Все было по закону

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::25.07.2002

Все было по закону

Бывших хозяев футбольного клуба ЦСКА признали законопослушными бизнесменами

Александр Шварев

Фото: Анвар Галеев

Владельцы «самого большого бутика России» отмывали деньги на законных основаниях

Одно из самых громких уголовных дел, затрагивавших спортивный бизнес, как стало известно газете «Время новостей», прекратил Следственный комитет при МВД РФ. По первоначальной версии, теперь уже бывшее руководство Профессионального футбольного клуба (ПФК) ЦСКА занималось отмыванием десятков миллионов долларов, вырученных с вещевых рынков на территории спорткомплекса ЦСКА. По этому обвинению в свое время был даже арестован экс-председатель совета директоров ПФК (одновременно -- руководитель НИИ «Меховой промышленности») Андрей Трубицин. Однако недавно расследование в отношении бизнесмена было прекращено, а теперь закрыли и общее дело о якобы незаконной деятельности ПФК ЦСКА.

Сотрудники Следственного управления (СУ) МВД РФ по Центральному федеральному округу, которые начинали расследование, в свое время называли его беспрецедентным -- не столько из-за фигурирующих в нем структур и персон, сколько из-за того, что сыщикам удалось выявить принципиально новые механизмы увода денег из России. По версии следствия, ряд фирм, в том числе ЗАО «Федеральный вексельный дом» и ООО «Трастовая компания АиС» (ей руководил как раз Андрей Трубицин) создали некую Центральную страховую компанию (ЦСК). Возглавил ее профессиональный страховщик Виктор Кулиш. Как установили милиционеры, по инициативе руководства ПФК каждый продавец, работающий на рынках в спорткомплексе (официально они принадлежали трем структурам -- ЗАО «Барк», ООО «Экспомедия» и ЗАО «Русь»), был обязан застраховать свое рабочем место в ЦСК. Суммы таких страховых взносов, по мнению сыщиков, больше напоминавших поборы, составляли от пары сотен до нескольких тысяч долларов в месяц. Те же торговцы, кто не хотел страховаться, с рынков просто выживались.

В результате на счета ЦСК в двух столичных банках -- «Роскредите» и Рострабанке -- ежемесячно поступали миллионы долларов. Дальше, как посчитали в МВД, деньги шли на отмывку. Для этого в офшорах в Уругвае и на Кипре было создано несколько фирм, и ЦСК стала заключать с ними договоры так называемого облигаторного перестрахования, согласно которым ответственность перед клиентами (то есть торговцами) несла уже не ЦСК, а эти иностранные компании. Такая схема позволяла страховой компании официально перечислять деньги за рубеж -- коль кипрские и уругвайские фирмы поручались за страхуемых, то и деньги должны находиться у них.

В результате миллионы долларов шли от ЦСК транзитом через BONY и банк «Трасткомпани США» на счета офшорных фирм в Ханзабанк-Латвия. Дальше, по версии СУ, 40% уже отмытых денег возвращалось в Россию под видом покупки векселей и отправлялось на нужды футбольной команды. Остальная часть оседала на частных счетах.

К началу 2000 года вокруг акций ЦСКА начались скандалы, даже с вмешательством в дело представителей ФСБ РФ. В частности, один из контрразведчиков пытался уговорить во Франции акционера ПФК продать бумаги «нужным людям». Кончилась борьба тем, что г-н Трубицин и его менеджеры были вынуждены оставить руководящие кресла в футбольном клубе, и одновременно против них возбудили уголовное дело. Расследование шло тяжело, поскольку спецслужбы раньше не сталкивались с таким механизмом отмывки и увода денег, к тому же вскоре после возбуждения дела от болезни скоропостижно умер глава ЦСК Виктор Кулиш. Представители СУ допросили по делу теперь уже бывшего президента ЦСКА Шахруди Дадаханова и ряд крупных чиновников, направили запросы о предоставлении необходимых документов в Латвию, США и т.д. Однако недавно у СУ дело забрал Следственный комитет при МВД РФ, где, изучив материалы, вынуждены были признать, что на момент описываемых событий примененные руководством ПФК финансовые схемы не нарушали закон. Это подтвердили результаты независимой аудиторской проверки и эксперты департамента страхования Минфина РФ. В результате расследование прекратили с формулировкой «за отсутствием состава преступления».