Вреда больше, чем пользы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Вреда больше, чем пользы

"Всемирный банк (ВБ) не обнаружил у российских олигархических холдингов бесспорных достоинств, зато угрозы от консолидации по-российски экспертам ВБ вполне очевидны. В новом своде рецептов от ВБ российским властям предложено поощрять конкуренцию, ужесточая антимонопольное законодательство. Но наши реформаторы собираются поступать наоборот.

        Крупные финансово-промышленные группы принято считать главным проводником инвестиций и позитивных структурных сдвигов в российской экономике. По оценке Института международной экономики (ИМЭМО) РАН, с 1995 г. отечественные ФПГ ежегодно удваивают капиталовложения, а к 2002 г. их доля в совокупном объеме частных инвестиций достигла 80%. А профессор экономики Гарвардского университета Андрей Шлейфер обращает внимание на то, что финансовые показатели и капитализация "олигархических компаний" выглядят куда более впечатляюще, чем у предприятий, контролируемых государством или "красными директорами". Повышение производительности труда в последние годы тоже приписывается большинством исследователей благотворному влиянию ФПГ.
        Главный экономист российского представительства ВБ Кристоф Рюль бросил вызов этой доктрине. В опубликованном вчера "Меморандуме об экономическом развитии РФ" он доказывает, что данных, свидетельствующих о более высокой производительности труда на предприятиях, входящих в ФПГ, чем в средних, малых и иностранных предприятиях, просто не существует. А с "поправкой на отраслевую специфику" эффективность "олигархических" предприятий "всегда была ниже, чем у предприятий, контролируемых другими частными собственниками, и особенно у предприятий, контролируемых иностранными владельцами", говорится в Меморандуме.
        Концентрацию собственности в российской экономике эксперты Всемирного банка оценивали по данным на конец 2001 г. В список из 23 крупнейших бизнес-групп с суммарным объемом продаж 1,7 трлн руб. и 1,4 млн работников включены империи президента "Базэла" Олега Дерипаски, владельца "Сибнефти" Романа Абрамовича, гендиректора "АвтоВАЗа" Владимира Каданникова, владельца "Северстали" Алексея Мордашова, совладельцев "Норникеля" Владимира Потанина и Михаила Прохорова и т. п.
        По оценке ВБ, в промышленности ФПГ контролируют 35% объема продаж, тогда как на долю предприятий с госконтролем приходится 25% , а на долю иностранных компаний - 5% , причем последние представлены только в производстве потребительских товаров.
        Рюль признает, что крупные собственники - как, впрочем, и иностранцы - инвестируют в свои компании на 30% больше, чем средний бизнес или государство. "Однако крупные собственники могут стать и тормозом для экономического роста за счет расточительного отношения к ресурсам", сговора с государством или друг с другом, отмечается в Меморандуме. Поэтому Рюль призывает государство двигаться вперед, основываясь на "жесткой антитрестовской политике", хотя и "без натягивания смирительной рубашки на крупный бизнес".
        Российские эксперты восприняли оценки и рецепты Рюля скептически. Научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин, ссылаясь на исследование ВШЭ, говорит, что подразделения крупных бизнес-групп по одним параметрам работают хуже "независимых" предприятий, а по другим - гораздо лучше. "Экономический рост в России возобновился, когда начали активно развиваться ФПГ", - напоминает Ясин. А советник президента АФК "Система" Владимир Рудашевский вообще находит некорректным сравнение производительности труда в ФПГ с остальными предприятиями. "Если соотнести продажи с расходами на персонал, фирма типа IBS со 100 сотрудниками окажется эффективнее "Норильского никеля", - рассуждает он. - Но крупный бизнес в отличие от малого и среднего вынужден брать на себя решение социальных проблем, особенно если речь идет о градообразующих предприятиях". А Алексей Соколов из ИМЭМО РАН напоминает, что, по оценке Фонда перспективных исследований и инициатив, средняя производительность труда в 10 крупнейших корпорациях России в 2002 г. превышала общероссийскую в шесть с лишним раз (1,712 млн руб. /чел. против 277 000 руб. ).
Принимать "антитрестовский акт" по образцу США начала прошлого века России еще рано, уверен Рудашевский: "Мы еще не прошли пик концентрации собственности, а сговор на рынке возможен вне зависимости от качества законов". А Ясин рассказывает, что накануне министр экономического развития и торговли Герман Греф предлагал и вовсе противоположный рецепт для экономического рывка - не ужесточение, а смягчение антимонопольного законодательства."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации