Впк

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


©  "КоммерсантЪ-Власть" ,origindate::18.05.2000

Военно-промышленный комплекс-2000

Кому принадлежит Россия

Михаил Козырев

Впервые за последнее десятилетие российский военно-промышленный комплекс находится на подъеме. Увеличивается и финансируется госзаказ, растет объем экспорта. По всем признакам в ближайшее время оборонка может стать одной из самых привлекательных отраслей для крупных инвестиций. Но не станет - ВПК государство оставит себе.

Converted 10574.jpg

Деньги пошли

В 1999 году случилось невероятное - государственный оборонный заказ был профинансирован почти на 90%. Это беспрецедентный показатель для новейшей российской истории, ведь еще в 1998 году исполнение государством своих обязательств по закупкам военной техники составило лишь 12%. Рост объемов производства в прошлом году составил примерно 40%. Еще более ошеломляющим сюрпризом для оборонщиков стал бюджет-2000. Расходы на закупку и разработку вооружений увеличены почти в 2,5 раза- с 25 млрд до 62 млрд. Помимо этого правительство клятвенно пообещало разобраться с долгами за предыдущие четыре года, а это еще как минимум 20 млрд.

Подъем внутреннего финансирования сопровождался и улучшением конъюнктуры для российских вооружений за рубежом. С $2,6 млрд в 1998 году поступления от оружейного экспорта выросли до $3,4 млрд в 1999-м. Конечно, в первую очередь оборонка должна быть благодарна руководству китайской компартии и индийскому правительству- рост объемов экспорта во многом был обеспечен реализацией нескольких крупных контрактов на поставку в Индию и КНР истребителей "Сухого", эсминцев и фрегатов. Но и другие контракты свидетельствовали о том, что провал 1997-1998 годов для российских экспортеров позади. Концерн "Антей" начал поставки в Грецию 21 зенитного ракетного комплекса "Тор-М1". Туда же ФПГ "Оборонительные системы" доставила зенитную систему С-300 ПМУ. Был подписан контракт на поставку Афинам двух больших десантных кораблей "Зубр". За счет поставок в Индию, Сирию и ОАЭ укрепило свои позиции среди ведущих отечественных предприятий-экспортеров оружия тульское КБ приборостроения. Вышла из многолетней полосы неудач корпорация МиГ, которая продала восемь МиГ-29 в Бангладеш.

В 2000 году от экспорта оружия предполагается получить $4,3 млрд. А в перспективе, по словам курирующего ВПК вице-премьера Ильи Клебанова, Россия может выйти на показатель $5 млрд.

Ставка верховного

На этом фоне правительство приступает к масштабной реструктуризации ВПК. Планы сокращения избыточных мощностей были разработаны еще в середине 90-х. Предполагалось, что из 1600 предприятий оборонки сохранится примерно половина. Остальные либо отпустят на вольные хлеба, либо закроют. Однако ни либерал Яков Уринсон, ни госплановец Юрий Маслюков реализовать задуманное так и не смогли.

Пока не добился заметных сдвигов и Илья Клебанов. Созданные год назад пять оборонных агентств должны были построить на базе подведомственных им секторов ВПК несколько десятков крупных вертикально интегрированных концернов. Каждый из них должен охватывать полный цикл разработки и производства вооружений и военной техники. Таким образом правительство намеревается сконцентрировать средства и компенсировать за счет экспорта недостаток бюджетного финансирования.

Технически это должно происходить следующим образом. Правительство акционирует интересующие его государственные унитарные предприятия (сейчас ГУПы составляют около 30% всех оборонных заводов и КБ), сохраняя в своей собственности 100% акций. Затем контрольный пакет предприятия передается головной компании концерна. То же самое предполагается осуществить и в отношении уже акционированных предприятий, на которых контрольный пакет принадлежит государству (это еще треть всего ВПК). Контрольные пакеты концернов правительство сохраняет за собой, поручив управление ими профильным агентствам.

Основной проблемой в реализации задуманного является категорическое нежелание преуспевающих предприятий, исполняющих экспортные контракты, входить в состав жестко структурированных объединений. Оно и понятно: подчинение головным компаниям резко ограничит их самостоятельность в распределении выручки.

При этом директора таких предприятий, как правило, пользуются серьезной поддержкой со стороны региональных властей, поскольку оборонные заводы-экспортеры являются крупными донорами местных бюджетов.

Классическим примером затруднений правительства является эпопея с созданием авиационного военно-промышленного комплекса "Сухой". В его составе предполагалось объединить конструкторское бюро и три серийных завода, разрабатывающих и производящих самолеты марки "Су" - самый ходовой на внешних рынках товар российского ВПК. Постановление о создании АВПК было подписано еще в 1996 году. Однако если государственные пакеты уже акционированных ОКБ "Сухой" и Иркутского авиационного производственного объединения (ИАПО) были сразу переданы головной компании, то ГУП "Комсомольское-на-Амуре АПО" стойко сопротивляется планам правительства по его акционированию. При этом именно через дальневосточное АПО идут расчеты за производящиеся там для Китая Су-27, составляющие главную статью российско-китайской оружейной торговли. Аналогичная ситуация сложилась и с Новосибирским АПО.

Последняя попытка акционирования этих предприятий состоялась в феврале. Перед совещанием у Ильи Клебанова по данному вопросу с подачи гендиректора "Комсомольско-го-на-Амуре АПО" Виктора Меркулова и при поддержке губернатора Хабаровского края Виктора Ишавева были собраны несколько тысяч подписей жителей Комсомольска-на-Амуре с протестом против акционирования завода. Результаты волеизъявления граждан были представлены в администрацию президента. И накануне президентских выборов пойти на обострение отношений с краевыми властями правительство не решилось.

Однако есть все основания полагать, что теперь ситуация изменится. У федеральных органов власти есть все рычаги для воздействия на региональные элиты и директорский корпус - как экономические, так и административные.

Государство выкупает

Что касается еще одной трети предприятий ВПК, в которых государство имеет незначительные пакеты акции или вовсе не участвует в акционерном капитале, то для них в Белом доме разработаны планы реприватизации. Одним из первых примеров подобного рода может стать передача государству контрольного пакета центральной компании финансово-промышленной группы "Оборонительные системы". В эту группу входят несколько десятков предприятий и КБ, участвующих в производстве комплексов С-ЗООП. Наиболее значимые из них имеют крупные пакеты акций в центральной компании ФПГ - ОАО "Оборонительные системы". Предполагается провести эмиссию акций головной компании, с тем чтобы государство выкупило ее контрольный пакет. Оплата будет произведена акциями из госпакетов предприятий, участвующих в кооперации. В итоге из аморфного консорциума, в котором головная компания, по сути, не контролирует заводы, "Оборонительные системы" должны превратиться в подконтрольный государству, жестко управляемый концерн. По аналогичным схемам правительство с согласия владельцев (которые как крупные акционеры сохранят влияние на предприятии и будут реально участвовать в его управлении) намерено реструктурировать и другие стратегически важные объединения, контроль над которыми был утерян.

Таким образом, государство намерено поставить под контроль практически все интересующие его крупные и преуспевающие предприятия и объединения ВПК.

Пейзаж после битвы

Надо сказать, что и до сих пор частному бизнесу с оборонкой не везло. До кризиса 1998 года олигархи занимались преимущественно скупкой акций отдельных ориентированных на экспорт предприятий ВПК. В лидеры в деле собирания военно-промышленных активов вырвались ФПГ "Интеррос" и Инкомбанк. Владимир Потанин и Владимир Виноградов конкурировали практически по всем проектам, и в итоге соревнование закончилась победой "Интерроса". Команда Владимира Потанина закрепилась на петербургском "Балтийском заводе" (имеет контракт на постройку трех фрегатов для Индии) и "Северной верфи" (строительство двух эсминцев для Китая). "Интеррос" приобрел также крупный пакет акций Московского радиотехнического завода, одного из ключевых предприятий ФПГ "Оборонительные системы". Среди прочих достижений Владимира Потанина- приобретение 14% акций ОКБ "Сухой". "Интеррос" консолидировал в своих руках контроль над группой предприятий (ЛОМО, завод им. Дегтярева, Ковровский механический завод), производящих противотанковые и переносные зенитные ракетные комплексы, а также установил партнерские отношения с госпредприятием "КБ машиностроения", разработчиком этих комплексов.

Инкомбанк преуспел заметно меньше: в его активе 25% ОКБ "Сухой", незначительные пакеты акций практически на всех предприятиях "Интерроса", Улан-Удэнском авиационном заводе и ряде других предприятий, участие в ФПГ "Морская техника" (разработка и производство дизель-электрических подводных лодок), а также статус уполномоченного банка по обслуживанию российско-китайского военно-технического сотрудничества.

Прочим претендентам на военно-промышленную собственность достались хоть и ценные, но мало связанные между собой объекты. "Роспром" Михаила Ходорковского получил "Курганмашзавод", выполнявший миллиардный контракт на поставку БМП-3 в Объединенные Арабские Эмираты. Сергей Недорослев через компанию "Белуха" и аффилированные с ней структуры (сегодня они объединены в группу компаний "Каскол") выкупил около 20% нижегородского авиазавода "Сокол" (производитель двухместных учебно-боевых МиГ-29 и исполнитель контракта на модернизацию индийских МиГ-21), 15% ОАО"Роствертол" (производитель гражданских и боевых вертолетов Миля), 60% ОАО "Гидромаш" (монополист по производству шасси для военной и гражданской авиационной техники) и другие военно-промышленные активы. Отдельными военными заводами владеет "Уралмашзавод" и "Российский кредит".

Таким образом, проникновение частного капитала в российский ВПК не увенчалось созданием вертикально интегрированных военно-промышленных компаний. Наиболее близко к созданию такого рода структуры накануне российского финансового кризиса подошел "Интеррос". В 1998 году его оборонные активы, за исключением проданного "Балтийского завода", были частично переданы в управление, частично проданы холдинговой компании "Новые программы и концепции", где "Интерросу" принадлежит до 50%. Однако иных крупных холдингов, созданных путем скупки акций и последующей реинтеграции предприятий, задействованных в единой производственной кооперации, российский частный бизнес создать не успел. Августовский кризис привел к уходу с рынка Инкомбанка. Он был признан банкротом, и судьба его выведенных на офшоры оборонных активов не вполне ясна - они время от времени всплывают в ходе судебных тяжб Инкомбанка с кредиторами. Заметно ослабли позиции и других участвовавших в оружейном бизнесе олигархов.

Олигархам можно посочувствовать. Время крупных долгосрочных инвестиций в ВПК наступает только сейчас. Но, даже если такие инвесторы найдутся, правительство уже не пустит частный капитал в оборонку. Теперь государство само намерено зарабатывать деньги на оружии.