Все дороги ведут в ФАС

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Зам. руководителя ФАС Цыганов и начальник химического департамента Харитонашвили лоббируют интересы "ФосАгро" и "Апатита"

© "Трибуна", origindate::27.01.2006

Все дороги ведут в ФАС

На днях у здания Федеральной антимонопольной службы (ФАС) в Москве прошел часовой пикет работников предприятий – производителей минеральных удобрений - ОАО «Акрон», ОАО «Дорогобуж» - и компании ОАО «Пикалевский глинозем». Руководители профсоюзных организаций и рабочие этих предприятий посчитали своим долгом обратить внимание чиновников службы на ценовую политику монопольного поставщика апатитового и нефелинового концентратов ОАО «Апатит».

По словам пикетчиков, очередное ничем необоснованное 15-процентное повышение цены на апатитовое сырье уже стало причиной остановки «Дорогобужа». На очереди - «Акрон». Оба этих предприятия объединены в холдинг «Акрон» - один из крупнейших отечественных производителей минеральных удобрений, для которых апатитовый концентрат является ключевой составляющей.

В то же самое время цена на потребляемый «Пикалевским глиноземом» (входит в контролируемое УК «СевЗапПром» ОАО «СУАЛ» и производит глинозем, цемент, поташ и соду) нефелин была взвинчена «Апатитом» почти в два раза. В итоге, в прошлом году завод был вынужден прекратить производство, и его мощности простаивают до сих пор.

Примечательно, что в одном из последовавших после пикета интервью глава ФАС Игорь Артемьев не смог проигнорировать тему буквально бедствующих из-за сырьевой блокады и непомерно высоких цен «Апатита» предприятий. Комментарий тем более интересен, что «Апатит» контролирует 86% рынка апатитового концентрата, а «Пикалевский глинозем» был специально построен под сырье именно этого поставщика, однако де-юре ФАС не признает «Апатит» монополистом.

Ранее глава ФАС заявлял: «Если в той или иной отрасли одному человеку или группе лиц принадлежит более 50%, а то и все 70% промышленного производства, то налицо так называемое явление доминирования: человек, который контролирует такие товарные запасы и такое производство, может выставлять любые завышенные цены. В масштабах страны это провоцирует раскручивание инфляции. Ведь если меры, которые правительство принимает в социальной сфере, не подкрепляются жесткой антимонопольной политикой, это приводит к простому перераспределению денег в пользу монополий».

Игорь Артемьев не стал менять свою точку зрения по «монопольному» вопросу и в последнем интервью. «Когда компания доминирует на рынке и подымет цену, то у нас с вами не остается возможности купить по другой цене, - сказал он. - Это значит, что потребитель, если он не хочет покупать по более высокой цене, стоит перед выбором - либо заморозить стройку, омертвить уже вложенный капитал, платить ренту, и при этом ни строить, ни сдавать в аренду то имущество, которое у него есть. Рынок вынужден принимать цены, иначе он несет еще большие убытки».

Фактически, глава ФАС в точности обрисовал ситуацию «Акрона» и иже с ним. Покупатели апатитового и нефелинового концентратов настаивают на том, что контролирующий «Апатит» холдинг «ФосАгро», пользуясь доминирующим положением на рынке минеральных удобрений, ежегодно повышает цены на свою продукцию. И если в прошлые годы с монополистом удавалось договориться, то условия поставок, предложенные в этом году, делают производство минеральных удобрений нерентабельным. Как следствие – острый кризис всего отечественного сельского хозяйства.

Однако дальнейшие видение Артемьевым сложившейся с «Апатитом» ситуации наверняка вызвало недоумение у пикетчиков. Оказывается, ФАС представляет себе эту проблему исключительно как спор двух хозяйствующих субъектов. «С моей точки зрения, спор по цене контракта – это неизбежная и вполне закономерная составляющая любых отношений контрагентов между собой», - вторит своему начальнику заместитель руководителя ФАС Андрей Цыганов, которому, как и начальнику химического департамента ФАС Теймуразу Харитонашвили, предписывают активное лоббирование интересов «ФосАгро» в стенах антимонопольного ведомства.

Кстати, глава профильного департамента Харитонашвили, комментируя ценовую политику «Апатита», заявил, что потребители апатитового концентрата при нежелании сотрудничать с этим производителем на его условиях могут закупать сырье в… Марокко.

Но еще большее удивление вызвало утверждение руководителя ФАС о том, что цену для «ФосАгро» в случае с «Пикалевским глиноземом» антимонопольная служба подтвердила. «Для нас, две эти компании с точки зрения законодательства совершенно одинаковые монополисты, и воюют они друг с другом. Суть этой войны в том, чтобы получить наиболее выгодные условия. Мы не бюро цен, мы ничего не утверждаем. Мы лишь смотрим, нет ли монопольно высокой цены. В этом конкретном случае, когда еще договор не заключен, мы не можем сказать есть она или нет. «ФосАгро» направило нам заявку на повышение цен на 16%, мы исследовали эту заявку, мы знаем почему, как они повышают эту цену. У нас нет оснований для возбуждения дела по признакам монопольно высокой цены», - уверяет Артемьев.

Тем не менее, оставшиеся без работы пикетчики от «Пикалевского глинозема» утверждают, что речь не о 16-процентном повышении, а о двукратном (то есть 100-процентном). Хотя, возможно, Игорь Артемьев предпочитает не вдаваться в подробности существующего по его мнению спора, а на деле настоящей трагедии работников. «Тут оказалась ситуация такая, что две монополии выясняют между собой отношения, а на хвосте второй по ее продукции есть технологическая цепочка из 5-6 заводов, которые страдают из-за того, что эти два монополиста не могут договориться между собой», – считает глава ФАС. Так не входит ли в задачи высокопоставленного чиновника защита как раз страдающих, по его собственному признанию, предприятий?

Есть и еще один непонятный нюанс. По данным Росстата, за 11 месяцев 2005 года инфляция в отрасли добычи полезных ископаемых (за исключением топливно-энергетических) составила 5,4%. Какими причинами вызвано одобренное повышение цен нефелинового концентрата на 16%, или почему стоимость апатитового сырья выросла на 15%, не понятно. Вдвойне не ясно, почему эти повышения, которые, будут далеко не единственными и не факт, что отражают истинное положение вещей, сыскали поддержку ФАС.

«На протяжении последних лет вопрос обоснованности цены на апатитовый концентрат рассматривался нами неоднократно, - сказал как-то раз в открытом письме Андрей Цыганов. - За это время цена в долларовом выражении на данный товар не только не увеличивалась, но даже снижалась вслед за курсом доллара… В результате комплексного изучения порядка ценообразования на апатитовый концентрат и схем его реализации было установлено отсутствие нарушения антимонопольного законодательства со стороны ОАО «Апатит» при реализации своей продукции… Таким образом, в настоящее время ФАС России не выявила фактов злоупотребления «ФосАгро» своим доминирующим положением на соответствующих товарных рынках». Эти слова второго человека в антимонопольной службе, как нельзя лучше показывают, что ФАС не намерена признавать очевидное положение вещей на официальном уровне.

От этого и страдают и «Пикалевский глинозем», и «Дорогобуж», и «Акрон», и многие другие предприятия, зависящие от апатитового сырья. Однако все-таки не хотелось бы верить, что Федеральная антимонопольная служба попросту забыла про них. Тем более что еще в апреле прошлого года Андрей Цыганов заверил, что химический рынок находится под пристальным вниманием ФАС. «Мы готовы вмешаться в ситуацию всякий раз, когда монопольно производящий субъект, используя свое положение, формирует нерыночными способами ценовую политику», - отметил он.

Так может быть, антимонопольным чиновникам уже пора претворить свои слова в действия? Ведь тот же холдинг «Акрон» является значимым поставщиком минеральных удобрений в масштабах всего агропромышленного комплекса России. Кроме того, деятельность «Акрона» благотворно сказывалась на бюджетах его родных регионов – Новгородской (ОАО «Акрон») и Смоленской (ОАО «Дорогобуж) областей. Во всяком случае, так было до остановки Смоленского предприятия из-за ценовой политики «Апатита».

Александр Утевский, который в конце 90-х годов был руководителем Северо-Западного межрегионального территориального органа Федеральной службы России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению предприятий (ФСФО), не раз участвовал в рассмотрении дел в ОАО «Апатит» и знает лучше других, как складывается цена на его продукцию и к чему привели монопольные действия сырьевика с тех пор. Уже нет Уваровского завода по производству минеральных удобрений, прекратили производство минудобрений Среднеуральский медеплавильный завод, Волховский завод. Но есть документы, сохранившиеся с тех пор, когда руководство ФСФО предупреждало о последствиях увода прибыли за счет оффшоров и продажи концентрата через посреднические фирмы. Если бы вовремя прислушались, не было бы ни дела ЮКОСа, ни налоговых задолженностей того же «Апатита», ни новых серых налоговых схем. Раньше прибыль уводилась с предприятия по одним схемам, сегодня для этого придуманы новые, в том числе включающие искусственное увеличение себестоимости. Но те люди, которые работали в антимонопольном ведомстве и фактически покрывали эти мошеннические действия, остались там до сих пор. Это и заместитель руководителя ФАС Андрей Цыганов и начальник химического департамента Теймураз Харитонашвили, давно уже лоббирующие интересы «ФосАгро» и «Апатита». По ошибке или по другой причине антимонопольная служба согласовала повышение цены на апатитовый и нефелиновый концентраты на 2006 год. Но, к сожалению, пока глава ФАС Игорь Артемьев не хочет признавать, что таким образом его ведомство, в которое он пришел не так давно, дало свое согласие не только на кризис для предприятий, работающих на этом сырье, но и фактически на их полную остановку. Почему же никто не задумывается о последствиях, ведь это вызовет не только нехватку минеральных удобрений для отечественного сельхозпроизводителя, но и немалый всплеск цен на них. «Апатит» стоит в начале технологической цепочки, и если он повысил цену на сырье, конечная продукция возрастет еще больше и станет просто недоступной для потребителей. Это подрыв продовольственной безопасности страны и иначе как преступлением против собственного народа такие действия назвать трудно. Тем более странно, что они поддерживаются федеральными органами, стоящими на страже интересов страны и ее граждан. Об этом следует задуматься руководству ФАС, пока об этом не задумались другие вышестоящие органы.