Время "Ч"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Время "Ч" В Чечне нужна победа - одна на всех, но не любой ценой

" Во вторник, 15 мая 2001 года, директор Федеральной службы безопасности Российской Федерации Николай Патрушев, министр обороны Российской Федерации Сергей Иванов, министр внутренних дел Российской Федерации Борис Грызлов и помощник Президента Российской Федерации Сергей Ястржембский встретились с главными редакторами пяти ведущих изданий страны: "Российской газеты" - Владиславом Фрониным, "Известий" - Михаилом Кожокиным, "Комсомольской правды" - Владимиром Сунгоркиным, "Труда" - Александром Потаповым и "Независимой газеты" - Виталием Третьяковым. Речь шла об итогах деятельности Оперативного штаба, на который Указом Президента Российской Федерации Владимира Путина 22 января этого года было возложено управление контртеррористическими операциями на территории Северо-Кавказского региона страны. Беседа, которая продолжалась почти два часа, получилась очень серьезной и конкретной. Мы публикуем ее стенограмму с небольшими сокращениями. Прежде чем руководители силовых ведомcтв ответили на вопросы главных редакторов газет, Николай Патрушев сделал вступление.

Н. Патрушев: 22 января нынешнего года Президент Российской Федерации В. Путин подписал Указ N 61 "О мерах по борьбе с терроризмом на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации". В соответствии с ним образованы Оперативный штаб, на который было возложено управление контртеррористическими операциями, и Региональный оперативный штаб, основная функция которого - руководство силами и средствами, непосредственно участвующими в этих операциях. Для того чтобы решить поставленные задачи, безусловно, требовалась консолидация усилий не только силовых министерств, руководители которых присутствуют здесь, но и других министерств и ведомств, а также глав субъектов Российской Федерации. За отчетный период на плановой основе было проведено девять заседаний Оперативного штаба. Также регулярно работал и Региональный оперативный штаб. Сегодня мы отмечаем наличие ряда очагов международного терроризма. Это прежде всего Центральная Азия, где его проявления могут быть направлены и против России, и против наших ближайших соседей. Как уже было в Киргизии, Узбекистане, Таджикистане, Казахстане. Но самая болезненная для нас точка международного терроризма - это, безусловно, Северный Кавказ и Чеченская Республика. Министерство обороны Российской Федерации, руководившее начальной фазой операции, свою функцию выполнило: крупных бандформирований, которые бы реально оказывали сопротивление федеральным силам, практически не осталось. Но боевики изменили тактику и основные усилия направили на совершение диверсионно-террористических актов, убийств, запугивание мирного населения, представителей федеральных сил и т.д. Поэтому руководство операцией на данном этапе было передано Федеральной службе безопасности. 
Сейчас, конечно, ситуация принципиально другая, но при этом следует учитывать, что более 10 лет она развивалась негативно, и ожидать, что все можно быстро исправить, не стоит. Однако, несмотря на сложность положения, задачи, которые перед нами ставит Президент Российской Федерации по нормализации и стабилизации обстановки в Чеченской Республике, мы выполняем. В Указе Президент Российской Федерации В. Путин обозначил дату - 15 мая. Мы доложили ему о результатах проделанной работы и представили предложения по тому, как спланировать и продолжить контртеррористические операции. Доложили устно и представили письменный отчет. 
Вопрос: Николай Платонович, напомните, пожалуйста, читателям основные задачи, которые ставил Президент Российской Федерации В. Путин перед ФСБ России при передаче ей руководства операцией в Чечне. Что из них уже удалось выполнить? 
Н. Патрушев: Для нас сейчас важно прежде всего не допустить возвращения представителей международного терроризма в Чеченскую Республику и вообще на Северный Кавказ. И уже можно сказать: эта задача решена достаточно успешно, но не окончательно. Если мы не будем принимать конкретных мер, их возвращение вполне реально. 
Другая важнейшая задача - создание условий для возрождения республики, в том числе и в социально-экономической сфере. Мы долго говорили о необходимости восстановления судебной системы в республике. Сегодня можно констатировать, что в ряде районов Чеченской Республики суды работают. Особенно важно то, что все судьи - из числа местных жителей. Функционируют и другие органы власти. Администрации и правительству Чеченской Республики помогает Межведомственная комиссия РФ. Пока не все правительство переехало в Грозный, потому что в городе еще не решен целый ряд вопросов для нормального обеспечения его работы. 
Вопрос: Перед вами стоит задача нейтрализовать лидеров боевиков - Хаттаба, Басаева и других. Как вы ее решаете? И российские, и иностранные журналисты не раз писали: связаться с главарями нетрудно. Так почему же спецслужбы до сих пор не могут добраться до них? 
Н. Патрушев: Безусловно, задача нейтрализации лидеров - и названных вами, и других, которые не так на слуху, - перед нами стоит. Но почему мы говорим только о нейтрализации? Прежде всего мы должны придерживаться существующих законов. Стоят задачи по задержанию, аресту и преданию суду тех, кто совершил преступления. Говорить о том, что мы можем это осуществить без потерь и без вооруженного сопротивления с их стороны, не приходится. Поскольку боевики за десять лет приобрели опыт ведения боевых действий, война для них стала кровавым делом, за которое они получают деньги. 
К тому же Хаттаб и Басаев, особенно в последнее время, практически никуда не выдвигаются, перемещаются в горной местности и на контакт, кроме как с близко знакомыми людьми, которым полностью доверяют, не выходят. Лишь изредка они решаются выходить в эфир, но при этом транслируют только предварительно сделанные записи. 
Сейчас в ходе спецопераций активно нейтрализуются руководители среднего звена, что в конечном итоге будет способствовать принятию превентивных мер в отношении лидеров незаконных вооруженных формирований. Уничтожить Басаева или Хаттаба мы способны и сегодня, но это чревато большими потерями с нашей стороны. Я думаю, что это будет неоправданно большой платой за их поимку. А той тактикой, избранной нами по нейтрализации руководителей среднего звена, мы сводим потери с нашей стороны к минимуму. Во время многих спецопераций удается вообще обойтись без потерь. 
Вопрос: Хотелось бы все-таки услышать ваш комментарий относительно разговоров о том, что спецслужбы просто не хотят по каким-то причинам ликвидировать лидеров боевиков. 
Н. Патрушев: Хотим и можем. Но при этом я уже отметил наше совершенно естественное желание беречь своих людей. Обеспечить это трудно, поскольку основные лидеры боевиков прячутся в хорошо известной им труднодоступной гористой местности, подступы к которой заминированы. Сейчас, благодаря избранной тактике, мы ближе всего "подошли" к Бараеву. Среднее звено полевых командиров у него выбито, он мечется. К сожалению, в последней операции ему удалось уйти благодаря разветвленной системе подземных ходов. Эти катакомбы начинаем постепенно уничтожать. В какой-то момент он попадет в тупик, и деваться ему тогда будет некуда. 
С. Иванов: Вы сказали, что многие журналисты могут при желании всегда выйти на связь с Хаттабом и Басаевым. Мы тоже можем это сделать. Но это не решение вопроса. 
Вопрос: А сколько все-таки среди всех полевых командиров ключевых? Про среднее звено вы нам объяснили. 
Н. Патрушев: Несколько десятков. 
Вопрос: Вы не упомянули фамилию Масхадова. Он что, не входит в перечень лиц, которые подлежат нейтрализации? 
Н. Патрушев: Масхадова действительно выделили из общего списка, хотя, безусловно, ставится задача по его задержанию. Мы считаемся с тем, что он в свое время был президентом "Ичкерии", но нужно учитывать, как он себя вел и какие деяния он совершал. Совершенно очевидно, что он связан с бандитами, изначально находился на их стороне, способствовал их деятельности. Поэтому его необходимо найти и арестовать, хотя исключить какое-то другое развитие событий в отношении него я не могу. Потому что охраняет его такая же банда, как и других. 
С. Иванов: Мы учитываем, что он был президентом, хотя никогда не признавали легитимность его избрания. 
Насчет полевых командиров. Почти все они себя называют таковыми. По их же оценкам, каждый второй боевик - полевой командир или бригадный генерал. Тот же Исрапилов, насколько я помню, называется бригадным генералом. Поэтому условно мы их называем "средним звеном". Впрочем, некоторые попали в этот список из-за тяжести содеянного. Недавно был убит боевик, которого нельзя отнести к числу лидеров, но он лично участвовал в захвате троих англичан и одного новозеландца, их обезглавливании. После того как разразился международный скандал, Масхадов арестовал троих, непосредственно причастных к их убийству лиц, но через два месяца выпустил. Вот роль Масхадова. Как ее оценить? 
Вопрос: В последнее время звучат предложения разбираться с боевиками без суда и следствия... 
Н. Патрушев: С января нами задерживалось более 1200 лиц, подозреваемых в участии в незаконных вооруженных формированиях. По закону срок их задержания составляет 48 часов и плюс еще 24 часа. Найти достаточных доказательств их вины за это время сложно. Многих приходится отпускать. Поэтому бывают случаи, когда некоторых задерживают по семь раз, и только тогда удается доказать, что они действительно участвовали в незаконных вооруженных формированиях. 
Но решать все это мы стремимся законным путем. На Оперативном штабе мы рассматривали этот вопрос и обратились к Президенту Российской Федерации и председателю Госдумы с тем, чтобы изменить и принять целый ряд законов. В частности, законы о противодействии политическому экстремизму, незаконной миграции и целый ряд других, которые должны быть рассмотрены. Инициировать внесение законопроектов о соответствующих поправках в Закон "О борьбе с терроризмом" и в УПК. 
Вопрос: Существует ли комплексный стратегический план урегулирования ситуации в Чечне? 
С. Иванов: Такой план есть. Создана правительственная комиссия, основная задача которой - осуществление мероприятий социально-экономического характера. Мы должны ей содействовать. Восстановлено железнодорожное сообщение с другими регионами России. Принципиально решается вопрос и о восстановлении авиаперевозок. 
Вопрос: Борис Вячеславович, что вы думаете о степени участия самих чеченцев в наведении порядка в республике? 
Б. Грызлов: Представители местной национальности хотят принимать непосредственное участие в наведении порядка. Сейчас во внутренних войсках и в МВД более 6 тысяч чеченцев. С января 34 чеченца - сотрудника МВД представлены к государственным наградам. И мы должны все активнее привлекать местных жителей в состав МВД. 
4 мая я был в Чеченской Республике. Там был парад, в котором участвовало и подразделение из 120 чеченцев. Они с гордостью носят форму российского МВД и принимают участие во всех операциях. И еще я хотел бы сказать, что в прошлом году было выделено 74 места для обучения чеченцев в системе учебных заведений МВД. На 2001 год запланировано принять уже 120 человек. Так мы решаем проблему подготовки офицерских кадров МВД из числа коренного населения. 
К сожалению, есть случаи незаконного получения участниками бандформирований паспортов и удостоверений сотрудников милиции. Причем некоторые из позднее задержанных имели два и даже три паспорта. Надо наводить порядок в системе выдачи новых паспортов. 
Вопрос: Но ставить вопрос о том, что чеченская сторона могла бы уже решающим образом повлиять на исход операции, пока, конечно, нельзя. 
Б. Грызлов: Мы так вопрос и не ставим, но создать условия для участия жителей республики в борьбе с терроризмом необходимо. И мы это делаем. 
Вопрос: Нам часто пишут читатели по поводу "боевых" выплат. 
С. Иванов: Новая система выплаты "боевых" действует с 1 мая. Она гораздо более прозрачная. До ее введения случались злоупотребления. С ними мы будем разбираться. 
Вопрос: Насколько все-таки реально рассуждать о разделении Чечни на горную и равнинную часть или об огораживании пусть не всей республики, но хотя бы Грозного? 
С. Иванов: Что касается Грозного, там просто надо навести элементарный порядок. Город бесхозный. Мы уже год твердим, что больше всего людей гибнет в Грозном, где бандиты стреляют в основном из засад в развалинах зданий. Там полгорода таких домов. Мы, военные, просим: "Дайте наконец нам разрешение о сносе развалин, зданий, не подлежащих восстановлению. Мы это все подорвем, военнослужащие совместно с горожанами в сжатые сроки смогут осуществить работы по расчистке развалин". Но ничего не можем добиться. 
Н. Патрушев: А на равнинной части села в очень приличном состоянии. Поэтому надо в них в первую очередь развивать экономику. Там есть для этого все условия. 
Вопрос: Сокращается ли финансовая подпитка боевиков? 
Н. Патрушев: Финансовая подпитка идет из-за рубежа и изнутри. Сейчас можно говорить о том, что финансовые потоки из-за рубежа сократились. Когда мы не контролировали ситуацию в Чечне, деньги делали на нефти, торговле оружием, наркотиках и так далее. Из этого списка осталась только торговля нефтью. Все остальное удалось по большому счету пресечь. Поэтому в последнее время участились случаи, когда главари просто не расплачиваются со своими боевиками или рассчитываются фальшивыми долларами. 
Вопрос: Недавно в Ханкале прошло совещание глав силовых ведомств. Удалось ли договориться о более тесном взаимодействии? В чем это будет выражаться? 
С. Иванов: Мне кажется, удалось. Потому что мы же ездили туда не убеждать командиров. Они и так все понимают правильно. У нас тоже есть там специальное подразделение, которое вместе с ФСБ решает главную задачу, и есть группировка войск, которая выполняет вспомогательную задачу. По просьбе регионального штаба армейцы выдвигаются, блокируют районы, действуют скоординированно. То есть управление жестко централизованное. 
Н. Патрушев: Хочу подчеркнуть, что все силы специального назначения подчиняются руководителю регионального оперативного штаба и задействуются в едином замысле. 
С. Иванов: В последнее время, к счастью, никаких неприятностей с колоннами, которые у нас очень часто бывали в прошлом, нет. Вы заметили? Потому что стали действовать дисциплинированно и скоординированно. Одно ведомство, извините, не двинется в дорогу, не поставив в известность все другие. Только за счет этого мы резко сократили количество потерь. Но вообще количество небоевых потерь, к сожалению, растет. Сейчас это 20 процентов. Безалаберность, расхлябанность, и в пьяном виде, и по легкомыслию. Пошли по Грозному, решили к кому-то из местных знакомых зайти. Это очень часто кончается плохо. 
Вопрос: Сергей Борисович, в Чечне не поймешь, где заканчиваются боевые действия и начинается мирная жизнь. Так правильно ли, что воюющих людей - того же полковника Буданова - судят по законам мирного времени? С одной стороны, все вроде просто: суд должен определить вину, преступность безнациональна. А с другой - достаточна ли эта правовая база в подобных обстоятельствах? 
С. Иванов: Всего в отношении военнослужащих только Вооруженных Сил возбуждено 64 уголовных дела, в том числе и за убийства. Мы этого не скрываем. Просто случай с Будановым действительно приобрел знаковый характер. 
С точки зрения закона и холодного рассудка тут других мнений, на мой взгляд, быть не может. Он военнослужащий, и только военный суд вправе определить его вину и, соответственно, степень наказания. А вот по-человечески - да, я тоже ему сочувствую. Если хотите, Буданов - это жертва и обстоятельств, и недостатков законодательства, которые у нас существуют. Действительно заслуженный офицер. Дважды до этого представлялся к внеочередным званиям, имеет ордена. К тому же незадолго до этого убийства десять военнослужащих из его полка были убиты снайпером. И он как командир не мог смотреть, как его солдат убивают и убивают. Вот одно на другое и наложилось. 
Вопрос: Николай Платонович, вы сказали, что перекрываете финансирование боевиков. А вот в отношении других стран - и соседних, как Грузия, и более далеких - у вас какое ощущение, там отношение к Чечне все-таки меняется? 
Н. Патрушев: Мы работаем над тем, чтобы все эти страны, их спецслужбы, правоохранительные органы были нашими союзниками и нам помогали. Например, Азербайджан. Длительная работа привела к тому, что нам выдали нескольких участников незаконных вооруженных формирований, в отношении которых мы информировали партнеров. И для боевиков Азербайджан стал "неудобной" страной. Если говорить о Грузии, мы тоже стремимся к взаимодействию. В Панкисском ущелье находятся несколько сот лиц, прежде всего это подразделение Гелаева, которые в настоящее время не принимают участия в боевых действиях на территории России. Это уже хорошо. И Хаттаб, и Басаев активно давят на Гелаева. Но какие-то разногласия вынуждают его занимать выжидательную позицию, и это хорошо. 
Вопрос: Следует ли ожидать этим летом всплеска активности бандформирований? 
С. Иванов: Крупных банд, которые были еще год назад, как, например, у Гелаева в Комсомольском в сто человек, больше нет. Основные группы - от трех до десяти человек максимум. Они понимают - стоит собраться большим составом и нам будет легче их уничтожать. Но силы у них еще есть. В то же время, если все пойдет примерно так, как сейчас, каких-то реальных угроз, вроде захвата Грозного, мы не прогнозируем. 
Вопрос: Обоснована ли тревога местного населения Чечни по поводу вывода из республики федеральных войск? 
С. Ястржембский: Что касается настроений и тех мироощущений, которые сегодня присутствуют в чеченском обществе, то можно сказать, что видение ситуации извне и внутри Чечни совершенно различное. Любопытно, что среди лояльных федеральной власти чеченцев очень многие настаивали на передаче управления контртеррористической операцией ФСБ России задолго до принятия решения Президентом Российской Федерации. Их настораживал психологический разлом между Объединенной группировкой войск и жителями республики. "Слепые" зачистки, порой необоснованные обстрелы населенных пунктов, движение колонн бронетехники по сельскохозяйственным угодьям во многом определяли недовольство местных жителей. Беспокоила и существовавшая ранее проблема - проведение операций без единого координационного центра. По мнению чеченцев, под руководством ФСБ России будет точечная работа, и такие настроения ими высказывались очень активно. Среди лояльных России чеченцев по-прежнему очень сильно живет страх очередного Хасавюрта. Развеять эти опасения способно принятое решение о размещении на постоянной основе в Чечне 42-й мотострелковой дивизии. 
Не менее значимым стабилизирующим фактором в этом плане может стать окончательный переезд правительства в Грозный. Для чеченцев Грозный - это символ, столица. Большое значение также имело то, что убрали приставку "временная" от названия "Администрация Чеченской Республики". Теперь о Западе. У меня такое ощущение, что там устали от чеченской темы. Это первое. Второе - произошло общее ослабление интереса к Чечне из-за отсутствия активных боевых действий. Появилось Косово. И третье - конфликт Палестина - Израиль. Все внимание мировой общественности переключилось туда. Сейчас иностранные военные репортеры не рвутся в Чечню, по их мнению, там особо снимать нечего. Спецоперация - это немножко другое. Раньше России вменялось в вину избыточное применение силы. Сейчас этот тезис сошел на нет. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации