Время новостей

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Время новостей Дискуссия о доходности пенсионных накоплений россиян натолкнула вчера российское правительство на весьма оригинальные мысли о регулировании фондового рынка. Когда выяснилось, что компании, управляющие пенсионными деньгами, не могут показать высокую эффективность вложений по причине постоянной лихорадки на российском фондовом рынке, министр финансов Алексей Кудрин предложил: корпоративные новости должны публиковаться только после завершения торгов на бирже

"Таким образом, у участников рынка будет возможность, по словам г-на Кудрина, «всем вместе оценить изменяющуюся ситуацию и среагировать должным образом».

Сейчас, когда новости объявляются в дневное время суток, полагает Алексей Кудрин, существенную роль для движений на бирже играет психологический фактор. «Это плохая корпоративная практика», -- заключил министр. Его поддержал и Герман Греф. Причем глава МЭРТ полагает, что "хорошую" корпоративную практику следует предписать и тем, кто поставляет рынку плохие новости -- правоохранительным органам. «Каждый чиновник и сотрудник правоохранительной системы должен понимать, что после его слов каждый пенсионер и военнослужащий потеряет часть своих накоплений», -- заявил г-н Греф.
Идея стабилизировать фондовый рынок путем подобного регулирования информационных потоков звучит в устах министров-либералов, мягко говоря, странно. Действительно, в мировой практике важные новости принято объявлять до начала торгов. Что же касается российского рынка, то для его состояния определяющим является вовсе не время для объявления новостей. «России гораздо важнее бороться с использованием инсайдерской информации, -- полагает собеседник «Времени новостей» в одном из лондонских инвестбанков, -- а заявления прокуратуры все равно имеют одинаковый эффект, когда бы они ни были сделаны».
Известен по крайней мере один пример, когда г-н Кудрин наложил вето на важное сообщение для рынка. Арест Михаила Ходорковского хотя и был произведен «правильно» -- в субботу, когда биржи уже закрыты, -- все же вызвал обвальное падение акций ЮКОСа на ближайших торгах в понедельник. Отсутствие каких-либо официальных комментариев лишь усугубило настроения инвесторов. По словам высокопоставленного кремлевского чиновника, в понедельник генпрокурор Владимир Устинов намеревался выступить с заявлением и внятно мотивировать арест олигарха. Но, говорит наш источник, Алексей Кудрин под предлогом ожидаемой негативной реакции рынка в категоричной форме попросил прокурора этого не делать. Владимир Устинов внял этой просьбе.
Министры Кудрин и Греф абсолютно правы в оценке того, насколько чувствителен российский фондовый рынок к заявлениям различных чиновников (кстати, намного более чувствителен, чем к сообщениям корпораций). Излишняя разговорчивость госчиновников подчас приносила конкретный вред самому государству. В конце 2002 года, когда власти готовились к продаже 5,9% ЛУКОЙЛа на Лондонской фондовой бирже, Алексей Кудрин и тогдашний замминистра имущественных отношений Александр Браверман сделали ряд неосторожных заявлений, которые могли повлиять не только на цену предстоящей сделки, но и на ее заключение вообще. Тогда премьер Михаил Касьянов запретил своим подчиненным высказываться на тему ЛУКОЙЛа без специального согласования.
Чиновники и сами часто указывали на зависимость котировок акций от собственных высказываний. В 2000--2001 годах, когда шла бурная дискуссия на тему реформирования электроэнергетики между Анатолием Чубайсом и Андреем Илларионовым, каждый из них представлял графики такой зависимости, однако трактовал их в свою пользу. В частности, г-н Чубайс неоднократно говорил, что после решений правительства и заявлений чиновников, одобряющих реформу, котировки резко росли, а когда правительство медлило -- падали. Г-н Илларионов, напротив, утверждал, что рынки не одобряют реформу в предлагавшемся виде.
Алексей Кудрин вчера пояснил, что считает необходимым дать рекомендации всем представителям государственных структур в крупных акционерных обществах о принятии такого решения -- объявлять серьезные новости о корпорациях накануне, а не в ходе торговых сессий. Однако из вчерашних заявлений министров не вполне понятно, как они относятся к тем выступлениям чиновников, которые стимулируют рост рынка.
«Хитом» последних лет стали заявления о грядущей либерализации рынков акций «Газпрома». Впервые инвесторов обнадежил Владимир Путин, создав в апреле 2001 года специальную комиссию для разработки механизма либерализации. С тех пор чиновники с завидной регулярностью предсказывали, что правительство примет это решение «в ближайшее время». Инвесторы верили -- котировки шли вверх. Год назад не кто иной, как Герман Греф заявил в Санкт-Петербурге после окончания второго американо-российского энергетического бизнес-саммита: «Двойной рынок акций «Газпрома» надо ликвидировать как можно скорее. В 2004 году это реально сделать». После этого заявления стоимость ADS «Газпрома» в тот день существенно выросла -- на 4,7%, до 19,25 евро. На следующий день он повторил свое высказывание, добавив, что либерализация рынка акций будет проведена в 2004 году. Однако еще через день, после того как правительство отложило вопрос о реформе «Газпрома», г-н Греф перестал отвечать на уточняющие вопросы: он заявил, что его обвинили в игре на повышение котировок бумаг «Газпрома», а потому он воздержится от комментариев. А вскоре механизм и вовсе дал сбой -- рынок перестал верить чиновникам. И поверил лишь неделю назад, когда Михаил Фрадков и Алексей Миллер объявили о плане получения государством контрольного пакета акций «Газпрома» в обмен на «Роснефть» и последующем объединении внутреннего и внешнего рынков акций концерна. Бумаги «Газпрома» немедленно выросли на 15%.
Пальма первенства в деле подобного «манипулирования» рынком, как и положено, принадлежит президенту. Заявление Владимира Путина о судьбе ЮКОСа незадолго до завершения торгов 17 июня нынешнего года, в одночасье подняло котировки акций компании на 35%. Президент, напомним, сказал: «Власти Российской Федерации, правительство России, экономические власти России не заинтересованы в банкротстве такой компании, как ЮКОС». А его следующие слова о том, что «процесс в судебных инстанциях -- это отдельная песня», рынок не расслышал. В то же время после некоторых заявлений прокуратуры и других правоохранительных органов капитализация ЮКОСа падала на 20%.
В целом ряде крупных сырьевых компаний -- в том числе в ЮКОСе -- от комментариев предложений гг. Кудрина и Грефа отказались. А представитель одной из крупнейших нефтяных компаний заявил, что «уже давно существует порядок раскрытия информации в информационных агентствах Интерфакс и АК&М, и сообщения о существенных фактах на лентах этих агентств выходят в строго определенное время», поэтому «непонятно, какое еще ограничение можно наложить на информацию о частных компаниях». Кроме того, напомнил он, компании, акции которых торгуются на Лондонской или Нью-Йоркской биржах, обязаны информацию о фактах, влияющих на стоимость акций (существует перечень таких фактов), сначала опубликовать на бирже, а потом в СМИ.
В корпорациях, чья судьба и капитализация больше других зависит от чиновников, к предложению г-на Кудрина отнеслись по-разному. Пресс-секретарь «Газпрома» Сергей Куприянов заявил «Времени новостей», что концерн в последние месяцы уже начал использовать практику публикации сообщений, влияющих на котировки ценных бумаг, после закрытия российских бирж. «Исключительно из соображения того, чтобы исключить психологический фактор», -- говорит он. В РАО «ЕЭС России» считают, что бороться нужно с инсайдерской информацией, которая наносит самый значительный ущерб капитализации компании. Причем исключительно принятием закона об инсайде. «Мы открытая компания, -- говорит начальник департамента РАО по работе со СМИ Марита Нагога, -- у нас большой совет директоров, и доступ к материалам заседаний совета имеет большое число людей. Эти материалы широко обсуждаются, причем еще до того, как состоялось заседание. А на основе этих обсуждений делаются заявления, иногда в частном порядке от лица неназванных источников, что оказывает влияние на капитализацию. Затем некоторые начинают гадать о директивах правительства: один чиновник говорит, что оно успеет ее выпустить, другой, что нет. Рынок акций лихорадит. Поэтому мы считаем, что бороться с утечкой информации нужно, но исключительно на законодательном уровне».
Оценивая вчерашние инициативы гг. Кудрина и Грефа, президент РТС Олег Сафонов заявил «Времени новостей»: «Объявление серьезных корпоративных новостей по окончании торговой сессии позволяет инвесторам принять взвешенное решение, однако, к сожалению, не исключает возможность использования инсайдерской информации». А директор по связям с общественностью ММВБ Алексей Герасюк охарактеризовал это предложение как достаточно интересное, но «требующее серьезного изучения возможностей его технической реализации». "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации