Во что обходится партия своему владельцу

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Во что обходится партия своему владельцу

Оригинал этого материала
© "Версия", origindate::04.04.2005, "Когда б вы знали, из какого сора..."

Фото Сергея ТетеринаПолиттехнологи, подвизавшиеся в бизнесе партстроительства, не любят внимания общественности. Найти человека, не стесняющегося рассказать о своей «кухне», непросто. Тем не менее нам удалось разговорить одного из известных партстроителей Андрея Богданова:

—Я приложил руку к созданию не одной российской партии. На моём счету работа с Демократической партией России, Объединённой российской партией «Русь», «Единой Россией», Российской партией пенсионеров... Последнюю я не довёл до конца, переключился с моими друзьями и коллегами на Союз акционеров АО «МММ» и Партию народного капитала Сергея Мавроди.

За год до прошлых выборов в Думу я создавал партию «Сильная Россия». В воздухе витало, что народ хочет сильной руки. Кстати, лозунг «Единая Россия — это сильная Россия» принадлежит мне. Но «Сильная Россия» осталась невостребованной, так нередко бывает. Вот, к примеру, делал перед прошлыми выборами в Госдуму Народно-патриотическое движение — не пошло, теперь документы на него дома валяются...

Кроме того, были у меня региональные партии, Коммунистическая партия за социальную справедливость, сокращённо КПСС, московское движение «Коммунисты за социализм». Их я делал как «пятую колонну», пощипать на выборах КПРФ.

Мне всё равно, какую партию делать, ориентация зависит от заказчика, если он сам, конечно, знает, чего хочет. А то ведь бывает, что человек просто говорит: «Мне нужна партия, которая может чего-то взять на выборах — в Госдуму, президентских, местных». Я сам тогда предлагаю спектр — левый, правый, центристский.

Создание партии лучше всего начинать с какого-нибудь фонда или института с филиалами в 50 регионах России. На базе этих филиалов уже создаются отделения партии. Это делается для того, чтобы легализовать всю финансовую деятельность.

В этот фонд или институт заказчик переводит деньги по нормальной схеме на поддержку программ развития демократии. А уже оттуда финансируется оргкомитет партии.

Работа идёт всегда на предоплате. Обычно на проект берётся 100% плюс часть гонорара, а по завершении — остальная часть. Бывает, что гонорар платится сразу, а сам проект финансируется по некоему графику. Вначале — на конференции в регионах, а через месяц — на съезд.

Гонорар зависит от того, кто заказчик, есть административный ресурс или нет и за или против власти создающаяся партия. Обычно создание партии занимает от 3 до 6 месяцев, а гонорар варьируется от $200 тыс. до $1 миллиона. Но его делит между собой творческая группа — 10—20 человек.

До 1999 года можно было сделать партию за $100 тыс. без проблем. Прикиньте сами: для регистрации нужны 45 регионов. В каждом из них 3 человека, которые обходятся максимум в $300. В сумме получается $15 тысяч. Плюс всякие орграсходы, съезд. Я бы сказал, что себестоимость была $50 тысяч. За $100 тыс. люди брались это делать.

Это была золотая пора, заказчики и спонсоры даже не понимали механизма выборов. Например, были 2 человека, которые проплачивали львиную долю выборного фонда моего первого детища, Демократической партии. Партия перевалила за 5-процентный барьер, и эти два толстосума пришли качать права, почему они не попали в депутаты. Оказалось, они даже не понимали, что при 5% проходят 12—13 человек, а их поставили дальше и уверяли, что всё нормально.

Сейчас совершенно другое время. Во-первых, увеличилась численность — 50 тысяч членов по новому закону. Единственная поблажка: раньше нужно было не меньше чем в половине субъектов Федерации иметь отделения, а сейчас эту норму убрали. Можно иметь одно московское, набрав в него 50 тысяч человек. Но 50 тысяч записать в какую угодно партию, хоть в патриотическую, хоть в либеральную, очень трудно.

Разумеется, если у заказчика куча заводов в разных регионах, он может записать всех рабочих в партию. А вот чтобы не прибегая к административному ресурсу...

Сейчас меньше чем за $1 млн. за создание партий никто не берётся.

Другой вопрос — содержание. Чтобы партия просто существовала — я имею в виду устав, печать — и чтобы Минюст до неё «не докапывался», годовой бюджет должен составлять от $200 тысяч. А чтобы партия хотя бы раз в месяц звучала и в ней была какая-то внутренняя жизнь, командировки, акции — уже $1—3 млн. в год.

Самой затратной из партий моего производства была Партия народного капитала. Мавроди не скупились в критической ситуации. Я могу оценочно сказать, что она стоила $2—3 миллиона. Для тех времён — огромная сумма.

Самой дешёвой была Демократическая партия России, которая строилась на одном энтузиазме. Был, конечно, большой центральный аппарат, где платили зарплату, но это было в 90-м году, когда люди были ещё полны энтузиазма, многие приезжали за свой счёт, на пикетах никому ничего не платили, все шли по зову сердца.

Партия — дорогая игрушка, купить ее мало — ее надо содержать. Мы свели в таблицу разрозненные мнения по поводу того, во что обходится партия своему владельцу

Статьи расходов Мелкая партия без гарантии преодоления 5-процентного барьера Проходная партия(с гарантией преодоления 5-процентного барьера) Крупная партия
Расходы на партаппарат $100 тыс./мес. $300—500 тыс./мес. $1—3 млн./мес.
Содержание региональных организаций $30 тыс./мес. $200—400 тыс./мес. $1—2 млн./мес.
Расходы на партмероприятия $50—100 тыс./мес. $100—200 тыс./мес. $0,5—2 млн./мес.
Стоимость избирательной кампании $2 млн. $25 млн. $20—200 млн.
Цена места в списке Спросом не пользуется $0,5—2 млн. $1—3 млн.
Цена места в первой тройке
Равна расходам на всю партию. Покупатель и возглавляет тройку Продаётся в исключительных случаях. Может достигать
десятков миллионов долларов
Не продаётся

На сегодняшний день в продаже находится 3—5 партий

Другой известный «создатель» партий, Марат Гельман, пришёл в этот бизнес из галеристов. Начинал он свою партстроительную деятельность с балаганных акций, которые больше походили на развлечения художника, чем на серьёзную политику. А закончил Гельман «Родиной», которая не только не похожа на балаган, но и имеет шансы потеснить в следующей Думе саму партию власти.

С Маратом Гельманом нам тоже удалось побеседовать о строительстве партий:

— В июне 1995 года в Политехническом музее в Москве под эгидой Галереи Марата Гельмана прошла шоу-акция «Партия под ключ». Каждый из претендентов должен был предложить свою политическую программу. Победитель, за программу которого проголосовало большинство слушателей, получал в награду приз — пакет документов на зарегистрированную в Минюсте политическую партию. Свои проекты представляли Олег Кулик (Партия животных), Анатолий Осмоловский («Паника»), Александр Бренер (Партия неуправляемых торпед), Ефим Островский (Партия ровных дорог)... А победил профсоюз «Студенческая защита» под девизом «Нам не нужны партии! Дайте ключи от Кремля!». Им были вручены регистрационные документы на новую партию. Благодаря этому в выборах в Госдуму участвовал блок «Поколение рубежа».

В 1990-х строить партии было легко, существовал простой способ регистрации партий. Любая структура, которая имела региональные отделения, например общество «Знание», могла легко создать партию и потом предложить её кому-то для участия в выборах. По моим оценкам, мелкая партия в середине 90-х стоила $20—80 тысяч.

Сейчас многие хозяева существующих партий вряд ли смогут набрать 50 тысяч членов для перерегистрации. Чтобы не остаться «без ничего», они пытаются эти партии кому-то продать — «отбить» затраченные деньги и ещё что-то заработать. Этот вроде бы экзотический бизнес ничем не отличается от продажи предприятий. Нынче мелкая партия стоит порядка $500 тысяч. К осени, когда сроки перерегистрации станут ближе, может быть, они опять подешевеют. К тому же у многих партий сохранились долги перед телевизионными каналами. Перед тем как участвовать в выборах, эти долги надо заплатить.

В принципе рынок партий не очень большой. Сейчас на нём будут представлены максимум 3—5 партий: Демократическая партия России, Гражданская партия, партия «Русь»... При этом те, кто предлагает свои партии на продажу, ограничены в выборе клиентов. Так, Партия труда может быть продана только политикам более или менее левой ориентации. Республиканская партия, наоборот, только правым.