Все в нем ложно

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Все в нем ложно День «народного единства» – праздник для обманутых

"Все последние 20 лет либеральные СМИ внушают нам, что в советское время мы якобы не знали подлинной истории России и что только теперь нам рассказывают «всю правду» о нашем прошлом. Подобные заявления – своего рода «дымовая завеса», под прикрытием которой создаются мифы, не имеющие ничего общего с действительностью. В последнее время появились мифы о невинном мученике Николае II, о белом герое Колчаке. В этом же ряду стоит и день так называемого «народного единства», каковым назначено 4 ноября (22 октября по старому стилю) 1612 года. На самом деле 22 октября (4 ноября по новому стилю) 1612 года было ДНЕМ ПОЗОРА. Это помнили правившие Россией цари из династии Романовых. Чтобы как-то затмить тот позор, этот день в 1649 году объявили праздником Казанской иконы Божией Матери, а спустя двести лет в Москве соорудили памятник народным героям – Минину и Пожарскому. Современные мифотворцы в пояснительной записке к проекту закона по поводу нового праздника написали неправду. Вот она: «4 ноября 1612 г. воины народного ополчения под предводительством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского штурмом взяли Китай-город, освободив Москву от польских интервентов и продемонстрировав образец героизма и сплоченности всего народа вне зависимости от происхождения, вероисповедания и положения в обществе». Что сказать об этом опусе? Все в нем ЛОЖНО от начала и до конца. Наша оценка не порочит упомянутых народных героев. Порочит их неправда. Попробуем разобраться, что же было на самом деле. В XVII век Россия вступила в состоянии глубокого раскола. Какое уж тут «народное единство», если век этот прозвали «бунташным» (от слова бунт), а его начало ознаменовала многолетняя Смута, которую современные историки считают гражданской войной. В ней участвовали не только крестьяне, горожане и казаки, но и дворяне, бояре, весь служилый люд. Заметную роль в ней сыграла мятежная армия И.И.Болотникова, 1-е народное ополчение П.П.Ляпунова и 2-е ополчение К.З.Минина и Д.М.Пожарского, отряды казаков. Отягощала положение в стране военная интервенция Речи Посполитой и Швеции. В Смуте погибли три русских царя: Федор Борисович Годунов (царствовал с 13 апреля по 1 июня 1605 года), Лжедмитрий I (царствовал с 20 июня 1605 года по 17 мая 1606 года), Василий Иванович Шуйский (царствовал с 20 мая 1606 года по 17 июля 1610 года). После Шуйского у власти находилась Семибоярщина – символ национального предательства. Она состояла из 7–8 бояр от 4 старейших княжеских родов вместе с Иваном Никитичем Романовым (дядей будущего царя Михаила) и двумя его родственниками. Семибоярщина выдала Шуйского польскому королю, которого тот использовал для надругательства над Россией в торжествах по случаю «покорения» Московского государства. Она позвала на русский престол польского королевича Владислава, впустила в Москву польское войско и полностью уступила власть интервентам. Упорное сопротивление интервентам оказывал простой служилый люд, рядовое дворянство, крестьяне, православное духовенство. Что же касается аристократии, то от многих представителей ее исходила готовность найти личную выгоду в сотрудничестве с интервентами. В их числе были и Романовы. В первую очередь это относится к родным братьям – Федору (Филарету) и Ивану Никитичам. Первый из них – отец, а второй – дядя будущего царя Михаила, основателя династии. Оба, как и все их ближайшие родственники, пострадали в царствование Бориса Годунова. Федор был пострижен и стал монахом далекого северного монастыря под именем Филарета. Его жена была пострижена под именем Марфы, а малолетний сын Михаил и дочь сосланы с теткой в монастырь на Белоозере. При самозванцах положение Романовых изменилось. Лжедмитрий I поставил простого монаха в митрополиты. Он оказал милости и его сыну, будущему царю Михаилу, которому преподнес подарки. В 1608 году второй самозванец («тушинский вор») произвел Филарета в московские патриархи, хотя в Москве в это время патриарший престол занимал Гермоген, законно поставленный Священным собором. У Филарета в Тушино собралась почти вся его многочисленная родня. Филарет служил самозванцу с усердием, он удостоверил его «царское происхождение» и благословил его войско на осаду Москвы, в которой царский престол занимал Василий Шуйский. Лжедмитрий II осаждал Москву почти два года. Наличие двух царей (Шуйского – в Москве, Лжедмитрия II – в Тушино) парализовало государственную власть и сделало Россию легкой добычей для иностранных интервентов. Тушинский «патриарх» Филарет знал первого самозванца, но его не смущало, что в Тушино он служит проходимцу и обманщику. Чтобы избавиться от царя Василия Шуйского, патриарх Филарет и тушинские бояре (их много тогда переметнулось к самозванцу ради корысти) после бегства второго самозванца в Калугу предложили Сигизмунду III возвести на царский престол его сына Владислава. Это была зловещая идея. Она провоцировала внутри страны свержение Василия Шуйского, а Речь Посполитую – на интервенцию. Когда в марте 1610 года поляки сожгли Тушино, Филарет с последним польским отрядом пытался перебраться под Смоленск, поближе к их королю. После разгрома этого отряда он вместе с семьей вернулся в Москву. Царь Василий не стал судить «воровского» патриарха и разрешил ему остаться в столице. Это была его роковая ошибка. Филарет сыграл важную роль в свержении Шуйского и выдвижении на трон своего сына Михаила. Гермоген, который прежде осудил Филарета, теперь поспешил объявить его пленником и жертвой Лжедмитрия II и признал его сан митрополита. В последующее время печать подхватила эту версию и создала легенду о Филарете – тушинском «пленнике», а пребывание в Кремле его сына и будущего царя Михаила, старицы Марфы и других родственников как плен у поляков. Но мы отклонились от главного. Что же произошло 4 ноября (22 октября старого стиля) 1612 года? Почему Государственная дума решила, что в этот день состоялось «народное единство»? В марте 1611 года (в связи с народным восстанием в Москве) Романовы, их родственники и другие приверженцы польского владычества в России бежали в Кремль под защиту оккупантов. Хотя им было голодно, так как ополчение П.Ляпунова, а затем К.Минина и Д.Пожарского нарушило снабжение оккупантов, зато было безопасно. Осенью следующего года в Кремле оккупанты стали поедать людей, лишние голодные рты были в тягость. 22 октября (4 ноября) 1612 года Семибоярщина и поляки начали переговоры с руководителями ополчения. Неизвестно, сколько бы они продолжались, если бы не казаки Трубецкого. Потеряв терпение, они пошли на штурм и взяли Китай-город. Поляки дрогнули и бежали в Кремль. Это ускорило ход переговоров. Члены Семибоярщины добились гарантии, что им будут сохранены их родовые наследственные земли. В послании к Пожарскому они умоляли, чтобы ратные люди проявили милость к их семьям. Они знали, что казаки и московский «черный» люд требовали сурово наказать изменников и членов их семей. Теперь казаки готовились исполнить свое намерение, узнав о предстоящем исходе боярынь из Кремля. Пожарский позаботился о том, чтобы принять боярские семьи с честью. Толпу женщин и детей он встретил у крепостных ворот и лично проводил их в ополченский лагерь. Остальных своих «пленников» поляки выпустили из Кремля 26 октября (7 ноября) 1612 года. С ними были старица Марфа, ее сын и будущий царь Михаил Романов, его дядя, член Cемибоярщины, Иван Никитич Романов и другие их родственники. Защищая Отечество, народ хотел видеть на престоле «законного» царя, каковым мог быть только «хороший» царь. По этой причине в годы Смуты поддерживались самозванцы, выдававшие себя за царевича Дмитрия, сына Ивана Грозного, погибшего в 1591 году, который, как гласила народная легенда, чудом спасся. Первый из самозванцев даже занял престол и венчался на царство. Борьба вокруг престола имела острый социально-политический характер. Это подтверждают все историки. Согласно их данным, в Смутное время не было и не могло быть «народного единства». Отсюда следует, что авторы закона о дне так называемого «народного единства» намеренно исказили историю нашей страны. Примечание читателя : 1 ноября в статье «Всё в нём ложно» профессор Николай Кирсанов в третий раз поднимает тему 4 ноября - Дня народного единства (прежние публикации – «Где же тут «народное единство?», «Отечественные записки», 2 ноября 2006 года и «Народного единства» не могло быть», «Советская Россия», 1 ноября 2007 года). Все три статьи актуальны. Но в одном и том же Николай Кирсанов третий раз не прав. Приводя даты исторических событий по старому стилю, историк прав. Не прав он в переводе дат из старого стиля в новый. Во всех трех статьях он переводит 8 июля 1579 года в 21 июля вместо 18 июля, 22 октября 1612 года в 4 ноября вместо 1 ноября, а 26 октября 1612 года переводит то в 7 ноября, то в 8 ноября вместо 5 ноября. Возможно, Николай Кирсанов взял дату 4 ноября из федерального закона «О днях воинской славы и памятных датах России». Но в законе даты переведены из старого стиля в новый стиль без соблюдения правил перевода дат, что неверно как с исторической, так и с математической точки зрения. После публикации второй статьи год назад я отправил в редакцию «Советской России» по электронной почте и обычной почтой разъяснение ошибки на 13 листах, но по неизвестной мне причине редакция решила в третий раз наступить на одни и те же грабли."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации