Время "челябинских мародеров"

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Время "челябински мародеров"»)
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Век", origindate::13.04.2010, Фото: РИА "Новости"

Время "челябинских мародеров"

Средства, направляемые Россией на восстановление Южной Осетии, распределяются среди земляков и бизнес-партнеров замминистра регионального развития РФ Романа Панова и премьер-министра республики Вадима Бровцева

Артем Маркелов

Compromat.Ru

Вадим Бровцев

Вот уже восемь месяцев Россия исправно выделяет бюджетные деньги на восстановление городов и сел Южной Осетии, пострадавших в результате военных действий августа 2008 года. Финансовые потоки контролирует ФГУ «Южная дирекция реализации программ и проектов», подведомственное Министерству регионального развития РФ. Куратором «Южной дирекции» назначен замминистра Роман Панов, работавший до этого вице-губернатором Челябинской области. И, как принято в таких случаях говорить, по странному стечению обстоятельств, цепочка людей, ответственных за дальнейшее распределение и освоение российских денег сформировалась, в основном, из земляков, компаньонов и даже подельников Панова. Так, руководителем «Южной дирекции» стал коммерсант средней руки из Челябинска Сергей Агеев, премьер-министром независимой республики – еще один челябинский предприниматель и политик с известным криминальным прошлым Вадим Бровцев, а обладателями самых крупных контрактов – разумеется, челябинские фирмы. «Вслед за грузинскими агрессорами пришли челябинские мародеры», – открыто говорят по этому поводу жители республики.

Деньги на восстановление Южной Осетии были обещаны на самом высоком российском уровне еще в августе 2008 года, сразу после отражения грузинской агрессии и признания Кремлем независимости республики Однако больше года процесс финансирования увязал где-то в недрах российской бюрократической трясины. Как выяснилось, все это время заинтересованные чиновники Минрегиона пытались убедить высшее руководство страны в необходимости создания некой «прозрачной финансовой схемы», которая позволила бы оградить от возможного искушения залезть в бюджетные российские деньги всю систему госуправления в Южной Осетии. И, судя по всему, им это удалось.

Compromat.Ru

Роман Панов

В августе 2009 года югоосетинскому парламенту была представлена на утверждение в должности премьер-министра кандидатура коммерсанта из Челябинской области Вадима Бровцева. Появление владельца малоизвестной строительной фирмы «Вермикулит» и экс-депутата Озерского горсовета в политической элите Южной Осетии поначалу казалось, мягко говоря, неожиданным. Ведь он сменил в кресле премьера Асланбека Булацева, чье назначение в свое время одобрил лично Владимир Путин. Однако если внимательно изучить события, предшествовавшие назначению Бровцева, можно невооруженным глазом заметить, что многие из них были направлены именно на отстранение от должностей, связанных с контролем за распределением российских средств, представителей команды президента республики Эдуарда Кокойты. Да и самого президента надо было немного «отодвинуть». Поэтому отнюдь не случайно эксперты, комментировавшие назначение Бровцева, в один голос называли его «креатурой Панова», хотя сам Эдуард Кокойты не уставал на каждом шагу повторять, как по инструкции, одну и ту же фразу: «Кандидатура Вадима Бровцева никем не навязана, это действительно выбор президента Республики Южная Осетия»…

Эту фразу можно считать как правдой, так и неправдой, поскольку другого выбора у Эдуарда Кокойты на тот момент уже просто не было. Президент Южной Осетии на протяжении года был вынужден сам то и дело отбиваться от разного рода политических интриг, явно инициируемых извне.

Одним из таких испытаний для него стали «первые признанные» выборы парламента Южной Осетии, прошедшие 31 мая 2009 г. Перед выборами в РоссииМоскве и во Владикавказе) начала обращать на себя внимание так называемая «оппозиция Кокойты», ранее вовсе незаметная. В рядах этой оппозиции обращали на себя особое внимание откровенно уголовно-спортивные люди, примкнувшие к ним проворовавшиеся отставные чиновники и коммерсанты. План этих деятелей был прост: сорвать выборы, поднять «цветную» оппозицию и спровоцировать досрочные выборы президента.

Тогда, в мае 2009, этот план не осуществился. Народ Южной Осетии проявил неожиданную для московских политтехнологов сознательность: явка составила более 70%, выборы состоялись, парламент начал работать. Но организаторы схем распределения денег, обещанных Медведевым и Путиным на восстановление Южной Осетии, решили действовать «не мытьем так катаньем». Начался долгий процесс «вымораживания клиента» (что блестяще получается у российских чиновников). И когда медлить с восстановлением городов стало уже более нельзя, президент Южной Осетии был вынужден согласиться на «любезно предложенную» ему кандитатуру Бровцева в качестве премьера.

Первой на странное засилье «челябинских» в строительно-восстановительной инфраструктуре Южной Осетии обратила внимание авторитетная деловая газета «Ведомости». «Челябинск уже сыграл большую роль в восстановлении Южной Осетии, – иронично отмечает издание, – оттуда приехали куратор республики в Минрегионе Панов, занявший летом пост премьера республики Вадим Бровцев и руководитель Южной дирекции Сергей Агеев». Кроме того, это и другие СМИ отметили тот факт, что с приходом Бровцева львиную долю контрактов на строительство за российские деньги стали получать фирмы, так или иначе связанные с челябинским прошлым главных фигурантов «прозрачной схемы».

Так, крупный контракт на строительство водовода между селом Эдис и Цхинвали на сумму 385 млн руб. получило ООО «Вектор», зарегистрированное в Челябинске. Его единственным номинальным конкурентом на конкурсе было ООО «Энергостроительная компания» (опять же, челябинское), также не оставшееся в накладе. «Дочка» «Энергостроительной компании» – ЗАО «Спецмонтаж-запад» построит пожарную часть в поселке Ленингори за 68 млн руб. , причем этот контракт, как пишут «Ведомости», был заключен по начальной цене, поскольку три конкурента компании не были допущены к аукциону.

Впрочем, все эти игры в «дочки-матери» кажутся не более, чем играми, если внимательно изучить структуру собственности компаний, допускаемых к тендерам в рамках восстановления Южной Осетии. Так, по данным челябинского бизнес-портала, то же ООО «Вектор» учреждено в 2007 году генеральным директором ООО «Энергостроительная компания» Павлом Шестаевым, а оба эти юрлица входят в холдинг «Платина» челябинского предпринимателя Олега Колесникова. Причем бывший руководитель инвестиционной группы «Пионер», также входящей в этот холдинг, Павел Бегеба сегодня служит… заместителем Сергея Агеева в «Южной дирекции»!

В Южной Осетии уже ни для кого не секрет, что не только строительный бизнес, но и многие другие сферы экономики захвачены в республике челябинскими фирмами, близкими к Панову, Бровцеву и их подельникам. Причем эти «озерские хлопцы» настолько уверены, что имеют дело в Южной Осетии с «папуасами», что практически не «парятся» по поводу каких-либо изящных схем. Все контракты с участием российских денег оформляют на одни и те же на две-три фирмы, независимо от назначения платежа. Например, ООО «Энергостроительная компания» не только претендует на строительные подряды, но и через дочерние фирмы в Ростове поставляет в Южную Осетию в рамках бюджетов восстановления автотранспорт, мебель, продукты и даже женские сумочки. Правда, принадлежит все это хозяйство через доверенных людей все тому же Вадиму Бровцеву. Недавно, к примеру, где-то были закуплена партия голландских тяжелых тракторов – все через тех же ростовских «дочек». Техника оказалась заведомо непригодной для использования в горной местности, но зато была куплена по удвоенной против контракта цене. «За цену одного такого трактора можно было купить 4 мощных трактора Т-150. Двадцать пять миллионов рублей. А сколько комбайнов можно было купить!..» - сокрушается один из свидетелей доставки «чудо-техники» в Ленингорский район на сайте информагентства «Осинформ».

А между тем, российских денег ждут многие жизненно важные объекты. Это не построенные в Южной Осетии больница, школа, пара детских садов. Это не восстановленное до сих пор здание Юго-осетинского государственного университета (фотография горящего университета в 2008 г. облетела и шокировала весь мир). Это до сих пор разрушенное здание парламента, ставшего символом несгибаемости Цхинвала после концерта Валерия Гергиева на его руинах в августе 2008 г…

Панова, Бровцева, Агеева, Колесникова и прочих связывает не только сегодняшнее участие в «распиле» российских средств, направляемых на восстановление Южной Осетии, но и бурное челябинское прошлое. Так, Вадим Бровцев, будучи гендиректором никому не ведомой фирмы АОЗТ «Вермикулит» в Озерске, не раз становился объектом повышенного внимания правоохранительных органов. Еще в 1995 году налоговая полиция обыскала дачу семьи Бровцевых (отец Вадима контролировал сектор бытовых услуг города, владея множеством ООО). В 1997 году налоговики пришли с масштабными проверками на фирму самого Вадима. Было возбуждено уголовное дело о незаконной предпринимательской деятельности и мошенничеству в особо крупных размерах, в результате которого, был осужден на три года условно заместитель и родственник Бровцева Олег Митюгов. Следующий криминальный скандал вокруг бизнеса Вадима Бровцева разразился в 2000 году: ОБЭП Озерска выявил нанесенный «Вермикулитом» ущерб городскому бюджету в размере 8 миллионов рублей – за счет недовложений песка, бетона, щебня, завышение расстояний перевозки грузов, расценок работ… Через пару лет последовал скандал с жилым домом по улице Монтажников, который возводила фирма г-на Бровцева. Фирмы-подрядчики «А-строй» и МСУ-71 потребовали привлечь руководство «Вермикулита» по статье 159 «Мошенничество»: заказчик с ними попросту с ними не расплатился на сумму более миллиона рублей. А после выборов 2005 года, во время которых кандидата в депутаты горсовета Вадима Бровцева «застукали» с поддельным дипломом, будущий премьер Южной Осетии был вынужден уехать из Озерска и переселиться в Сочи.

Возникает резонный вопрос: почему правоохранительным органам за все это время не удалось переселить Бровцева в тюрьму? Ответ на него прост. Вадим Бровцев установил хорошие неформальные, скажем так, отношения, с прокурором Озерска Андреем Назаровым, который, в свою очередь, позже работал в коридорах власти города Магнитогорска вместе с Романом Пановым. Неудивительно, что все те же лица нашли друг друга в Москве и Цхинвале.

Об окружении Бровцева в Цхинвале говорят с презрением, называя этих людей «хеврой бездельников-мародеров». Правда, в дорогих костюмах и галстуках, с набором терминов околоэкономического характера и профессиональными навыками провинциальных «разводил». Бровцев любит при случае подчеркнуть свою значимость. «Уйду я - уйдут и российские деньги» - первое, что он заявил Эдуарду Кокойты, по свидетельству очевидцев. «Я здесь по личному распоряжению Путина» – любит говорить своим югоосетинским коллегам Бровцев, – завтра лечу в Москву, пожалуюсь Путину – он вам вообще перекроет всё!»

Здесь нужно заметить, что имена Дмитрия Медведева и Владимира Путина в Южной Осетии носят практически сакральный смысл и значение. После того, как российская армия по приказу российских лидеров спасла юго-осетинский народ от физического уничтожения в августе 2008, эти фамилии среди осетин не принято поминать всуе. А уж предположить сразу, что кто-то может этими именами прикрывать мародерство и воровство, вообще немыслимо.

Челябинским мошенникам удалось в короткие сроки фактически разрушить сложившуюся систему управления и взять под жесткий контроль финансовые потоки из РФ. Однако попытка создания второго центра власти в Южной Осетии им не удалась. Хотя Бровцев контролирует все финансовые государственные расходы через министра финансов Ирину Сытник (бывший главбух его озерской фирмы).

Будет ли сорван еще один строительно-восстановительный сезон в Южной Осетии, покажет ближайшее время. В любом случае, за это придется кому-то отвечать и перед российским государством, в том числе в уголовном порядке, и перед народом Южной Осетии. Не потому ли три недели назад при посредничестве руководителя аппарата Правительства РФ Сергея Собянина Роман Панов пытался заручиться поддержкой Владимира Путина для выдвижения его президентом Дмитрием Медведевым на пост губернатора Челябинской области? Не иначе, «соскочить» хотел. Однако Путин, надо отдать ему должное, в протекции Панову отказал, а вместо этого направил в Южную Осетию аудиторов Счетной палаты РФ. Напомним, в рамках межгосударственного и межведомственных договоров между РФ и РЮО практически все контрольные и специальные службы России могут свободно работать в рамках своей компетенции на территории Южной Осетии. И это обстоятельство может здорово пошатнуть позиции «челябинцев» в Москве и Цхинвале.