Все дела "ОПГ Юкос"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


За два года было арестовано, предано суду или объявлено в международный розыск около 30 сотрудников компании

1116228408-0.jpg Генпрокуратура, «выстрелила» грозными заявлениями по делу ЮКОСа, обвинив менеджеров компании в отмывании денег, «легализации денежных средств, исчисляемых миллиардами рублей». Руководителями и сотрудниками ЮКОСа в период с 2000 по 2003 год была похищена и вывезена за рубеж сумма порядка 6 млрд. долларов. Эти деньги якобы были получены от продажи нефти по заведомо заниженным ценам. Было рассказано практически обо всех уголовных делах, где так или иначе фигурирует компания ЮКОС.

СУД НАД 1990-ми

Самый громкий судебный процесс в новейшей истории России вышел на финишную прямую. Сегодня Мещанский суд Москвы планирует приступить к оглашению приговора бывшим владельцам “ЮКОСа” — Платону Лебедеву и Михаилу Ходорковскому. “Ведомости” решили напомнить читателям основные аргументы обвинения и защиты.

В том, что приговор будет обвинительный, мало кто сомневается. Тем более что 13 мая Генпрокуратура заявила, что готовится предъявить Ходорковскому и Лебедеву новое обвинение — в похищении $6 млрд выручки от продажи нефти и отмывании части этой суммы (эти преступления тянут на срок от 10 до 15 лет лишения свободы).

Еще в начале процесса в 2003 г. Ходорковский и Лебедев чувствовали себя вполне защищенными, а финансовый директор НК “ЮКОС” Брюс Мизамор заявлял, что юридически в компании “все чисто”, вспоминает Алексей Макаркин из Центра политтехнологий. Бывшие владельцы “ЮКОСа” привлекли к своей защите “блестящих адвокатов”, а те заручились массой заключений авторитетных экспертов в пользу обвиняемых, отмечает он.

Обвинение требует приговорить обоих к 10 годам в колонии общего режима и конфисковать имущество, арестованное по гражданскому иску налоговиков, — личные счета подсудимых и 60% акций “ЮКОСа”, принадлежащих Group Menatep. Генпрокуратура убеждена, что полностью доказала вину бывших миллиардеров по семи эпизодам. Основные из них — связанные с приватизацией, уплатой налогов во внутренних офшорах и пользование патентами индивидуальных предпринимателей — типичны для бизнеса 1990-х гг., а значит, аналогичные обвинения при желании могут быть предъявлены тысячам предпринимателей, констатируют эксперты.

Приватизация

По версии прокуроров, Ходорковский и Лебедев путем мошенничества похитили 20% акций комбината “Апатит” (производит 80% апатитового концентрата в России) и 44% — Научно-исследовательского института по удобрениям и инсектофунгицидам (НИУИФ).

В 1994 г. Фонд имущества Мурманской области выставил на открытый инвестконкурс 20% АООТ “Апатит”. Для победы нужно было предложить самую большую инвестпрограмму. Но представители самого щедрого претендента подписывать договор отказались, и в результате акции достались АОЗТ “Волна”, которое заплатило 401,1 млн неденоминированных рублей и обязалось инвестировать в “Апатит” 563,2 млрд неденоминированных рублей.

Признать какие-либо действия хищением можно, только если они совершены “с корыстной целью”, “противоправно”, “безвозмездно” и причинили ущерб собственнику. “Отсутствие хотя бы одного из указанных признаков не образует хищения”, — подчеркнул в ходе прений адвокат Лебедева Тимофей Гриднев. Раз победителей допустили до участия в конкурсах, а само его проведение было полностью законным, значит, “противоправность приобретения отсутствует”. А раз и “Волна”, и “УОЛЛТОН” (покупатель пакета НИУИФ) полностью уплатили суммы, определенные Госкомимуществом, то не было в их действиях “безвозмездности”.

Обвинение убеждено, что “Волна” и “УОЛЛТОН” причинили государству ущерб в особо крупных размерах, не выполнив условия инвестсоглашений. Но обязательство сделать инвестиции было записано в договорах “Волны” с “Апатитом” и “УОЛЛТОНа” с НИУИФ, а не с государством, возражает защита. Совершить мошенничество в отношении своей собственности, по мнению адвокатов, невозможно.

Векселя

Четыре трейдера “ЮКОСа” — их признал “взаимозависимыми” с нефтяной компанией Московский арбитражный суд — под руководством Ходорковского и Лебедева в 1999-2000 гг. уклонились, по мнению прокуроров, от уплаты более 17 млрд руб. налогов, специально зарегистрировавшись в зоне с льготным налогообложением — закрытом административно-территориальном образовании “Лесной” в Свердловской области и воспользовавшись там в 1998-1999 гг. налоговыми льготами. А затем, незаконно вернув из бюджета якобы переплаченные налоги, похитили еще около 1 млрд руб., гласит обвинение.

В феврале 1998 г., когда трейдеры заключали с администрацией “Лесного” налоговое соглашение, решения о предоставлении льгот принимали органы местного самоуправления, уточняет защита. И хотя уже через месяц после этого закон о федеральном бюджете обязал ЗАТО согласовывать дополнительные льготы с Минфином, соглашения, заключенные до 31 марта 1998 г., в дополнительных согласованиях не нуждались, убеждены адвокаты.

Четыре ООО платили налоги в местный бюджет не живыми деньгами, а векселями “ЮКОСа”. Прокуратура считает это способом ухода от налогов. Но следствие еще должно доказать “наличие умысла уклониться от уплаты налогов”, возражают адвокаты. К тому же до 29 декабря 1999 г. уплата налогов векселями была полностью законна, настаивают они.

В 1990-х гг. расплачивались с бюджетом неденежными способами “практически все” компании — живых денег в экономике не хватало, причем векселя были далеко не самым экзотическим способом платежа, соглашается с защитой партнер юридической компании “Джон Тайнер и партнеры” Валерий Тутыхин.

Конституционный суд не раз заявлял, что если, получив неденежный платеж, бюджет фактически не понес убытков, то и уклонения от уплаты налогов не было, говорит главный юрист агентства “Ирсан” Максим Яковлев. “Если бюджету нужно получить 10 руб. и я внес их векселем, нарушения могут быть только формальными, ведь, по сути, деньги заплачены”, — рассуждает он.

Патенты

Получив статус индивидуальных предпринимателей и ежегодно покупая патенты, которые разрешали переходить на упрощенную систему налогообложения, Ходорковский в 1998-1999 гг., а Лебедев на год дольше вместе с другими руководителями НК “ЮКОС” уклонялись от уплаты подоходного налога и социальных страховых взносов, считают прокуроры. Затем “под видом оплаты за оказанные услуги” обвиняемые стали получать деньги от офшорных компаний Status Services Limited и Hinchley Ltd. На самом деле никаких консультационных услуг ни Ходорковский, ни Лебедев не оказывали, а с острова Мэн получали зарплату за работу в группе МЕНАТЕП и “ЮКОСа”, считают авторы обвинения. Лебедев таким образом не заплатил бюджету 7,2 млн руб., а Ходорковский — 54,6 млн руб.

Оба бизнесмена подробно рассказывали в суде, какие именно консультации давали и как это происходило. В деле, по словам адвоката Константина Ривкина, говорится о том, что “у налоговых органов не было возможности проверить, действительно ли оказывались платные услуги”. “Бездействие или беспомощность ФНС может являться доказательством только их собственной некомпетентности, но никак не основанием для обвинений в адрес налогоплательщиков”, — отвечает прокурорам Ривкин, подчеркивая, что показания “об обстоятельствах оказания консультационных услуг ничем не опровергнуты”. К тому же Конституционный суд, напомнили адвокаты, в постановлении 27 мая 2003 г. разъяснил, что недопустимо наказывать налогоплательщика за “выбор наиболее выгодных для него форм предпринимательской деятельности”.

Анфиса Воронина

Оригинал материала

«Ведомости»