тоже не верят, и они всё для этого сделали. Меньше 1% голосов за “Союз правых сил” на думских выборах-2007 — более чем закономерный результат. Но едва ли он расстроил официальных либеральных лидеров. Ведь они и так находятся у власти. Их товарищи-единомышленники доминируют и в правительстве, и в Администрации Президента. И в “Единой России”, контролирующей квалифицированное думское большинство. И в госкорпорациях, позволяющих максимально непрозрачно перекачивать бюджетные деньги в небюджетные карманы. У них — всё хорошо. И есть у них одно универсальное оправдание собственным действиям. Это оправдание — русский народ. Который рождает сначала полковников Квачковых, а потом присяжных, которые этих квачковых оправдывают.

Есть такой талантливый публицист Леонид Радзиховский. В кремлевском стане официальных либералов он играет роль VIP-юродивого, которому позволено и даже поручено озвучивать (от своего имени, конечно) то, что большие начальники реально думают про Россию. То, что они говорят не на съездах “ЕдРа”, а в комнатах отдыха под коньячок. Намедни Радзиховский опубликовал очередной программный текст, центральный пассаж которого звучит так: “Ясно, что — шапку в руки, детей подмышку и драпать из этой страны куда глаза глядят. (…) И пусть живут в свое полное удовольствие — “без меня большевики и нацики обойдутся”. А уж я-то без них точно обойдусь (…). Россию мне не спасти (от нее самой), не погубить и не исправить”. Вот так они и считают на самом деле.

Да, конечно. С Россией и ее народом есть серьезные проблемы. И вековечные. Например, готовность воспринимать собственную власть как официального, легитимного оккупанта и подчиняться этому оккупанту. И новейшие — усталость народа от его истории, от тяжелого и многими местами кровавого опыта двух незавершенных модернизаций (имперской и советской). От этой усталости — апатия, безразличие к тому, кто и как нами правит и что вообще с нами происходит.

Но все-таки город, где есть хотя бы пара праведников, вполне может спастись. Не бесчисленными чубайсами, а такими людьми, как поэт Юрий Шевчук и лидер защитников Химкинского леса Евгения Чирикова. 22 августа они организовали на Пушкинской площади митинг-концерт под лозунгом “Мы все живем в Химкинском лесу”. И власти, и бизнесмены, вырубающие тот самый лес, и привластные выблядки типа всяческих “наших” пытались это дело сорвать. Но митинг-концерт состоялся, и атмосфера на нем была — фантастическая. Пока такие люди еще существуют, Россия, несмотря ни на что, будет жива своей последней надеждой.

Станислав Белковский

Оригинал материала

«Московский комсомолец» от origindate::26.08.10