Во всем виноват тамбовский волк

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Пуля, убившая сотрудника Следственного комитета, рикошетом ударила по делу Кумарина

1232449676-0.jpg К расследованию убийства сотрудника Следственного комитета при Генпрокуратуре РФ Дмитрия Марининова приступили следователи Москвы и Петербурга. Поскольку вся оперативно-розыскная работа ведется под грифом «особо секретно», никаких официальных комментариев следственные органы не дают. Оттого неофициальные рассуждения, предположения и домыслы на этот счет разрастаются, как бурьян в заброшенном огороде…

Кто тут охотник, кто добыча…

Известно, что 15 января около 13 часов 29-летний Дмитрий Марининов спешил на важную встречу, вышел из дома и вдруг обнаружил, что у его автомобиля спущено колесо. Уже спустя мгновение хозяин мерседеса получил пулю в голову. Единственный выстрел оказался смертельным.

Часом ранее в Куйбышевском суде Петербурга вновь было отложено заседание по делу в отношении петербургского предпринимателя Владимира Барсукова (Кумарина).

Если бы таких совпадений не было, наверно, их следовало бы придумать — они придают интригу и налет мелодраматизма. Совпадение или нет то, что в один и тот же момент была предпринята очередная безуспешная попытка начать предварительные слушания по рейдерскому делу авторитетного петербуржца Владимира Барсукова и в Красном Селе совершено убийство Дмитрия Марининова, сотрудника службы собственной безопасности центрального аппарата Следственного комитета (по некоторым данным, занимавшегося обеспечением безопасности сотрудников следственной бригады, расследующей многочисленные уголовные дела, фигурантом которых с сентября 2007 года стал Владимир Барсуков) — предстоит установить следствию и помогающим ему компетентным органам. У журналистов для однозначных утверждений слишком мало информации, к тому же она носит довольно противоречивый характер и вызывает больше вопросов, чем ответов.

«Демонический» Барсуков

Барсукова, больше известного под своей первоначальной фамилией Кумарин, задержали в конце августа 2007 года силами исключительно федеральных правоохранительных органов: следователей Генпрокуратуры, оперативников из центрального аппарата МВД и внушительных сил спецназа. Местным правоохранителям участвовать в задержании не просто не доверили, но и всячески старались не допустить предварительной утечки информации о готовящейся операции к петербургским милиционерам, опасаясь «тамбовских агентов» среди высокопоставленных сотрудников ГУВД Петербурга и Ленобласти. «Авторитетный бизнесмен» провел в Петербурге буквально пару дней до того, как Петроградский федеральный суд вынес решение о его аресте, а затем был отправлен в столичный следственный изолятор «Матросская Тишина», где и пребывает до сих пор.

За это время полностью расследовано и поступило в суд одно из уголовных дел в отношении Владимира Барсукова (и еще шести человек, включая Вячеслава Дрокова, Александра Баскакова и Валерия Асташко), фигуранты которого обвиняются в организации рейдерского захвата ресторана «Петербургский уголок» и магазина «Смольнинский», располагавшихся на Невском проспекте. Практически закончено расследование организации покушения на фактического владельца Петербургского нефтяного терминала Сергея Васильева — именно по этому делу арестовали Кумарина-Барсукова в августе 2007 года (фигуранты в настоящий момент знакомятся с материалами дела, после чего его должны направить в суд). Полным ходом идет расследование дела, в рамках которого «авторитетному бизнесмену» предъявлено обвинение в организации убийства своего охранника и доверенного лица Георгия Позднякова (ранее следственные органы считали, что убийство Позднякова было организовано другим «авторитетным петербуржцем» Олегом Маковозом и его людьми, дело значилось практически раскрытым… но вменить и это «демоническому» Барсукову, судя по всему, показалось следствию более эффектным. А есть еще уголовное дело о вымогательстве денег — сперва у петербургского коммерсанта, а затем и его наследников — в общей сложности на 17 миллионов рублей. Обвинение пока предъявлено Вячеславу Энееву, в определенных кругах известного под кличкой Слава Зверь, и адвокату Дмитрию Рафаловичу. Но, судя по заявлениям главы Следственного комитета Александра Бастрыкина, сделанным буквально накануне убийства Дмитрия Марининова, в участии в этом вымогательстве готовятся обвинить и Барсукова.

Вернемся, однако, к первому барсуковскому делу, дошедшему до суда: о захвате «Петербургского уголка» и «Смольнинского». С августа 2008 года по нему пытаются начать хотя бы предварительные судебные слушания. Барсуков на них ни разу не присутствовал. Из Москвы отписывались тем, что он то знакомится с обвинительным заключением по одному из дел, то участвует в следственных действиях по другому, то в экспертизах по третьему… Удивительно, что каждый раз эти следственные действия (если они, конечно, проводились) велись в отсутствие адвоката, что мало совместимо с правовыми нормами. Ведь Сергей Афанасьев, защитник Барсукова, дисциплинированно являлся на каждое из заседаний суда, куда его клиента так и не доставляли. При этом забытым и попранным оказалось право подсудимых на доступ к правосудию: не только Барсуков, но Дроков, Баскаков, Асташко и остальные фигуранты, насколько можно судить по репликам их адвокатов, жаждут, чтобы слушания в суде по их делу сдвинулись с мертвой точки.

Замыслил он побег?

Поговаривают, что нежелание Следственного комитета этапировать Барсукова в Петербург из «надежной» «Московской Тишины» связано не только с расследованием других уголовных дел, связанных с Барсуковым, но и с боязнью, что в Петербурге ему устроят побег. Отчасти о существовании таких опасений 13 января проговорился все тот же Александр Бастрыкин: «Барсуков готовился скрыться из-под стражи, что также является предметом разбирательства». Гипотетический побег рисуется особо яркими красками, учитывая крайне неважное состояние здоровья Барсукова, у которого, помимо отсутствия правой руки, потерянной в результате покушения на его жизнь еще в середине 90-х годов, за прошедшие годы набралось немало серьезных заболеваний.

Убийство Дмитрия Марининова прекрасно укладывается в русло дальнейшей «демонизации» образа Барсукова. Хотя концы с концами не слишком вяжутся. В ту пору, когда правоохранительные органы были только правоохранительными органами, их сотрудников представители организованного криминала если и убивали, то лишь в ходе вооруженных налетов на инкассаторов или финансовые учреждения, либо во время задержания преступников после совершения ими преступлений. Мысль о заказных убийствах милиционеров или следователей тогда в голову преступникам не приходила. Только когда организованный криминал начал воспринимать отдельных представителей правоохранительного мира в качестве своих конкурентов по рэкету и крышеванию, силовики стали жертвами заказных убийств.

По данным СМИ, Марининов отработал в Следственном комитете всего несколько месяцев — с октября 2008 года. К тому же после первых сообщений о его участии в деле Барсукова появились и совершенно противоположные, в которых говорилось со ссылкой на правоохранительные органы, что Марининов не занимался этим делом, да и в других «крупных, резонансных делах участия не принимал».

В то же время фигура убитого не представляется столь уж незначительной, если учесть, что из-за его гибели глава СКП Александр Бастрыкин спешно прервал свой официальный визит в Финляндию и прибыл в Петербург, где намерен «скоординировать расследование убийства».

Александр САМОЙЛОВ, Нина ПЕТЛЯНОВА

Прямая речь

Александр БАСТРЫКИН, глава Следственного комитета при Прокуратуре РФ:

— В деле, расследуемом в Петербурге в отношении преступной группировки, руководство которой инкриминируется Владимиру Кумарину, речь идет о большой криминальной структуре. В ходе следствия были выявлены факты того, что среди контактов преступной группировки есть сотрудники петербургских правоохранительных органов, и это осложняет расследование. Мы чувствуем достаточно сильное противодействие нашей деятельности.

Некоторое время назад в Следственный комитет поступала оперативная информация о возможности покушения на кого-либо из членов работающей в Петербурге следственной бригады или оперативных сотрудников ФСБ РФ, сопровождающих расследование. В этой связи мы увеличили состав наших оперативных работников службы собственной безопасности, приняли другие меры для обеспечения безопасности следственной бригады. Ни о каком приостановлении расследования или снижении его темпов речи быть не может. Никакого шантажа в отношении сотрудников Следственного комитета и оперативников, которые с нами работают, мы не допустим. Имеется ли связь между теми угрозами и фактом гибели сотрудника — покажет расследование.

Сергей АФАНАСЬЕВ, адвокат Владимира Барсукова:

— Смерть человека — всегда трагедия. Но у нас сильные сомнения, что гибель Дмитрия Марининова как-то может быть связана с уголовными делами в отношении Владимира Барсукова. Никому из адвокатов и их клиентов, включая и Владимира Барсукова, фамилия Марининова как участника оперативно-следственной группы не была знакома. В СМИ говорят, что он был сотрудником службы собственной безопасности Следственного комитета. Но обычно эта служба занимается борьбой с преступлениями внутри самого Следственного комитета, так что совершенно непонятно, почему его могли привлечь к «обеспечению безопасности следственной бригады». Тем более что любое происшествие с участником следственной группы, тем более такое, как убийство, не то что не может облегчить положение обвиняемых, но, напротив, серьезно его усугубляет. И все, в том числе и Владимир Барсуков, это прекрасно понимают. Думаю, что причина этого преступления значительно проще и банальнее. Надеюсь, что вскоре оно будет раскрыто.

Оригинал материала

«Новая газета СПб» от origindate::19.01.09